RSS Feed

Возвеличивание другого

14.09.2013 by petr8512

 

      

 Прославить – значит привлечь к чему-то или кому-то всеобщее внимание,

сделать так, чтобы его почитали и возвеличивали.

Чарльз Стэнли

       Возвеличивание другого как качество личности –  потребность в апофеозе кого-либо; склонность  способствовать признанию кого-либо великим, выдающимся; превозносить и восхвалять другого, способствовать возведению другого на высшую степень силы, значения и власти; беспрекословно выполнять его желания. 

     Цзычжан спросил: — Каким должен быть учёный муж, который мог бы называться выдающимся? — А что, по-твоему, значит «выдающийся»? — спросил Конфуций. — Всегда быть прославляемым в стране, всегда быть прославляемым в семействе, — ответил Цзычжан. Учитель возразил: — Это прославленный, а не выдающийся. А выдающийся бесхитростен и прям, он любит справедливость, вникает в то, что люди ему говорят и изучает выражение их лиц, заботится о том, чтобы поставить себя ниже других. Он непременно будет выдающимся в стране и выдающимся в семействе. Кого же прославляют, тот внешне проявляет человечность, а поступает вопреки ей, и так живёт, не ведая сомнений. Вот он и будет непременно прославляемым в стране и прославляемым в семействе.

      Возвеличивание другого как качество личности – это потребность видеть в другом человеке божественную сущность. Потребность в апофеозе, то есть обожествлении, прославлении, возвеличивании какого-либо лица, наблюдалась с древних времен. В эллинистической Греции и Древнем Риме апофеоз обозначал обожествление (причисление к лику богов) государственного деятеля, героя, императора, обретение им божественной сущности. В Древней Греции тех героев, которые отличились различными подвигами, считали полубогами (так переводится с греческого слово “герой”). После смерти героям приносили обильные жертвы и проводились масштабные празднества. Такое празднество и называлось апофеозом. Например, апофеоз Александра Великого осуществлялся как его возвеличивание в роли сына Зевса. Апофеоз мог оказываться не только после смерти – божеские почести Юлию Цезарю вовсю раздавались уже при жизни. После Цезаря апофеоз проводился и для других римских императоров. Первоначально термин прямо обозначал причисление человека к сонму богов (например, императора Клавдия), со временем он приобрел переносное значение и стал значить прославление, хвалу чего-либо вообще.

       У многих людей присутствует потребность в создании культа какой-либо личности. Возвеличить другого для них равнозначно получить духовного наставника, учителя. Откуда произрастает данная потребность? Прежде всего, из желания возложить ответственность за свою жизнь на кого-либо другого. Легко идти по жизни, когда о тебе думает «отец народов», «Хозяин», который необычайно мудр, обладает многочисленными талантами во всех областях человеческой жизнедеятельности, который способен предвидеть будущее, выбрать единственно правильное решение, определяющее твое процветание и счастье всего народа. Чтобы оправдать свой выбор, люди начинают наделять культовую личность несвойственными ей качествами личности: добротой, простотой, заботливостью, любовью к детям и животным, скромностью, бескорыстностью, способностью снизойти к нуждам и чаяньям простого человека.

      Диктаторы обожают демонстрировать свою человечность. На фотографиях они часто находятся в обществе детей. Дети могут растопить самое жестокое сердце. Вспоминает главный охранник Сталина, генерал Власик: «Иосиф Виссарионович очень любил детей. Встречая их на прогулке, он всегда вступал с ними в разговор. Помню, однажды во время прогулки на Мацесте т. т. Сталина и Молотова мы встретили маленького мальчика лет шести, очень разговорчивого и смышленого, он толково и обстоятельно отвечал на вопросы Иосифа Виссарионовича. Когда они знакомились, Сталин протянул ему руку и спросил: «Как тебя зовут?» – «Валька», – солидно ответил мальчик. «Ну, а меня Оська-рябой, – в тон ему ответил Сталин. – Ну вот мы теперь с тобой знакомы». Мы с т. Молотовым рассмеялись, а мальчик внимательно посмотрел на Иосифа Виссарионовича. У т. Сталина после перенесенной в детстве оспы было на лице несколько рябинок».

      Зачастую возвеличивание человека происходит против его воли или после смерти. Возвеличивая какую-то личность, люди преследуют порой личные, корыстные интересы. Личность в благости, прославляя Бога, действует бескорыстно, но у людей в страсти и в невежестве возвеличивание другого всегда  мотивирована какими-то корыстными интересами. Еще Владимир Маяковский писал:

Я

  себя

       под Лениным чищу,

чтобы плыть

            в революцию дальше.

Я боюсь

        этих строчек тыщи,

как мальчишкой

               боишься фальши.

Рассияют головою венчик,

я тревожусь,

             не закрыли чтоб

настоящий,

           мудрый,

                   человечий

ленинский

          огромный лоб.

Я боюсь,

         чтоб шествия

                      и мавзолеи,

поклонений

           установленный статут

не залили б

            приторным елеем

ленинскую

          простоту.

За него дрожу,

               как за зеницу глаза,

чтоб конфетной

               не был

                      красотой оболган.

