RSS Feed

Воровство

02.04.2014 by petr8512

Вворовавшись, не вдруг отстанешь, от привычки.

Русская пословица

Убийцы — самые страшные воры. Они крадут у людей

самое ценное, что у них есть, — их прошлое и будущее.

Альберт Санчес Пиньоль

В наше время, Серёжа, можно украсть велосипед и всё здоровье отдать в тюрьме,

а можно воровать вагонами и всегда оставаться на плаву. В России красть составы

 гораздо безопаснее, чем велосипеды, это я тебе конкретно говорю.

Бандитский Петербург 2: Адвокат

     Воровство как качество личности –  склонность преступно присваивать, похищать, красть чужое.

    Забралось как то днем Воровство в дом бедняка. И всё то добро, что он своим непосильным тяжелым трудом нажил за всю свою жизнь, выкрало. В доме и без того почти ничего не было, так и эти последние крохи оно в мешок сгребло. Забросило Воровство мешок на плечо и припустилось бежать.  Но вот незадача: когда Воровство через забор перелезало, за гвоздь зацепилось. И ни туда, ни сюда! А по двору уже бедняк бежит с тяжелой дубиной. Жалко и больно ему с последним своим добром расставаться! Да и вора как следует проучить не мешало бы! И тут, на свое счастье, вдруг видит Воровство: идет не спеша по дороге Милосердие. -Эй, пожалуйста, помоги мне! – начало кричать Воровство изо всех сил.   А Милосердие идет спокойно мимо и никак не реагирует, словно и не замечает его и не слышит. – Помоги мне, пожалуйста, освободиться! – еще громче стало просить его Воровство. – А не  то меня сейчас бедняк дубиной побьет. Мне ой как достанется! А потом, глядишь, еще и осудят и в тюрьму посадят! – Нет, — отвечает твердо Милосердие. – Не буду я помогать тебе! – Как?!  Почему?!– возмутилось Воровство. – Ты ведь Милосердие! -Да, я – Милосердие. Но я тоже могу невольно послужить Злу, если буду действовать необдуманно и неразумно. И поэтому я лучше помогу не тебе, а этому несчастному бедняку, которого ты обрек на голодную смерть. – Но ведь он сейчас пришибет меня! – Не пришибет, — улыбнулось в ответ Милосердие. – Я напомню ему, что он должен думать о своей душе и ее спасении, и тем помогу ему. Я попрошу его быть даже к тебе милосердным!..  

     Двести с лишним лет назад историк Карамзин побывал во Франции. Русские эмигранты спросили его: — Что, в двух словах, происходит на родине? Карамзину и двух слов не понадобилось. – Воруют, — ответил Карамзин…

     Истоками воровства является махровый эгоизм, неуважение к людям,  корыстолюбие, проблемы с совестью, нравственностью и стыдом. Я помню только об одном стыдливом воре их «Двенадцати стульев»: – Завхоз 2-го дома Старсобеса был застенчивый ворюга. Все существо его протестовало против краж, но не красть он не мог. Он крал, и ему было стыдно. Крал он постоянно, постоянно стыдился, и поэтому его хорошо бритые щечки всегда горели румянцем смущения, стыдливости, застенчивости и конфуза.

     Вскармливание в себе желания иметь больше, чем тебе по судьбе положено, ведёт к воровству. Вор, сравнивая своё занятие с другими видами проявления активности, говорит себе: – Воровство – самое прибыльное из занятий. Никаких затрат, никаких налогов. Только риск и чистая прибыль.  Поэтому воры не рекламируют своё занятие.

       Психолог Михаил Литвак пишет: «Тем более не рекламирует себя профессиональный вор. Один из его признаков – он практически не оставляет следов. Он старается украсть с минимальными усилиями. После его работы внешняя обстановка практически не меняется, актов вандализма нет, убивать ему не приходится, так как при хорошо спланированном воровстве субъект воровства или отсутствует или чем-то так увлечен, что самого вора обычно не видит. Более того, он заинтересован, чтобы его жертва осталась живой и работоспособной, чтобы потом можно было еще что-нибудь у нее отнять. Они не будут запугивать своего клиента, а наоборот, помогут выкрутиться из трудной ситуации, помогут ему заработать, а потом уже может быть изымут и даже еще больше».

       Опытный вор – неплохой психолог. Сергей Довлатов в рассказе «Чемодан» пишет: «- Что же ты, интересно, похитил? Зек смущенно отмахивался: – Да ничего особенного… Трактор… – Цельный трактор?! – Ну. – И как же ты его похитил? – Очень просто. С комбината железобетонных изделий. Я действовал на психологию. – Как это? — Зашел на комбинат. Сел в трактор. Сзади привязал железную бочку из-под тавота. Еду на вахту. Бочка грохочет. Появляется охранник: «Куда везешь бочку?» Отвечаю: «По личной надобности». — «Документы есть?» — «Нет». — «Отвязывай к едрене фене…» Я бочку отвязал и дальше поехал. В общем, психология сработала».

