RSS Feed

Важничанье

03.10.2014 by petr8512

Мораль — это важничанье человека перед природой.

Фридрих Вильгельм Ницше

Слишком много людей тратят деньги, которых они не заработали, на вещи, которые

им не нужны, только для того, чтобы впечатлить людей, которых они терпеть не могут.

Роджерс Уилл

Мы все, как муха на возу: важничаем и в своей невинности

считаем себя виновниками великих происшествий.

Николай Михайлович Карамзин

      Важничанье как качество личности –  склонность напускать на себя важность, принимать внушительный вид, придавать себе значение не по заслугам, пыжиться, держаться высокомерно, чванливо и напыщенно.

    Заяц важно идёт по лесу с толстой папкой в лапах. На носу взгромоздились очки. Читает на ходу. Вид неприступен. На козе не подъедешь. На Вы и шепотом. Идет лисица и спрашивает: – Что пишешь, Заяц? – Диссертацию о том, как зайцы гоняют лисиц. – Где ты видел такое? – Пойдем со мной – покажу. Идет волк… – Что пишешь, Заяц? – Диссертацию о том, как зайцы гоняют волков. – Где ты видел такое? – Пойдем со мной – покажу. У входа в пещеру лежит огромный лев и около него кучи костей лисиц, волков, медведей… Мораль: Можно сколько угодно важничать,  если у тебя важный научный руководитель.

     Корень важничанья в гордыне. Важничанье само по себе  происходит из многочисленного семейства гордыни. Поэтому неудивительно встретить его в обществе зазнайства, высокомерия, кичливости, чванливости, хвастовства и напыщенности. В межличностном общении оно придаёт себе значение не по заслугам.  Человек, зараженный важничаньем, важничает со всеми, на многих глядит свысока, проявляет надменность и холодность.

      Важничанье – признак низкого интеллекта. Как правило, важничают выскочки, нувориши, словом, те, кто неожиданно обогатился, занял тёплое кресло благодаря родственным связям. Важничают детки преуспевающих родителей, столичные жители. Словом, существует великое множество поводов для проявления гордыни в форме важничанья. Ф.М. Достоевский в «Подростке» пишет: «Я в эти две недели ужасно важничал перед товарищами, хвастался моим синим сюртуком и папенькой моим Андреем Петровичем, и вопросы их: почему же я Долгорукий, а не Версилов, — совершенно не смущали меня именно потому, что я сам не знал почему».

     Важничанье обожает подавать себя в общении как значительную персону. Вспомним Кису Воробьянинова – героя  «Двенадцать стульев» И. Ильфа и Е. Петрова: «— Вот что, дорогой патрон. Мне сдается, что вы меня понимаете. Вам придется побыть часок гигантом мысли и особой, приближенной к императору. — Зачем? — Затем, что нам нужен оборотный капитал. Завтра моя свадьба. Я не нищий. Я хочу пировать в этот знаменательный день. — Что же я должен делать? — простонал Ипполит Матвеевич. — Вы должны молчать. Иногда для важности надувайте щеки. — Но ведь это же… обман. — Кто это говорит? Это говорит граф Толстой? Или Дарвин? Нет. Я слышу это из уст человека, который еще вчера только собирался забраться ночью в квартиру Грицацуевой и украсть у бедной вдовы мебель. Не задумывайтесь. Молчите. И не забывайте надувать щеки».

    Важничанье пассивно и нерасторопно. Мамин–Сибиряк в «Приваловских миллионах» пишет: « Небось не закиснет в девках, как эти принцессы, которые умеют только важничать». О какой расторопности можно говорить, если человек, важничая, аристократствует, проявляет спесивость, куражится и пыжится, как ёршик? Важничанье пропитано красованием, позёрством и рисовкой.