Голосует сердце –

                  я писать обязан

по мандату долга.

        Ленин с раздражением заметил первые ростки своего возвеличивания.  В ответ на публикацию в журнале «Коммунистический Интернационал» очерка Максима Горького «Ленин» главный герой очерка разразился негодующим письмом. Мол, в этом произведении нет ни грана марксистского.

        Хрестоматийно происходило возвеличивание Гитлера. Вождь Третьего рейха наделялся сверхчеловеческими качествами. Нацистская пропаганда неизменно внушала народу, что фюрер – личность незаурядная, волевая, без комплексов и человеческих слабостей: он не курит, не употребляет спиртного, вегетарианец, убежденный холостяк, не связанный узами любви или дружбы, всецело отдающий себя служению нации. Народу преподносили идола, чье величие было достойно преклонения.

      Был запущен мощный каток возвеличивания Гитлера, за которым он едва успевал. Например, нацистское приветствие “Хайль Гитлер!” стало обязательным для всех граждан Германии, начиная с государственных служащих и кончая кондукторами автобусов. От детей требовали делать замечания своим родителям, если те забывали поприветствовать друг друга гитлеровским салютом. Кампанию преклонения перед фюрером организовывал и направлял министр народного просвещения и пропаганды д-р Геббельс. Некоторые из его пассажей звучали так: “Мы являемся свидетелями величайшего чуда в истории. Гений сотворяет мир!” “Мы слышали его голос, когда Германия спала. Благодаря ему мы снова стали нацией. Его воля вернула нас в Отечество. Всю нашу жизнь без остатка мы отдаем фюреру!” “Он один никогда не ошибается. Он всегда прав. Поразительно, как велик фюрер в своей простоте и как прост в своем величии. Он выше всех нас. Он всегда, как прекрасная звезда над нами”.

     Остальные нацистские руководители не отставали в похвалах своему великому вождю. Рудольф Гесс использовал библейские мотивы: “И было дитя рождено в Браунау…” Его панегирики граничили с истерикой: “То, что делает он – необходимо, что бы ни делал он – необходимо, все ему удается… Несомненно, его благословил Господь”. Руководитель Германского трудового фронта Роберт Лей: “Господь Бог послал нам Адольфа Гитлера”.   Отцы церкви шли на богохульство ради фюрера: “Господь воплотился не в Иисусе Христе, а в Адольфе Гитлере”. Особые усилия делались, чтобы привлечь внимание молодежи к фюреру. Один из плакатов “Гитлерюгенд” гласил: “Все мы верим в Адольфа Гитлера, нашего вождя. Мы верим, что национал-социализм – единственный символ веры для нашего народа. Мы верим, что есть Господь, который создал нас, ведет и направляет. И мы верим, что это Бог послал нам Адольфа Гитлера, чтобы Германия стала краеугольным камнем вечности”.

       Энциклопедия Третьего рейха рассказывает, что портреты и фотографии Гитлера можно было увидеть повсюду: в школьных классах, учреждениях, на железнодорожных вокзалах, уличных перекрестках. Куда бы ни пошел немец, отовсюду на него смотрел его вождь. Почтовые открытки изображали его в образе Зигфрида, величественно парящего в воздухе и разящего ужасных врагов. Формы преклонения перед Гитлером напоминали симптомы паранойи. Когда во время Нюрнбергских партийных съездов из-за туч выглядывало солнце, толпа приходила в восторг и кричала: “Погода фюрера!”

       Немецкие женщины приветствовали Гитлера как Адониса; над головами неслись истеричные крики: “Прекрасный Адольф!” Он получал тысячи писем от женщин, желающих родить от него ребенка. Культ фюрера настолько проник в женское сознание, что женщины в его присутствии падали в обморок от восторга. Когда газеты поместили снимок, где Гитлер на приеме склонился к руке актрисы Ольги Чеховой, реакция была невероятной. Актриса получала письма мешками: “Какое счастье узнать, что вы выходите замуж за Адольфа Гитлера!” “Наконец-то он встретил свою истинную любовь!” “Сделайте его счастливым – он заслуживает этого!” Некая восторженная почитательница фюрера всерьез утверждала, что ее собака умеет произносить слова “Адольф Гитлер”, поскольку даже ее маленький собачий рассудок признает величие фюрера.

       Война внесла новые краски в культ фюрера. Геббельс превозносил Гитлера как величайшего полководца всех времен. Звучавший по радио голос фюрера поднимал моральный дух солдат на фронте. Наиболее популярным лозунгом, придуманным Геббельсом, был: “Гитлер – это победа!” По всей стране ходили слухи, что когда авиация союзников разбомбила какой-то дом, стена, на которой висел портрет Гитлера, уцелела. В ответ на призыв Геббельса, миллионы немцев зажигали свечи в “уголках Гитлера” в своих домах. Известие о смерти Гитлера 30 апреля 1945 вызвало волну самоубийств. Тысячи убитых горем людей обливались слезами. Многие немцы отказывались верить в смерть Гитлера или надеялись, что он воскреснет как феникс из пепла Берлина.