       Условия для воровства подготавливаются жгучим желанием урвать от жизни здесь и сейчас то, что тебе еще не положено. Развитие этого желания уже и есть воровство.  Допустим, человек вместо 20000 тысяч рублей хочет зарабатывать 200000 рублей. Он, конечно, может устроиться на несколько работ, работать, как раб на галерах, но его повышение доходов будет одновременно сопровождаться  ухудшением здоровья и ущерба отношений с женой и детьми, которых он будет видеть изредка, да и то – спящими. Желание перепрыгнуть через себя, через свою судьбу, оборачивается утратой других благ. Когда человек осознает, что, надрываясь на работе, он своего жгучего желания не реализует, в этот момент в вожделенном уме начинают гнездиться мыслишки о быстром заработке. Зачем пахать, как папа Карло, если можно украсть деньги у других?

       Жадность к деньгам порождает воровство. До того, как стать вором, человек находился под влиянием энергии страсти. Но стоит человеку один раз что-то своровать, как у него сразу же изменяется жизненная концепция, на него начинают влиять принципиально иные силы, у него появятся другие друзья, появятся другие знакомые,  другие доходы, другие отношения с близкими, другие взаимоотношения с людьми. Начинается  жизнь под влиянием энергии невежества. О.Г. Торсунов пишет: «Друзья будут другие, жизнь будет другой, будет несчастная жизнь. Так действуют силы материальной природы, они засасывают человека. Они говорят, ну ты своровал, больше ты не будешь никогда воровать, успокойся. Потом приходит время, и человек видит, вот она комбинация из трех пальцев, вот она, очень просто. Вот это, вот это и вот это, и все, и опять деньги у меня. Делать ничего не надо, никто ничего не узнает, как в прошлый раз. Все. Сила необъятная, она говорит человеку, иди и сделай, все, последний раз. Он идет делать последний раз. А потом еще немножко, потом еще немножко, как в мультфильме про Винни-Пуха и в результате, в дверь уже не пролазит».

        Анекдот в тему. Сын с отцом у кассы в магазине. Вдруг сынишка вытаскивает купюру из кассы прямо на глазах у кассирши. Та, слегка обалдевшая, отцу: – Следили бы за сыном! – Сын, что ты делаешь! Так нельзя! Ты позоришь всю нашу семью! Надо было подождать, пока тётенька отвернётся…

       Воровство – это когда разум отказывается принимать мысль, что всё в этом мире взаимосвязано, что ничто просто так не валяется и плохо не лежит. У всего есть свой хозяин. То, что своровано, нашим не становится. Что не твоё – впрок не пойдет. Вор берет наворованное у судьбы в долг. Вор порой не ценит значимость украденного. Для него краденое грошом кажется, для хозяина – рублём.  Как только вор начинает считать наворованное своим, тут же включаются законы мироздания, наказывающие за воровство. Иными словами, включается карма воровства. Вячеслав Рузов пишет: «Завхоз в этом мире есть и на востоке например интересен восточный менталитет, понимают, что в любом случае следует просить разрешения, как бы мы это не получили. Или у самого владельца имущества, или у его завхоза, иначе придется получить наказание в той или иной степени в виде буквально наказание за воровство – принятие животной формы жизни. Мы получаем тело животного, животное тело. Животное – это тюрьма для человека, ибо он занимался воровством богатства. Животное – это наказание. То есть что происходит в тюрьме? Человек лишается удобств, нет удобств: нет мягкого дивана, нет ничего, нет, всё. То же самое происходит и в животной форме жизни – это как тюрьма. Тоже ничего нет. Тоже спим в будке, ешь, что дали – всё».

         В обществе довольно снисходительно относятся к воровству государственного имущества и природных ресурсов, мол государство обворовывает народ, поэтому нет ничего зазорного в том, чтобы что-то стащить у государства. Таким образом всё уравновешивается.

      Народ сурово реагируют на «крысятничество» – воровство у своих, или кражу личного имущества. Людей возмущает факт, что сажают тех, кто берет по мелочи. Алтынного вора вешают, а полтинного – чествуют. Чем выше вор забрался по служебной лестнице, тем до него труднее дотянуться, тем более переплюнуть его по воровству. Возможность порождает вора. Народ ворует исходя из своих возможностей. — Шакал я паршивый, всё ворую и ворую… — Чё это ты воруешь? — Вот на шухере здесь сижу. Украли уже. Ну я пошёл.