RSS Feed

Юродство

09.11.2014 by petr8512

Люди не от мира сего — проводники в другие миры.
Вадим Синявский

Юродивый (увидел Бориса Годунова): – А а а а а а!

Борис! А, Борис!
Обидели юродивого!
Борис (останавливается перед Юродивым): – О чём он плачет?
Юродивый: — Мальчишки отняли копеечку, вели-ка их зарезать,

как ты зарезал маленького царевича.

      Юродство как качество личности –  склонность намеренно стараться казаться юродивым, глупым, безумным; склонность к бессмысленным, безумным, нелепым поступкам, который мог бы совершить только юродивый человек.

     XVI век, Москва. “В 1521 году при царе Василии Иоанновиче в одну ночь блаженный пришел к кремлевскому Большому Успенскому собору и, став против дверей его, долго молился со слезами вместе с некоторыми благочестивыми людьми об избав­лении Москвы от грозящей опасности. Вдруг все они с ужасом услышали большой шум: двери соборные отворились, раздался в соборе голос, обличавший Москву в беззакониях, чудотворный образ Владимирской Божией Матери двинулся с места, и послышались слова: “Икона со святителями хочет удалиться из града”. В это же вре­мя во всем соборе показался огонь, и его пламя, выбивавшееся из окон и дверей собора, ярко осветило сосед­ние храмы. Узнав об этом видении, Москва с тревогой ожидала какой-нибудь беды. И беда не заставила себя долго ждать: в том же году татарский хан Магомет-Ги­рей неожиданно подступил к Москве, выжег ее окрест­ности и привел ее в ужас; — столица готовилась к гибе­ли и только Божия помощь спасла ее: устрашенный чу­десным видением, хан отступил от Москвы. В 1547 году при царе Иоанне Васильевиче Грозном, июня 20, бла­женный Василий пришел в Воздвиженский монастырь (ныне Воздвижения на Воздвиженке) и стал здесь горько плакать. Никто не понял в этот день, о чем плакал бла­женный, но зато на следующий день причина слез объ­яснилась: 21 июня загорелась в Воздвиженском монасты­ре деревянная церковь, огонь, усиливаемый бурей, рас­пространился на соседние здания. Вскоре вспыхнул Кремль, Китай-город и Большой Посад; вся средняя часть Москвы сделалась жертвою огня; царские палаты, соборы, церкви приходские и монастырские со всею каз­ною и сокровищами — все сгорело. О спасении их нече­го было и думать, когда от огня железо рдело, как в гор­ниле, и расплавленная медь текла по земле, как вода. Одних взрослых (не считая младенцев) сгорело тогда 1700 человек. Вот какое страшное бедствие оплакивал накануне блаженный” (Кузнецов И. Московский По­кровский и Василия Блаженного собор. М., 1914. С. 45-47).

      Василий Блаженный предсказал и наследника царя. Как известно, после Ивана Грозного на трон должен был взойти его старший сын Иоанн. Когда Василий Блажен­ный умирал, царь вместе с обоими сыновьями и дочерью Анастасией пришел проститься и просить его помолиться за них. На смертном одре блаженный неожиданно обра­тился к младшему сыну царя Федору и ему, а вовсе не старшему, предрек принять царство. Так и случилось, хотя в тот момент ничто не предвещало сыноубийства. Когда трон опустел, на него вступил младший — Федор.

    В лютый мороз и под палящим солнцем Василий ходил обнаженным и босым по московским улицам. Святой подчас опрокидывал лотки с товаром и с радостью принимал побои торговцев. Однако потом обнаруживалось, что поступал он так по Божиему Промыслу, так как товар, опрокинутый им, был негодным. И вскоре стало ясно, что Василий — человек Божий. Многие москвичи обращались к блаженному за советом. Несмотря на невзгоды и лишения,  Василий достиг глубокой старости и скончался 2 августа 1557 в возрасте 88 лет.

