RSS Feed

Уничижение

08.04.2015 by petr8512

…Уничижение есть, собственно, не что иное, как сравнение

своего личного достоинства с моральным совершенством.

Иммануил Кант

Уничижение – паче гордости, как и простота бывает хуже воровства.

В.И. Даль

Перед одним Создателем своим я уничижаюсь в прахе!

В.И. Даль

Лицемер и льстец не прощают тем, кому они льстят, — это

их уничижает, они страдают от этого.
Ф. Шасль

       Уничижение как качество личности –  склонность ронять, принижать себя, ронять своё достоинство, подвергать себя, свое самолюбие оскорблениям.

   Я самый плохой. Я всегда во всем виноват. Я никого не ценю. Я плохо отношусь. Я делаю все не так. Я слышу только себя. Да пошел я.

     Сам себе противен Я, потому что Я – Свинья!

   – Блин, я жирная! Фу! Как противно! – Милая, не стоит так сильно переживать: у тебя только задница жирная и шея немного, не наговаривай на себя. – Вообще-то я на себя куриный бульон пролила… Чё ты там сказал?!.. Кусок покойника!..

     Я жирная, и меня почти никто не любит! – Неправда, не говори так! – Как? – “Почти”.

     Уничижение, как это ни парадоксально, может стать следствием гордыни. Гордыня – коварное качество личности и порой приобретает замысловатые формы проявления.  Она может проявляться в высокомерии, надменности, тщеславии, кичливости, а может, наоборот, перевернуться и пойти по пути самоуничижения.

   Например, человек  говорит: Я – ничтожество, сама никчемность. Я – абсолютный ноль, десятая спица в колеснице. Мой номер шестнадцатый. Я –  «тварь дрожащая». Я – червь ничтожный. Я самый падший из людей. Уничижая, то есть, посрамляя, унижая и бесчестя  себя, человек падает на самое дно раболепия и, тем самым, оправдывает свою лень, бездействие и отсутствие решимости. Гордыня и в падении хочет быть самой низшей. Помогает ей в этом уничижение:

     К батюшке на исповедь приходит женщина, рассказывает ему об измене мужу и причитает: «Я самая падшая из всех женщин. Самая падшая!». Батюшка говорит: «Успокойся, дочь моя. Ты не самая падшая. Ты просто падшая».

   Другая форма проявления уничижения: Три паломника молятся. Первый: – Боже, кто я пред Тобой? Невесомая пылинка, недоступная глазу, гонимая ветром. Второй: – Боже, как я мал перед Твоим величием! Мельчайший, ничтожнейший атом, затерянный в безднах пространства. Третий: – Боже, до чего я крохотен перед Тобой! Маленький червяк… Первый второму: – Нет, ну ты видел этого, с манией величия?

     Обычно, люди, находящиеся под влиянием энергии страсти, не любят уничижаться. Совершив дурное дело, непотребный поступок, они включают свой мощнейший оправдательный механизм. На свете нет такой подлости, низости и гадости, которую бы человек в страсти не оправдал относительно себя. Все будут виноваты: карма, погода, наследственность, сглаз, козни и интриги врагов, невезение, но  только не он. Занимаясь самообманом, человек в страсти оправдает любоё своё гнусное действо.

      К уничижению склонны люди, находящиеся под влиянием энергии благости. Благостный человек делает то, что человеку в страсти кажется глупостью и нелепицей. Он говорит себе: – Я поступил не порядочно. Я не прав. Так делать нельзя. Это не красиво. Я плохой. И в продолжение монолога будет просить у Бога: – Господь, пожалуйста, скажи, что я не прав, чтобы я усвоил свою ошибку на всю жизнь, чтобы я глубже осознал, как можно заблуждаться на свой счёт.

     Человек в благости, совершив ошибку, цепко охватывает её разумом не с целью уничижения, самоедства, самокопания. Нет. У него другая цель: он хочет раз и навсегда осознать, что  у него есть какие-то недостатки, порочные наклонности, которые и привели к непотребным действиям, и теперь, уже здесь и сейчас он просит у Господа прощения, благословения и сил на преодоление в себе дурных желаний, намерений и наклонностей. Это серьёзная работа над собой. К чему она приводит? К дальнейшему духовному развитию, личностному росту. Милан Кундера в «Жизни не здесь» пишет: «Но если мы вдруг обнаруживаем собственное ничтожество, куда бежать от него? От унижения можно бежать только вверх».

