RSS Feed

Занудливость

14.04.2013 by petr8512

Занудство пока ещё не входит в число смертных грехов.

Потому что в аду до сих пор не могут придумать адекватных мук

Ю. Татаркин

              Занудливость как качество личности– неспособность соблюдать меру в общении, склонность своим надоедливым поведением вызывать скуку и тоску.                                                   

        «Есть три греха, – сказал мудрый человек. Толпа замерла. – Первый грех – это злорадство. Если у соседа сдохла корова, это не повод для веселья», – толпа одобрительно загудела. Мудрый человек подождал, пока гул прекратится, и продолжил: «Второй грех – это уныние. Даже если у вас всего одна корова, даже если она старая и больная, даже если она дает мало молока, не надо отчаиваться. У некоторых вообще нет коровы», – толпа одобрительно загудела. Мудрый человек ждал, пока гул прекратится, но услышал голос из толпы: “Если я не унываю и радуюсь тому, что у меня есть корова, а у кого-то ее нет, получается, что я радуюсь тому, что этот кто-то живет хуже меня, а это уже злорадство”. – «Третий грех – это занудство».          

          Слово «занудливость» – производная глаголов «нудеть», то есть говорить нудно, монотонно, а также жалуясь или настойчиво прося чего-нибудь, и глагола «нудить», то есть заставлять. Основу занудливости составляет искусство «достать» и утомить  человека повторением одного и того же несколько раз немного иными словами с целью пояснить одно и то же в сотый раз. Зануда вынуждает его слушать, не обращая внимания на то, интересно ли это окружающим. Начиная от Адама и Евы, он, как дед Щукарь, делает длинные отклонения от темы и возвращения к ней, допускает нравоучительность, длинноты в рассуждениях и пустословие. Зануда бубнит, как «магнитофон», уже все всем предельно ясно и понятно, а он продолжает извращаться в доказательстве своей правоты. Людей раздражает слушание банальных, давно известных простых истин, излагаемых сложным языком. Типичный зануда скучен, неинтересен и зациклен на каком-то вопросе. Давно подмечено, что зануда – человек, который на вопрос «как дела?» начинает рассказывать как у него дела, грузит окружающих своими проблемами, обстоятельно рассказывая им про все свои злоключения. Женщины утверждают, что такому легче отдаться, чем объяснить, что ты не хочешь.  По мнению Владимира Леви: «Зануда – это человек, не умеющий отличить своих ценностей от чужих, своих значимостей от значимостей другого».

        Анекдот в тему.  Приходит мужик в суд. На развод заявление принес. Естественный вопрос: «Почему?» — «Да жена моя — большая зануда». — «Почему?» — «Как Вы думаете, Ваша честь, 60 тысяч в месяц на двоих достаточно?» — «Ну, наверное, достаточно». —«И я так думаю. А жена говорит: «Иди работать, иди работать”.

        Зануда не осознает отрицательность своей коммуникабельности. Раздражение окружающих на банальность излагаемых им истин снижает эффективность речевого общения, но он, как бы, не замечает «зевоту» внешнего мира. В занудливости прячется деспотизм. С милой улыбкой и искренним участием она раздает советы на все случаи жизни, нисколько не смущаясь, что никто в них не нуждается. У окружающих не появляется повода ответить грубостью на скрытую тиранию, и они только вынуждены накапливать свое раздражение, «зверея» от не проявленных эмоций. Деспотизм занудливости как раз и заключается в повторе изо дня в день надоедливых советов, касающихся любых мелочей жизни. Почерк зануды – путаться под ногами, лезть под руку, всюду совать свой нос.

