RSS Feed

Хозяйственность

03.09.2013 by petr8512

Разве так трудно вести хозяйство? Если что-то упало – поднимите.

Если не упало – просто смахните пыль. Если движется – накормите.

Шутка

     Хозяйственность как качество личности – способность умело и успешно вести хозяйство.

    Обсуждают три друга своих жен. Первый говорит – моя жена такая хозяйственная, из одной картофелины приготовила суп, пожарила картошку и три дня всю семью кормила! Второй – а моя то какая бережливая, принесла с работы пакетик чая поила всю семью им целый месяц! Третий говорит – вот уж моя-то жена каждую копеечку считает, ни чета вашим. Купила на распродаже трусы за 10 рублей, полгода их носила на одной стороне, полгода на другой, а когда серединка порвалась, я их носил как майку!

     Хозяйственность не стареет. Современные мужчины по-прежнему отдают предпочтение хозяйственным женщинам. Наверняка большинство эмансипированных девиц считают, что главное в женщине сексуальность, чувственность, внешняя привлекательность. Только недалёкие дурочки, как они их называют – «клуши», по старинке пекутся о своей заботливости, услужливости, радушии и экономности. Современная женщина, как они представляют, – это сплав требовательности, притязательности и меркантильности. Только безмозглые «курицы» озабочены, как быть хозяйственной женой, умело выстраивать отношения с мужчиной и детьми, словом, быть умной и благоразумной.

     Однако по данным Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) мужчины среди наиболее ценных качеств личности безоговорочно на первое место ставят хозяйственность – 52% респондентов. Сексапильность поставили на «пьедестал» лишь 9% мужчин.

       Во все времена идеальной женой считали прекрасную хозяйку. Генетически срабатывает отцовская похвала маленькой дочке, когда он называет ее самой лучшей хозяюшкой и помощницей. Для девочки эти отцовские слова – бальзам для души. Невесту раньше выбирали практически по трем качествам. Смотрели, конечно, чтобы была не уродина, могла рожать, но приоритет отдавался хозяйственности и покладистости.

     Решили как тo первoгo парня на деревне oженить. Стали искать жену пoдхoдящую. Была одна на примете, нo пoначалу взяли в дoм пoсмoтреть, какая из нее жена пoлучится. И тут выяснилoсь, чтo делать-тo oна ничегo не умеет: ни гoтoвить, ни стирать, ни убирать. Кoму такая нужна? Пoехали в сoседнюю деревню. Ну рабoтящая девка! Все в дoме перемыла, пoрядoк навела, еды вкуснoй нагoтoвила. Тoлькo oкна пoкрасить не смoгла, да и тo пoтoму чтo кистoчки не былo. Ну все – решенo. Пoраньше укладываются спать, чтoбы ехать пoутру за пoдарками. Тoлькo невесте не спится – oкнo непoкрашенным oсталoсь. Встала среди нoчи, oтрезала у деда усы, сделала кистoчку, пoкрасила oкна. Дoмашние утрoм прoснулись, диву дались – и oкна пoкрашены. Запрягают кoней, едут в гoрoд. Вoзвращаются с телегoй пoдаркoв – а дед на дереве сидит и трясется. – Дед, ты че, сoвсем ума лишился? Чегo на деревo залез?! – Д-да н-н-невеста ваша еще и пирoги испечь вздумала, а у нас дома яиц нет.

        Хозяйственность присуща и сильному полу. Когда о мужчине говорят: «Хозяин», – это  уважительное к нему отношение. Хозяином совершенно справедливо называли Сталина. Николай Стариков в книге «Сталин. Вспоминаем вместе»  рассказывает, что хозяйственность, заботливость и внимательность были ярко выраженными качествами вождя.  

        Накануне войны Сталин решил создавать стратегическую авиацию (дальнюю бомбардировочную). Ее роль во Второй мировой войне сложно преувеличить. У Сталина для каждого дела был свой человек, наиболее для этого подходящий. Проект «атомная бомба» будет курировать и продвигать вперед Лаврентий Берия. Проект «стратегическая авиация» Сталин решает поручить Александру Голованову, работающему одним из руководителей Аэрофлота. Стратегической авиации, кстати, не было у Гитлера, что во многом привело к невозможности для Германии оказывать нажим на Великобританию и СССР, бомбить города и промышленные предприятия на далеких расстояниях. Чтобы исправить эту ошибку, нацисты срочно начали разрабатывать ракетное оружие. Но работали над ним не как над средством доставки атомного оружия, а как над средством отправления взрывчатки (сколько сможет поднять) в Туманный Альбион. Получилось очень дорого и очень неэффективно. Чтобы убить одного англичанина, немцы тратили примерно четыре ракеты «Фау».

