RSS Feed

Упрашивание

06.04.2016 by petr8512

Мужчины во всяком деле хотят, чтобы их убедили,

женщины довольствуются тем, чтобы их упросили.

Пьер Эдмон Бошен

             Лучше полчаса помолчать, чем всю ночь упрашивать.

Николай Фоменко          

— Вообще-то, ты должна была меня догонять и упрашивать!

— А ты должен был идти дальше. Мы оба облажались, давай начнем сначала.

«Доктор Хаус»   

       Упрашивание  как качество личности – склонность решать свои проблемы усиленными просьбами, склонять других к согласию всяческими просительными способами.

     Карл Павлович Брюллов писал портреты весьма неохотно. Особенно же он не любил писать дамские портреты. Никогда нельзя было угадать, как будет принята работа. — Написать их так, как они есть, — они недовольны… Недостаточно, говорят, красивы. Прикрашивать же их — терпеть не могу, — говорил Брюллов. Жена известного миллионера, баронесса X., упросила, однако, Брюллова написать ее портрет. Когда портрет, прекрасно и очень похоже написанный, был готов, баронесса X. начала капризничать и придираться к художнику. — Уж я, право, не знаю, — сказала она, рассматривая портрет, — но мне что-то не нравится… Краски вы, что ли, нехорошие покупаете? — Уж если речь зашла о красках, — рассердился Брюллов, — то портрет должен быть очень похож, потому что я их покупаю в том же магазине, в котором вы покупаете румяна.

       Упрашивание – дочь манипуляции. — Господин Киссинджер! Что такое «челночная дипломатия»? — О! Это универсальный метод упрашивания! Поясню на примере. Вы хотите методом упрашивания выдать дочь Рокфеллера замуж за простого парня из русской деревни. — Это невозможно! Каким образом? — Очень просто. Я еду в русскую деревню, нахожу там простого парня и спрашиваю: — Хочешь жениться на американке? Он: – У нас и своих девчонок полно. Я (упрашивая): – Да. Но она дочь миллиардера. Он: – О! Это меняет дело. Тогда я еду в Швейцарию на заседание правления банка. Спрашиваю: – Вы хотите иметь президентом ядреного сибирского мужика? — Фу, — говорят в банке. — А если он при этом будет зятем Рокфеллера? — О! Это меняет дело! Еду к Рокфеллеру. Спрашиваю: – Хотите иметь зятем русского мужика? Он: – У нас в семье все финансисты! Я: – А он как раз президент Швейцарского банка! Он: – О! Это меняет дело! Сюзи! Пойди сюда. Мистер Киссинджер нашел тебе жениха. Это президент Швейцарского банка! Сюзи: – Эти финансисты все импотенты и дохляки! Я (упрашивая): – Да! Но этот — ядреный сибирский мужик. Она: — О–о–о! А-а –а.  Это меняет дело!

       Между просить и упрашивать – гигантская пропасть.

       Больше всего от упрашивания страдает Бог. Многие воспринимают Его, как заведующего  безразмерным складом всяческих материальных благ, как завхоза, поэтому ежедневно, докучливо и надоедливо пристают с просьбами к Богу, неотступно упрашивают Его сделать для них что-то или дать им каких-то благ, а то и просто денег.

      Чужая докука – злая мука. Один человек мечтал выиграть в лотерею. Каждый день он приходил в храм, вставал на колени и упрашивал Бога: — Господи, помоги мне выиграть в лотерею! Прошел месяц, второй…  Однажды человек, как обычно, пришел в храм, встал на колени и стал привычно упрашивать Бога: — Господи, ну дай же мне выиграть в лотерею! Ведь другие выигрывают. Что тебе стоит?! Вдруг над его головой раздался голос Всевышнего: – Зачем меня упрашивать? Ты думаешь, я не хочу помочь? Очень хочу, но купи ж ты, наконец, лотерейный билет.

        Бога упрашивать бесполезно, Ему нужно бескорыстно и безусловно служить. И делается это просто – через служение Его детям – другим людям. Иногда человек заявляет: – Я слуга Бога!  При этом окружающих он воспринимает, как осенних, надоедливых мух, которые мешают ему служить Богу.  Это в чистом виде гордыня. Бескорыстно служа людям, служишь Богу. Милость Бога приходит  к человеку не от упрашивания, а от  числа сделанных им  добрых дел,  совершённых благородных, благочестивых поступков.

      Грузин молится. Упрашивает Бога, чтобы он ему послал шикарную машину, много денег, молодую красивую любовницу. А рядом оборванный бомж – алкоголик с похмелья усиленно упрашивает Всевышнего, чтобы Он послал ему бутылку водки. — Слушай, — не выдержал грузин, — не отвлекай Бога  по пустякам, — на тебе на две и убирайся прочь.

