RSS Feed

Великость

28.04.2015 by petr8512

Малый человек и на горе мал; исполин велик и в яме.

Михаил Васильевич Ломоносов

Чтобы совершать великие дела, не нужно быть величайшим гением;

не нужно быть выше людей, нужно быть вместе с ними.

Шарль Луи Монтескье

Великие должны наклонять небо к людям, не снижая его уровня.

Станислав Ежи Лец

Великие умы ставят перед собой цели;

остальные люди следуют своим желаниям.

Уильям Гэзлит

     Великость как качество личности –  способность сделать максимальную, высшую жертву для Абсолютной Истины, для людей, совершить великий поступок, завершить великое дело, причём так, чтобы не пострадал ни один человек, чтобы все участвующие в великом деле были в нём по доброй воле, а не по принуждению.

     Профессор философии в парижском университете однажды провозгласил: — Я — величайший человек в мире! Студенты рассмеялись: он был бедным профессором. Но поскольку он сказал это, то должен был иметь что-то в виду. Поэтому его попросили: — Вы логик, докажите это, пожалуйста. Он принёс в класс карту мира и спросил студентов: — Какая страна является величайшей в мире? Можете ли вы сказать, можете ли вы показать её? Они все были французами, поэтому величайшей страной оказалась Франция. Потом он сказал: — Итак, весь остальной мир нас не интересует. Если я смогу доказать, что я величайший человек Франции, то этого будет достаточно. Они сказали: — Это кажется логичным. Но теперь они начали ощущать некоторое беспокойство. Он сказал: — А какой город является величайшим во Франции? Они все были парижанами, и, конечно, этим городом оказался Париж. Они ещё больше обеспокоились. А потом он спросил: — А какое место в Париже является наиболее великим и священным? Конечно, это был их университет. — А какой самый главный факультет в университете? Конечно, это был факультет философии. И он закончил: — А я являюсь деканом факультета философии.

      Людям свойственно мерить великость личности по тем великим прорывам и делам, которые она совершила в материальном мире.  Никто не будет оспаривать великость Леонардо да Винчи, Микеланджело, Бетховена, Моцарта, Пушкина, Эйнштейна.  Но их великость, при всей глубине воздействия на чувства и души людей, всё-таки не связана с глубиной их проникновения и приближения к миру духовному. Что ни говори, они были от плоти и крови людьми материального мира со своими слабостями и пороками.   

     Что нас отличает друг от друга? Степень приближённости к Богу. Степень развитости разума и души, уровень самосознания себя как искорки Бога, понимания того, что все мы Его дети. Истинная великость человека зависит от того, как глубоко и далеко он продвинулся на пути к Богу.

      Словом, великость человека измеряется не тем, насколько он опередил время, и не тем, что его не поняли современники, великость определяется шириной шага, посредством которой человек приблизился к Совершенству.

          Эйнштейн однажды написал Чарли Чаплину: — Ваш фильм «Золотая лихорадка» понятен во всём мире, и вы непременно станете великим человеком. На что Чаплин ответил: — Я вами восхищаюсь ещё больше. Вашу теорию относительности никто в мире не понимает, а вы всё-таки стали великим человеком.

      Дело, конечно, не в том, поняли тебя или нет. Один царь пришёл в Будде и спросил, как определить, насколько велик тот или иной человек. Будда сказал: – великий человек перед совершением великого шага, великого дела позаботится о том, чтобы ни один человек не пострадал, чтобы все участники великого действа пошли на него добровольно, без принуждения.

      Казалось бы, трудно сопоставить великие открытия, сделанные учёными в области материи с теми великими шагами, которые приводят к служению Абсолютной Истины. Например, что важнее для Бога, открытие электрона, периодической системы элементов Д.И. Менделеева, теории относительности или строительство храма,  помощь мудрецам, преданным служителям Бога?    Вроде построить храм легче, чем изобрести водородную бомбу, но с позиций Бога строительство храма более великий поступок, чем открытия материального мира.

     В материальном мире всё временно. Всё тленно, всё стареет, разрушается  и умирает. Духовный путь не знает потерь. Всё, что человек делает на духовном поприще, никуда не исчезает. Оно вечно. Человек всегда стартует с того духовного уровня, на котором находился в момент смерти. Для Бога важно, как развивается его вечная душа. Поэтому он отдаёт предпочтение в вопросе великости строительству храмов и заботе о мудрецах.