     Юрий Климов уничижается:

Сам я себе противен.
Похоти через край.
Вот перед чем бессилен!
Где уж такому в Рай…
Видимо перестарался,
С грязью мешая любовь…
Господи, я ведь сознался…
Ну, улыбнись мне вновь!

   Вот ещё один пример уничижения.

   – Сам себе противен и это даже мягко сказано. Я ненавижу себя за свою слабость, за то что не нахожу в себе сил остановить себя. Моя нынешняя жена – это моя бывшая любовница, из-за которой я разрушил свой первый брак. Оглядываясь назад, понимаю, что с первой у меня любви не было, но была дочь, разрыв с которой был очень болезненным. Но сейчас не об этом. Женившись второй раз и женившись по любви (а это была именно любовь, я в этом точно уверен), я думал ну вот всё, конец прошлой блудливой жизни. И действительно пару лет я даже и не поворачивал голову в другую сторону. А потом понеслось всё,  как и раньше – ни одной юбки мимо. И ведь самое страшное, что любовь как то незаметно прошла, выжиг я ее из себя своими похождениями. Очень боюсь потерять свою семью и остановиться не могу. Иной раз думаю: – Хоть бы отсох он у меня, чтобы из башки вся эта дурь вышла. Так тогда жена мне изменять начнет.   

     Человек достигает смиренности, мудрости, пройдя через внешнее уничижение перед людьми. Это очень ответственный и в то же время тяжелый этап на пути духовного роста. Далеко не всем он по плечу. Воздействие оскорбления на человека зависит не от силы уничижения и не от того, насколько злобен обидчик, а от духовного настроя самого человека.

     Вячеслав Тулупов утверждает: «Если мы во время внешних уничижений теряем терпение, то проявляем свою духовную немощь. В этот момент из нашего сердца поднимается скрытая в его глубинах гордость. Если же мы искренно считаем себя самыми грешными и скверными рабами Божиими, то притеснения и оскорбления не могут расстроить нас. Наоборот, они приносят нам радость, так как благодаря им происходит очищение грехов и исправление наших недостатков».

     Авва  Дорофей говорил: «Каждый молящийся Богу: «Господи, дай мне смирение,» — должен знать, что он просит Бога, дабы Он послал ему кого-нибудь оскорбить его. Итак, если кто-либо оскорбляет его, то он и сам должен досадить себе и уничижить себя мысленно, чтобы в то время, когда другой смиряет его извне, он сам смирял себя внутренне». Глубокая мысль.

   Зная об этом, многие подвижники сами стремились к тому, чтобы закалить себя в горниле оскорблений, клеветы и притеснений. Так, московский митрополит Филипп, принадлежа к знатному роду бояр Колычевых, в тридцатилетнем возрасте оставил службу при царском дворе и тайно ушел в Соловецкий монастырь. Здесь будущий святитель, скрыв свое происхождение и звание, с усердием в простоте сердца исполнял все, что ему повелевали делать. Он рубил дрова, копал в огороде землю, перетаскивал камни и даже выносил помои. Много раз некоторые из монахов оскорбляли его и наносили ему побои, но инок Филипп никогда не гневался и с радостью переносил все притеснения. Когда игумен дал ему послушание на кухне, он смиренно работал на братию, разжигая огонь и рубя дрова.

   «Кто истинно смиренномудр, — пишет преподобный Исаак Сирин, — тот, будучи обижен, не возмущается и не говорит ничего в свою защиту, но принимает клеветы, как истину, и не старается уверять людей, что он оклеветан, но просит прощения. Ты думаешь о себе, что есть в тебе смирение. Но другие сами себя обвиняли, а ты, и другими обвиняемый, не переносишь сего и считаешь себя смиренномудрым. Если хочешь узнать, смиренномудр ли ты, то испытай себя в сказанном: не приходишь ли в смятение, когда тебя обижают?»