RSS Feed

Узколобость

02.11.2013 by petr8512

Узость кругозора чаще всего наблюдается у подсматривающих в замочную скважину.

Яна Джангирова

Широта его кругозора измерялась в градусах, а глубина в литрах.

Валерий Афонченко

Разновидность кругозора: от печки до лавочки.

Леонид С. Сухоруков

    Узколобость как качество личности –  склонность проявлять узость взглядов и кругозора; неспособность подключать разум для анализа нового знания.  

    Жил-был Широкий Кругозор. Но мама постоянно говорила ему: — Хватит витать в облаках. А в школе требовали учить всё отсюда и досюда. И только так, как написано. И Кругозор все сужался и сужался, пока не стал точкой. Точкой Зрения.

     Узколобость – это свернутое, ограниченное сознание. Узколобость – это когда знание не доходит до разума. Её и так мало что интересует, а тут еще на беду разум атрофирован. Если не заниматься «мускулами» разума, они становятся дряблыми. Узколобость может считать, что много знает, но при бездействующем разуме любая входящая информация становится достоянием поверхностного ума  и не превращается в частицу жизненного опыта.

     Разум остается безработным по ряду причин. Самая главная из них – закостенелый эгоизм. При таком печальном диагнозе человек не может слушать других, ему доставляют реальную боль чужие точки зрения и взгляды. Разбухшее эго поразило чувства, ум и разум. Именно оно блокирует проникновение входящей информации в разум. Подобно грозному цензору, оно «перехватывает письма», поступающие от внешнего мира, и разум оказывается в положении затворника.  Эго пропускает на поверхность ума только ту информацию, которая выгодна ему.

      Например,   чувства узколобости говорят: «Давай подкатим к той клеевой телке. Оттянемся по полной программе». Ум работает в режиме, будет ему от этого приятно или нет, получит он удовольствие или нет. Здесь ситуация обещает приятный вечер и не менее приятную ночь. Поэтому ум голосует обеими руками «За». Если бы эго не заблокировало разум, который работает в режиме «правильно – не правильно», «полезно или вредно», опасно или не опасно», он бы сказал: «На этой девке клейма негде ставить. От неё можно получить такой «букет», что потом все венерологи будут долго чесать затылки и думать, как вылечить кандидозный уретрит в купе с сифилисом и лобковыми вшами.  Потом отчаются и пошлют тебя к хирургу, а тот скажет: «Надо резать». Ты в панике побежишь к терапевту. Он тебя слегка приободрит: «Хирургу лишь бы резать. Не нужно ничего резать. Встаньте на табурет, а теперь спрыгните. Видите? Он и сам отвалился».   

      Узколобость – это, прежде всего,  безинтересность к явлениям окружающего мира. Она может зациклиться на какой-то сфере деятельности и вполне удовлетвориться этой участью. Причем и в этой сфере узколобость опять будет проявлять ограниченность, недалекость, однобокость и глупость.  Например, занявшись рэкетом, она вскоре начнет беспредельничать и, в конечном итоге, навлечет на себя физические замечания от своего «руководства».  Узколобость не спрячешь под красным пиджаком и не выдашь за огрехи молодости.   От нее исходят флюиды гордыни, невежества и деградации.

     Узколобость – противница всяких культурных ограничений и наоборот сторонница вседозволенности и распущенности. У российского императора Петр III отношения  с женой не сложились с самого начала: она была интеллектуально более развита, а он, наоборот, инфантилен. Его ум по-прежнему занимали детские игры, воинские экзерциции, и он совсем не интересовался женщинами. Считается, что до начала 1750-х гг. между мужем и женой не было супружеских отношений, но затем Петру была сделана некая операция, после которой в 1754 Екатерина родила ему сына Павла (будущий император Павел I). Однако Петр все больше отдалялся от жены; его фавориткой стала Е. Р. Воронцова (сестра Е. Р. Дашковой). В это же время ему было разрешено выписать полк голштинских солдат, и все свободное время он проводил, занимаясь с ними военными упражнениями и маневрами.