        В умении упрашивать особенно поднаторели женщины. В этом нет ничего зазорного. Благоразумная женщина не будет спорить с мужем. Она вроде как откажется от своего желания, согласится идти по пути, предложенным мужем, но заранее выроет  на нём «яму». В итоге муж пойдёт туда, куда она хотела, при этом будет думать, что  он сам до этого додумался.

      Женская разумность – это искусство так отказаться от своего желания в пользу желания мужчины, чтобы исполнилось свое желание. Женщина, пытающаяся прямолинейным наскоком, конфликтом, истериками, капризами или упрямством добиться исполнения своего намерения, не разумна и, как правило, терпит жизненное банкротство. «Переть буром», «быковать», «лезть на рожон» — значит, действовать вопреки природе женщины. Разумная женщина элегантно и непринужденно упросит и уговорит «мертвого», ведя себя послушно, скромно и соглашаясь со всем, что от нее требуется.

    Иными словами, для упрашивания нужен изворотливый ум, а это, как раз, самая сильная сторона женщины. Женщина опирается на чувственную деятельность ума, поэтому она значительно хитрее мужчины, это ее несомненное жизненно важное преимущество, умелое использование которого позволяет ей мудро, не прямолинейно контактировать с мужчиной, искусно упрашивать его и посредством этого реализовать свои желания и достигать семейного счастья. Лобовая атака вместо упрашивания – не метод для хитрой женщины, прямолинейность, негибкость, прямохребетность – антиподы хитрости. Женская хитрость – это так отказаться от своего желания в пользу желания мужчины, чтобы исполнилось ее желание.

        Как нужно упрашивать мужа. Интеллигентная семья. Жена играет на скрипке. Муж: – Ну, ладно, прекрати! Куплю я тебе новое платье.

         Люди любят, чтобы их упрашивали. Это тешит ложное эго,  ласкает гордыню и тщеславие, повышает самооценку и представления о собственной значимости и важности. Например, жеманница любит ломаться, заставлять себя упрашивать.

         Зачастую в основе желания, чтобы тебя упрашивали, лежит простое лицемерие и коварство.

        Ричард III, добиваясь королевского престола, шел на хитрость,  обман и подкупы, не тормозил даже перед самыми страшными злодеяниями. При этом так искусно маскировался, что ни у кого не возникало мысли об его авторстве страшных преступлений. Ричард ухитрился внушить всем, что он равнодушен к королевскому трону. Пришлось горожанам, подкупленным самим же Ричардом, упрашивать его  принять корону. Ричард выходит к ним с отстраненным лицом весь в мыслях о Боге и смиренно говорит: Мой утлый челн не для морей могучих, и лучше отказаться от величья, чем задохнуться в дыме пышной славы!» И эти лицемерные слова произносит тот, кто в стремлении к власти собственными руками убил родного брата, нанял убийц для другого, умертвил двух невинных малюток – племянников, зверски лишил жизни многих друзей и, по его же собственным словам, «сидел в крови по горло».

     Больше всего упрашивание не идёт начальству, власти. Если начальник пытается упрашивать, то это очень скверный, ненадежный начальник. Хороший руководитель не должен никого упрашивать. Послушаем рассуждения Владимира Тарасова: «Это как тяжело больной в доме. Любое его желание выполняется, лишь бы не ошибиться, лишь бы правильно понять желание! Вот что движет всеми. О неисполнении желания безнравственно и думать! Неопытный руководитель сначала много думает над тем, какой приказ отдать. А уж после того, как отдаст, развивает кипучую деятельность, чтобы обеспечить его выполнение. Опытный — сперва создаст условия для выполнения всякого своего приказа. А уж потом и не отдаст его вовсе, а лишь выскажет пожелание. И не заботится о его выполнении. Ни его это дело, а других людей. Ему не о чем беспокоиться. Идеальный руководитель — вообще бездействующий. Зачем отдавать приказы, если люди и сами должны догадываться, что им делать. Зачем спрашивать, сделано ли, если не было землетрясения или новой мировой войны, которая возможно, и могла бы помешать выполнению?! Потому что он непредсказуем. Трудно сказать, что произойдет, если нарушить его слово. Но что-нибудь совершенно ужасное. И мысль о невыполнении не додумать до конца, потому что стынет кровь от ужаса на середине мысли. Он как мрак. Ничего в его планах разглядеть невозможно. Он как гром. Никогда не угадать, куда ударит и кого поразит. Он как огонь. Невозможно приблизиться. Тепло рядом, но невыносимо горячо, если пытаться стать еще ближе. Он бездействующий. Как бездействует плывущий под стремительным парусом по сравнению с гребущим веслами. Его любят и его боятся. Эти два самые сильные чувства идут за ним рука об руку».