        Детали будущей работы Сталин и Голованов обсудили. Пока создается один авиационный полк, там будет видно. После чего глава СССР спрашивает: – А теперь у меня к вам вопрос: сколько жалованья вы получаете? – Постановлением Совнаркома мне, как шеф-пилоту Аэрофлота, определено четыре тысячи рублей в месяц. – А сколько получает командир авиационного полка? – спросил Сталин, обращаясь к наркому обороны, маршалу Советского Союза Тимошенко. И тут выясняется, что зарплата в армии сильно отстает от аэрофлотовской. Командир полка получает тысячу шестьсот рублей. Голованову становится неудобно. – Товарищ Сталин, я за деньгами не гонялся и не гонюсь. Положено тысячу шестьсот рублей – буду получать такой оклад. Обратите внимание – Голованов молчит, ничего не просит. Сталин сам принимает решение. Он ничего не говорит о необходимости для коммуниста отбросить все личное и трудиться по приказу партии. Сталину ясно, что, уменьшая людям оклады в три раза, вы не сможете их убедить работать на благо страны. А Сталину нужен результат, а не идеологическая чистота. Вот поэтому не было при нем той лжи, какую люди моего поколения застали в середине 1980-х. Все поголовно коммунисты и комсомольцы, а никто не верит в идеалы коммунизма.

       «– Ну вот что, вы, как командир полка, будете находиться на казенных харчах, вас будут задаром обувать и одевать, у вас будет казенная квартира. При всем этом, видимо, целесообразно оставить вам получаемое жалованье. Зачем обижать человека, если он идет на ответственную, серьезную работу? Как, товарищи? – обратился он к присутствующим. Послышались голоса: “Правильно, правильно!” – Вы удовлетворены? – спросил он, обращаясь ко мне. – Конечно, вполне удовлетворен, товарищ Сталин».

        И такой поступок Сталина был не единичным. Между идеологией и здравым смыслом он всегда выбирал здравый смысл. Вот еще один подобный случай, который Голованов описал в своей замечательной книге «Дальняя бомбардировочная… Воспоминания Главного маршала авиации 1941–1945».  В 1942 году промышленность перебазировалась на восток, на один из танковых заводов решили поставить директором одного из замнаркомов. Это сильный организатор, который сумеет выправить сложное положение – ведь эвакуированные заводы начинали работать «в чистом поле», зачастую даже без крыши над головой. И тут Сталин задал вопрос о зарплате. Выяснилось, что директор завода получает почти в два раза меньше, чем заместитель наркома. То есть предлагалось отправить человека работать на сложный участок, при этом уполовинив его оклад. – Как же вы его будете посылать директором завода и снижать его зарплату, если он хороший работник? – спрашивает Сталин. – Он коммунист и обязан выполнять решения.

        «Наступила длительная пауза. Наконец, Сталин заговорил: – Вот у нас есть некоторые господа коммунисты, которые решают вопросы так: раз ты коммунист, куда бы тебя ни посылали, что бы с тобой ни делали, кричи “ура” и голосуй за Советскую власть. Конечно, каждый коммунист выполнит любое решение партии и пойдет туда, куда его посылают. Но и партия должна поступать разумно. Вряд ли тот или иной коммунист будет кричать “ура” если вы бросите его на прорыв и за это сократите ему жалованье в два раза, хотя вам он об этом, возможно, ничего и не скажет. Откуда вы взяли, что мы имеем право так поступать с людьми? Видимо, если мы действительно хотим поправить дело, целесообразно все блага, которые он получает здесь, оставить его семье, а его послать на завод, и пусть там работает на жалованье директора завода. Поставит завод на ноги – вернется обратно. Думается, при таком решении и дело двинется, и энергии у человека будет больше».

       И человека отправили на Урал, дав ему там зарплату директора завода, а его семье оставив еще и его зарплату замнаркома. Вам понятно, почему сталинские «экономические чудеса» происходили так регулярно и так быстро? Потому что он ставил человека на первое место. При Сталине у академиков была прислуга, а ученый получал больше, чем кто бы то ни было. Это потом, при «развитом социализме», все перекосилось и исказилось. И самыми высокооплачиваемыми профессиями стали шофер и рабочий, а самыми хлебными – директор магазина и официант. Звучало это все красиво – «государство рабочих и крестьян», но полностью отбивало смысл учиться и стремиться вперед.