   Узколобый Петр, будучи мужем такой неординарной женщины, продолжал играть в солдатики. Он и жену обучал военным премудростям. Она понарошку стояла на карауле и плакала: совсем не такой представлялась ей новая жизнь. Однажды Петр устроил показательную казнь. По решению своего игрушечного военно-полевого суда, он повесил … крысу! Она неосторожно съела его самодельного солдатика. А потом безумно хохотал, глядя, как трусиха Фике визжит от страха и отвращения.

       Игра в солдатики превратилась в реальности в узколобую политику, когда заложником узколобости стала  русская армия.  Он одел ее в короткие, на немецкий манер, мундирчики: в них было очень холодно зимой. Потом стал расставлять солдатиков: одних послал в далекую Голштинию, а с проигравшим войну Фридрихом подписал невыгодный для России мирный договор. Бюст Фридриха Великого, своего кумира, он время от времени благоговейно целовал. Немецкие привычки, вздорный характер, незрелый ум настроили против Петра все общество.

      Александр Бушков в романе «Екатерина II. Алмазная золушка» пишет: «Отношения меж Петром и Екатериной разладились окончательно. Петр ни капельки не верил, что наследник Павел – его сын (с какого такого перепугу, если они с женой давным-давно не занимались тем, отчего и берутся дети?!) и супругу откровенно ненавидел – вплоть до того, что на званом обеде во всеуслышание обложил ее «дурой». А потом отдал приказ об аресте Екатерины – и его с превеликим трудом отговорили придворные. Принято считать, что оба эти поступка – результат злоупотребления спиртным, но, скорее всего, взаимная ненависть уже достигла такого градуса, что прорывалась и на трезвую голову… В один прекрасный день Петербург был буквально ошарашен известием о том, что Елизавета Воронцова получила от государя орден св. Екатерины – которым по статусу награждались только особы российского императорского дома и иностранные принцессы. «Просто» дворянки, даже титулованные, на него не имели права. И коли уж Петр, сторонник порядка и законности, так себя ведет, это событие, как говорят в наши дни, знаковое… Петр уже пробалтывался пару раз, что намерен упрятать Екатерину в какой-нибудь надежный монастырь, а «сына» лишить прав на престол. Екатерина висела на волоске! Петр преспокойно уехал в Ораниенбаум давать бал… И тут-то грянуло…»

     Узколобость – близкая подруга ограниченности и косности. Поэт Алексей Вронский написал по этому поводу притчу «Узколобый, Ограниченный, и Косный…»

Случилось так, что майским утром росным,
Вдруг повстречались Ограниченный и Косный.

Всё без последствий обойтись могло бы,
Да к ним примкнул случайно Узколобый.

А если где три мужика сошлись,
Беседа начинается “за жизнь”.

Узколобый:
Как узок этот Мир, судите сами:
О Запад и Восток  я трусь плечами.
На Дальний Север целил шаг широкий,
А Дальний оказался – недалёкий…

Ограниченный:
Где ты увидел Мир, Восток и Запад?
Здесь лишь сортир, и неприятный запах.
Не спорь со мной, ты – Узколобый, детка,
Поверь, я ошибаюсь очень редко.

Косный:
Ну, пацаны, какой базар – о личном,
Давайте о знакомом, о привычном.
До дому лучше повернул бы, я бы,
Там раскладушка, телевизор, бабы…
. . .
Они разнились ростом, цветом кожи,
Но были удивительно похожи.

И Ограниченный сказал: Мы в этот Мир
Поставим обязательно сортир…

На Север дверью, – молвил Узколобый, –
Найти его нам это помогло бы…

В сортир ещё бы бабу с раскладушкой,-
Промямлил Косный почесав за ушком…
. . .
А я, случайно это наблюдая,
Невольно думал: Вот, беда какая!

Ведь трое, что собрались нынче тут,
В ОДНОЙ и ТОЙ ЖЕ ГОЛОВЕ живут.

И этой Голове гораздо проще,
Чем той, в которой Разум – Мысль полощет.

Ведь Узколобым – ближе горизонт,
Для Косных слово “Верность” – просто понт,
А Ограниченные –  те в научной области
Уверены в недюжинной способности.

Ученье свет, а неучёных – тьма…
Как говорится
ГОРЕ
ОТ
УМА…