      Чем ниже человек душой, тем выше задирает нос. Это высказывание всецело справедливо в отношении важничанья, которое малейшее своё преимущество использует для того, чтобы пустить пыль в глаза, посоревноваться в крутизне с людьми, также озабоченными собственной важностью и значительностью. Салтыков-Щедрин в контексте важничанья пишет: «Молодые бюрократы корчатся, хмурят брови, надсаживают свои груди, принимают юпитеровские позы». Корчить из себя неизвестно что – визитная карточка важничанья. Зачастую представляя из себя чмо (человек, мешающий обществу), важничанье напропалую тщеславится, щеголяет и франтит, напоминая павлина или индюка. Возомнив о себе, оно проявляет пренебрежение к окружающим. В.Кнырь пишет: «Слишком важничать негоже тем, кто сделан из того же».     

   Важничанье – «подарок» человеку от обезьян.

    Исследователи из University of New South Wales, опросив несколько сотен руководителей и сотрудников, пришли к выводу, что в любой рабочей среде начальники – как доминантные особи – метят территорию, стремятся утвердить свой авторитет и продемонстрировать власть. Подобно тому, как обезьяны выставляют напоказ ярко окрашенные части своего тела, а павлины – оперение, мужчины-руководители имеют склонность сочетать темный костюм (указывающий на авторитет) с розовой рубашкой или цветастым галстуком.

      В дикой природе цель этих маневров – привлечь партнера. В офисе, как считает возглавивший исследование профессор Джеффри Брейтуэйт, они призваны помочь человеку утвердиться на иерархической лестнице. В частности он пишет: “Если взглянуть на проблему с эволюционной точки зрения, то известно около 200 видов, представители которых могут расхаживать важной походкой и выпячивать грудь. Появлению у homo sapiens племенной организации и иерархии предшествовали два миллиона лет эволюции, и на биологическом, эволюционном уровне ситуация на самом деле не сильно отличается от таковой у других видов. Вероятно, это заложено в наших генах”. 

    В опубликованном в австралийском Journal of Health Organisation and Management исследовании сказано, что мужчины-начальники в большинстве отраслей (от рекламного бизнеса до строительной индустрии и здравоохранения) демонстрируют сходные модели поведения. Чтобы обозначить свой статус, они заводят себе самое большое в офисе кресло, громче остальных говорят и чаще перебивают. Чтобы сбить человека с толку, они пересыпают свою речь управленческими жаргонизмами и аббревиатурами. Большую часть дня они проводят на совещаниях, статусное оборудование, в том числе автомобили и мобильные телефоны, выставляется напоказ, а личное пространство (кабинет с панорамным видом на офис) ревностно охраняется. 

    “Мы обнаружили универсальное, свойственное животному миру стремление продемонстрировать властность, маскулинность, сексуальность и авторитетность. Похоже, это плотно засело в человеке, – сказал профессор Брейтуэйт. – Сходные элементы племенной культуры мы бы легко обнаружили у охотников-собирателей саванн Южной Африки”.

     Кэти Маркс пишет, что у многих видов, в частности – у шимпанзе, обезьян-капуцинов и японских макак, альфа-самцы самоутверждаются аналогично тому, как это делают мужчины-руководители. В исследовании таких людей сравнивают и с “токующими птицами”, которые во время брачного сезона собираются с целью защиты своей территории и принимают нарочитые позы для привлечения самок.

      Важничанье не только смешно и глупо, но и порой опасно.  Анекдот в тему. На высоком суку сидела ворона с важным, скучающим видом. Мимо пробегал заяц: – Чего это ты сидишь и ничего не делаешь? – А зачем мне что-то делать? Мне и так хорошо. Сижу себе, важничаю. Заяц: – А я то – дурак, целый день по лесу мотаюсь, как заведённый. Сяду и  буду важничать. Мимо пробегал волк. Смотрит –  заяц беззаботно разлёгся под деревом.   Схватил его и уволок. Мораль: Чтобы важничать, нужно высоко сидеть.