     Но и это не предел великости. Ещё более великий поступок человек совершает, когда с полным убеждением, с великой верой прибегает к помощи Бога, к учению Бога, когда свято следует Божественным наставлениям и заповедям.

    Когда человек, находясь в материальном мире, полностью от него отрешается и погружается в духовный мир – это ещё более великое действо.

    Высшая великость – это когда человек полностью уверен, что он никогда не вернется к тем глупостям, которые он ранее совершал. Если он добивается этого – значит, перед нами воистину великий человек.

  Насколько велик человек можно определить по тому, как он отдыхает. Отдых, по сути, является переменой рода деятельности. Отдохнуть можно от греха. От духовного мира отдохнуть невозможно, иначе сразу возвращаешься в греховный материальный мир. Высочайшая форма отдыха, когда человек отдыхает для других. Необычайно важно, когда великий человек может посвятить часть своего досуга для духовного развития других людей. Служение другим – это самая великая форма отдыха. Далеко не каждый человек способен так отдыхать. Только великие люди способны отдыхать и одновременно служить интересам духовности.

    Н.Г. Чернышевский писал: «Характер человека больше всего выказывается в том, какого рода отдых легче и приятнее для него». Отдыхая, человек ослабляет контроль своих чувств. Если он порочен, во время отдыха маска слетит с его лица. Поэтому папарацци стараются подловить звёзд именно во время отдыха, когда она раскрыты и естественны.

     Словом, великость проявляется в отдыхе. Великий человек и в отдыхе велик: попробуй отдыхать благородно и благочестиво.

     Истинно великая личность не горделива, свои заслуги она объясняет только чутким руководством Бога. Послушаем Моцарта: «Мысли толпятся в моей голове, входя в нее с величайшей легкостью. Как и откуда они берутся, я не знаю и никак не причастен к этому. Стоит только возникнуть теме, как появляется другая мелодия, и сама связывается с первой в соответствии с требованиями композиции. Композиция приходит ко мне не последовательно, не по частям, разработанным в деталях, какими они станут позднее, а во всей полноте, так что мое воображение позволяет мне услышать ее целиком». Моцарт говорит о непонятном ему феномене, какой-то неизвестной сферы сознания, которая целиком, во всей полноте и ясности внезапно озаряет сознание. Все становится понятным и даже возникает досада, как это мне раньше не пришло в голову. Моцарт свидетельствует, что он лишь проводник музыки Вселенной, что его телесная оболочка не причастна к музыке Верховного Сознания.  Композитор утверждает, что его роль и заслуга в этом действе состоит лишь в рутинной части творчества – детальной разработки композиции в соответствии с требованиями музыкальной грамоты. И такие визиты вдохновения начались с детства. Маленький Моцарт подбегал к отцу и кричал: «Папа! Меня душат ноты!».

    О необъяснимом феномене писал и Эйнштейн: «Открытие в науке совершается отнюдь не логическим путем, в логическую форму оно облекается лишь впос­ледствии, в ходе изложения. Открытие, даже самое маленькое — всегда озарение. Результат приходит извне и так неожиданно, как если бы кто-то подсказал его».

    Великость великодушна и благородна. Историки рассказывают, как Пётр Великий со своей свитой отправился на морскую прогулку. Вышли в открытое море – и оно вдруг словно заметило их: внезапно поднялась гигантская волна, начался шторм. Корабль кружило и носило по вздымающимся водам; ветер постоянно менялся, обрушивая на корабль сокрушающие массы волн. Свита царя молилась и рыдала. Пётр тоже сильно испугался, но виду не подавал и старался держать себя в руках. Он схватился за руль. Но опытный лоцман отстранил его со словами: “Не умеешь – не суйся!” Пётр никогда не мстил этому моряку за резкую отповедь – наоборот: эти слова побудили царя крепче взяться за морскую науку, лучше освоить морское дело. Буря, тряхнувшая за шиворот царя, показала ему, что он не самый всемогущий и всезнающий, – огромный мир не всегда подчиняется человеку, даже и царю. Пётр понял, что надо уметь не только властвовать, но и уметь подчиняться, если того требует жизнь.