   Энциклопедия Брокгауза и Ефрона дает следующее определение: “Юродиевые — люди, принимавшие на се­бя из любви к Богу и ближним один из подвигов хри­стианского благочестия — юродство во Христе. Они не только добровольно отказывались от удобств и благ жиз­ни земной, от выгод жизни общественной, от родства са­мого близкого и кровного, но принимали на себя вид бе­зумного человека, не знающего ни приличия, ни чувства стыда, дозволяющего иногда соблазнительные действия. Эти сподвижники не стеснялись говорить правду в глаза сильных мира сего и утешали людей благочестивых и богобоязненных”. Таким образом, юродиевые не были безумны в обычном понимании, но принимали соответствующий вид и под личиною юродства совершали такие гражданские подвиги, на которые не решались люди обыкновенные из страха перед сильными мира сего или из житейских расчетов.

    Юродство в Святой Руси является одним из самых удивительных и трудных подвигов христианского благочестия. В основе его лежит пламенная любовь к Богу в сочетании с великим самоотвержением, чрезвычайным беспристрастием к себе, терпением поруганий, презрения со стороны народа, перенесением голода, жажды, зноя и других лишений, связанных со скитальческой жизнью. Этот святой подвиг открывает человеку дар благодати Божией — духовную мудрость для обращения бесславия в славу Божию, не допуская в смешном ничего греховного, в неблагопристойном — соблазнительного, в обличении — ничего несправедливого.  

    Святое юродство, утвердившись в человеке, приближает его к пророческому служению. Постоянное самонаблюдение, зоркая бдительность над малейшими движениями своего внутреннего мира, нравственная чистота, истинные духовные совершенства создавали предпосылки святого видения.

   Юродство, как правило, проявлялось, как намеренное старание казаться глупым, безумным. Целями мнимого безумия (юродства Христа ради) объявляются обличение внешних мирских ценностей, сокрытие собственных добродетелей и навлечение на себя поношений и оскорблений. Во всех источниках подчеркивается, что безумие юродивых было притворным. Об Аммоне сказано: «Старец притворился дураком». Авва Ор рекомендует следующее: «Или дальше убегай людей, или скрывайся от мира и людей, представляя себя безумным во многих случаях». Заголовок повествования об Исидоре гласит: «О разыгрывавшей безумие». Затем следуют слова: «В этом монастыре была сестра, которая разыгрывала безумие». О монахе аввы Сильвана сказано, что «он притворялся безумным» и «разыгрывал безумие». По поводу Марка Александрийского уточняется, что «этот брат притворялся безумным», да и он сам, рассказывая о своем прошлом, следующим образом излагает то, как задумывал свой подвиг: «…я сказал сам себе: “Теперь иди в город и сделайся безумным”». Иоанн Эфесский говорит о Феофиле и Марии, что они разыгрывали «без конца шутки и буффонады», что они были одеты: она — как куртизанка, он — как мим. При этом Иоанн замечает, что они так себя вели, «чтобы обмануть зрителей». Автор жития Симеона многократно подчеркивает, что его безумие было притворным, например, он пишет: «Симеон все совершал под личиной глупости и шутовства. <…> То он представлялся хромым, то бежал вприпрыжку, то ползал на гузне своем, то подставлял спешащему подножку и валил его с ног, то в новолуние глядел на небо, и падал, и дрыгал ногами, то что-то выкрикивал, ибо, по словам его, тем, кто Христа ради показывают себя юродивыми, как нельзя более подходит такое поведение». Но в то же время, когда Симеон находился наедине со своим другом Иоанном, он «никогда не показывал себя юродивым, но говорил с ним так разумно», что, «как уверял этот почтенный Иоанн: “Я не мог поверить, что это тот, кто недавно казался юродивым”».

    Авторитет юродивых (Божьих людей) настолько велик, что многие мошенники поняли – на этом можно заработать большие деньги, повлиять на политические решения, оказать нужное влияние на неорганизованные массы. Мошенники при соответствующем обучении научились прикидываться дурачками, обучились  напускать на себя дурь, выдавая в своих якобы бессознательных поступках скрытый глубокий смысл, предчувствие или предвидение. Что для манипулятора и жулика притвориться глуповатым, чудаковатым, безумным человеком? Пара пустяков. Зато рентабельность этой метаморфозы может превысить все самые невероятные ожидания.