         Занудливость – это форма страха перед трудностями и переменами в жизни, боязнь что-то нарушить, отступить от установленного порядка, правил или процедур. Там, где живет страх, нет юмора. Отсутствие чувства юмора – неотъемлемый атрибут занудливости. Таких людей в народе называют «тоскливый дятел». Истину «в каждой шутке – доля шутки» зануда воспринимает буквально, начиная длинную нудную тираду об «остальной правде». Если в компании расскажут остроумный анекдот с намеком на политические передряги в стране, он тяжко вздохнет и скажет: «Да! Все у нас шиворот – навыворот. Я вчера видел по телевизору передачу…» И начинается тоскливая, надоедливая история, вгоняя всех в уныние и полусонное состояние. «Ничто не может нагнать такого уныния, – писал А. П. Чехов, – как один человек, когда он сидит, говорит, и неизвестно, когда уйдёт». Есть хорошее еврейское изречение: «Когда из комнаты уходит зануда, кажется – будто кто-то входит».

        Когда зануда проявляет к чему-то интерес, весь мир видится ему через  линзы его увлечения, и все вокруг должны проявлять неподдельный интерес к его мыслям и чувствам. Не желая замечать отторжение себя окружающими, занудливость агрессивно пытается овладеть их вниманием.  Она настолько их «достает» бесконечными повторами, что интересную мысль начинают презирать. Люди, боясь «вывихнуть челюсть» от ее тоскливых тирад, бегут от нее, как от черт от ладана с единственным желанием, чтобы она быстрее заткнулась.

        С возрастом занудливость обрастает мускулами. Почему так происходит? Активность нервных процессов с годами уменьшается. Поэтому нам требуется больше усилий и времени разъяснить что-либо собеседнику. С годами тухнут смешинки в глазах, а гневливость, наоборот, усиливается. Иными словами, занудливость требует отслеживания и самоконтроля.  

         Зачастую зануды становятся педагогами, есть поле деятельности, где оторваться. У А. П. Чехова в рассказе «Человек в футляре» прекрасно раскрыт образ зануды: «Было у него странное обыкновение — ходить по нашим квартирам. Придет к учителю, сядет и молчит и как будто что-то высматривает. Посидит, этак, молча, час-другой и уйдет. Это называлось у него «поддерживать добрые отношения с товарищами», и, очевидно, ходить к нам и сидеть было для него тяжело, и ходил он к нам только потому, что считал своею товарищескою обязанностью. Мы, учителя, боялись его. И даже директор боялся. Вот подите же, наши учителя народ всё мыслящий, глубоко порядочный, воспитанный на Тургеневе и Щедрине, однако же этот человечек, ходивший всегда в калошах и с зонтиком, держал в руках всю гимназию целых пятнадцать лет! Да что гимназию? Весь город! Наши дамы по субботам домашних спектаклей не устраивали, боялись, как бы он не узнал; и духовенство стеснялось при нем кушать скоромное и играть в карты. Под влиянием таких людей, как Беликов, за последние десять — пятнадцать лет в нашем городе стали бояться всего. Боятся громко говорить, посылать письма, знакомиться, читать книги, боятся помогать бедным, учить грамоте».

           Занудливость ни у кого не способна вызвать симпатию, даже у Бога.  Один пожилой набожный человек молился пять раз в день, тогда как его делового партнера ни разу не видели в церкви. В день своего восьмидесятилетия старик обратился к Богу с молитвой: «О Господи! С самого детства я ни единого дня не пропустил без утреннего визита в церковь; я молился пять раз в день. Ни одного поступка, ни одного решения, важного или пустякового, я не совершил без упоминания имени Твоего. Сейчас, когда я постарел, я стал совершать в два раза больше благочестивых дел и молиться Тебе беспрестанно, денно и нощно. Но при этом остался таким же бедным, как церковная мышь. Посмотри же на моего делового партнера. Он пьет, играет в азартные игры и, несмотря на почтенный возраст, проводит время в компании девиц сомнительного поведения, и при этом еще купается в роскоши! Не думаю, что хотя бы одна молитва слетела с его губ. Господи, я не прошу Тебя наказать его, это было бы не по-христиански. Но, пожалуйста, ответь мне: за что, за что, за что ты уготовил мне такую печальную участь, а его наградил богатством?»   — «За то, — ответил Бог, — что ты такой невероятный зануда!»