   А вот история, которую в своих мемуарах рассказал маршал Катуков. Его 1-я танковая армия после Курской дуги отправлена в резерв. Казалось бы, отдых – это хорошо. Кто бы спорил, но вот только тыловики фронта «вдруг» перестали армию снабжать. Перестали поступать горючее и смазочные материалы, а потом и продовольствие. На недоуменные вопросы командира танковой армии от работников фронтового тыла не поступало никакого ответа. Вероятно, тыловики решили, что раз армия в резерве, то как-нибудь продержится на местных ресурсах. А в реальности танкисты оказались в сложном положении. Это же не махновская банда и не оккупационный гарнизон – не могут советские танкисты грабить советскую деревню. Конечно, на ближайшую станцию поступают кое-какие продукты, но у катуковцев банально нет бензина, чтобы заправить грузовики и перебросить эти продукты к себе в части. Что делать – пришлось снаряжать пешие экспедиции. А до станции пятнадцать километров. По размытой дождями скользкой дороге бойцы тащат на плечах мешки с хлебом, мясом, крупой. Это отдых? Нет – это форменное издевательство. Потерпев две недели, танкисты собрали военный совет армии, посоветовались и отправили Верховному главнокомандующему телеграмму. Что из этого получилось, Катуков прекрасно описал. «Позднее Яков Николаевич Федоренко рассказывал мне, что, получив нашу телеграмму, Сталин вызвал его к себе. Верховный был в ярости: – Как это называется? Наплевательство! Выжали из армии все, что смогли, и выбросили ее как негодную тряпку! А армии еще воевать и воевать… Немедленно поправить дело и доложить мне! Не прошло и четырех часов после отправки телеграммы, а армейский телеграф уже выстукивал: “Вам занаряжены эшелоны с горючим…».

        Вот история, которая характеризует отношение Сталина к казенным средствам. Идет обсуждение возможности увеличения выпуска наркоматом станкостроения боевой техники. Руководил этим наркоматом А. И. Ефремов, впоследствии заместитель председателя Совета Министров СССР. И вот товарищ Ефремов говорит, что возможности для увеличения выпуска продукции есть, но ему нужно помочь в решении ряда вопросов. Среди прочих он упомянул и о необходимости увеличения управленческого аппарата по всему наркомату на восемьсот человек. Сталин внимательно слушал, а когда Ефремов закончил, подойдя к нему, задал вопрос: – Скажите, пожалуйста, вы слышали что-нибудь о фамилии Бугров? – Нет, товарищ Сталин, такой фамилии я не слышал, – ответил Ефремов. – Так я вам тогда скажу, – помолчав немного, сказал Верховный. – Бугров был известным на всю Волгу мукомолом. Все мельницы принадлежали ему. Только его мука продавалась в Поволжье. Ему принадлежал огромный флот пароходов и барж. Оборот его торговли определялся многими и многими миллионами золотых рублей. Он имел огромные прибыли. Как вы думаете, каким штатом располагал Бугров для управления всем своим хозяйством, а также контролем за ним?! Разумеется, ответа на этот вопрос никто дать не смог. Сталин некоторое время ходил и молча набивал трубку, а потом сказал: – Раз вы все не знаете, я вам скажу. У Бугрова были: он сам, его приказчик и бухгалтер, которому он платил двадцать пять тысяч рублей в год. Кроме этого бухгалтер получал бесплатную квартиру и ездил на бугровских лошадях. Видимо, бухгалтер стоил таких денег. Зря платить ему Бугров не стал бы, умел сводить концы с концами. Вот и весь штат. А ведь Бугров был капиталист и мог бы, видимо, иметь и больший штат. Однако капиталист не будет тратить зря деньги, если это не вызывается крайней необходимостью, хотя деньги и являются его собственностью.

         Немного помолчав, как бы раздумывая, Сталин продолжал: – У нас с вами собственных денег нет, они принадлежат не нам с вами, а народу, и относиться поэтому к ним мы должны особо бережливо, зная, что распоряжаемся мы с вами не своим добром. Вот мы и просим вас, – обращаясь к наркому, продолжал Верховный, – посмотрите с этих позиций ваши предложения и дайте нам их на подпись. Как вы думаете,  после рассказа такой истории была ли в представленных Ефремовым Сталину предложениях цифра в восемьсот человек? А ведь Сталин мог просто приказать, мог отругать. А вместо этого рассказал притчу. И так он поступал очень часто. Спокойно, просто, иногда иносказательно старался пояснить людям то, что они по той или иной причине не понимали.

       Вот как Сталин объяснил маршалу Василевскому (сразу после Великой Отечественной войны), как он себе представляет коммунизм:  «Я считаю, – сказал Сталин, – начальная фаза или первая ступень коммунизма практически начнется тогда, когда мы начнем раздавать населению хлеб задаром». Один из присутствующих спрашивает: «Товарищ Сталин, как же так – задаром раздавать хлеб, это же невозможное дело!» Тогда Сталин подвел всех участвующих в беседе к окошку. – Что там? – Река, товарищ Сталин. – Вода? – Вода. – А почему нет очереди за водой? Вот видите, вы и не задумывались, что может быть у нас в государстве такое положение и с хлебом. Немного походив, Сталин продолжил: «Знаете что, если не будет международных осложнений, а я под ними понимаю только войну, я думаю, что это наступит в 1960 году». Не вина Сталина, что он был отравлен в марте 1953 года, его ближайший «наследник» Берия очень быстро оказался расстрелян, а победившие Хрущев и компания начали пускать по ветру великое геополитическое и экономическое наследство…»