RSS Feed

Запальчивость

09.11.2013 by petr8512

Нет ничего более опасного, чем страсти, которыми разум управляет в запальчивости.

Гельвеций

Чем больше разума в человеке, тем больше найдете вы в нем честности. Наоборот, там,

где фанатизм и суеверие, – царят запальчивость и страсти.

Дюмарсе Цезарь

В сякая запальчивость не оправдана, т.к. она охлаждает взаимоуважение и любовь.

С. Рамишвили

       Запальчивость как качество личности –  склонность легко и быстро приходить к раздражению, выражать возмущение, проявлять гнев; быть полным  горячности, задора, дерзости.

       Во время ссоры жена запальчиво кричит: – Уж лучше бы я вышла замуж за черта, чем за тебя! – Это исключено, – немедленно парирует муж. – Браки между ближайшими родственниками запрещены.

        Запальчивость – это мгновенная неадекватная реакция на раздражитель. Это когда утяжеленное нервностью сознание уступает внешним воздействиям, не имея возможности подумать. Запальчивость – инвалид права, как реагировать на события жизни. Она обокрала себя в одном из самых главных достоинств человека как мыслящего существа – праве выбора.

        Что такое разумность? Это способность в пространстве между возбудителем и реакцией применять синтезированное знание, проявляя при этом реальное действие. Сила разумности зависит от самоконтроля, который идет от разума. Когда человек не способен себя контролировать, значит, мягко говоря, с разумностью у него большой напряг. Словом, у разумных людей есть огромное преимущество, можно сказать – богатство, пространство между раздражителем и реакцией на него, а у запальчивого человека оно отсутствует. Он, как машина без тормозов, мчится под уклон, безуспешно стараясь  вписаться в жизненные повороты.

       Запальчивость – раба чувств. Ее разум инфантилен, он не может выполнять свою функцию – контролировать хаотичный, беспокойный ум и ненасытные, капризные чувства. Разум призван вовремя сказать: «Так делать нельзя».  Но когда он бесправен,  решимость действовать у запальчивого человека слагается быстро – под влиянием побудительных мотивов неугомонного ума и противоречивых чувств. Противодействия со стороны мотивов задерживающих отсутствуют, ибо разум спит.

    Запальчивость, несомненно, порочное качество личности, ибо оно затеняет разум и становится подругой одного из главных врагов человека – гнева. Еще Гораций говорил, что «запальчивый гнев – краткое сумасшествие». Как известно, друг моего врага – мне враг. Запальчивость провоцирует человека на гневливость, от которой недалеко до ярости, буйства и бешенства. Что можно ожидать от качества личности, если оно водит хороводы с горячностью, вспыльчивостью, раздражительностью и гордыней?

     Связка запальчивости и гордыни очевидна. Неуважительное отношение к людям, чрезмерное чувство своей важности, высокомерие, словом, вся галерея производных от гордыни качеств личности, подталкивает запальчивость проявляться во всех своих формах. Еще Франсуа де Ларошфуко подметил: «Люди не задумываются над тем, что запальчивость запальчивости рознь, хотя в одном случае она, можно сказать, невинна и вполне заслуживает снисхождения, ибо рождена пылкостью характера, а в другом – весьма греховна, потому что проистекает из неистовой гордыни».

      В запальчивости человек может сказать обидное слово, а может и совершить убийство. В русском праве убийство в запальчивости противополагалось убийству с заранее обдуманным намерением или умыслом. С 1871 г. в уложении о наказаниях между этими двумя видами доставлен третий, средний — убийство без заранее обдуманного намерения, но умышленное. Запальчивость или раздражение не исключает умысла, но ослабляет степень его. Поэтому убийство в запальчивости считается привилегированным видом убийства, наказуемым значительно слабее, чем умышленное убийство (ст. 1455 улож. о наказаниях). Такое же влияние имеет З. на наказуемость нанесения увечья или раны (ст. 1480 улож. о наказ.). Особенное значение в смысле смягчения наказания имеет З., или раздражение, непосредственно вызванное действиями или поступками лица, против которого преступление учинено.

      Носителю запальчивости тяжело общаться с людьми, тем более полемизировать или дискутировать, где нужна, прежде всего, разумность и хладнокровие. Когда в человеке одновременно приживаются запальчивость и спорливость, он становится невыносим для окружающих. В споре зачастую каждый отстаивает не свое мнение, а свою значимость. Запальчивость, не желая вслушиваться в тезисы, доводы и аргументы оппонента, словно ждет, чтобы он как-то задел ее самолюбие. Это стартовый выстрел для гнева, возмущений, обвинений и оскорблений несчастного оппонента, имевшего глупость вступить с запальчивостью в спор. Джордж Гербер писал: «Сохраняй хладнокровие в споре, потому что запальчивость делает ошибку проступком, а правду невежливостью».

     В фильме «Ожидание чуда» звучит интересная фраза: «Так часто, в запальчивости, в сердцах одна единственная фраза может все изменить, разрушить, а потом… потом остается горечь и пустота и миллион вопросов, ненужных извинений, несказанных слов… »

     В российской истории имел место случай, когда сошлись две запальчивости – А.С. Пушкин и граф Федор Иванович Толстой – известный шулер, дуэлянт и развратник. Они повздорили, и граф написал Пушкину тяжеловесную эпиграмму:

Сатиры нравственной язвительное жало

С пасквильной клеветой не сходствует нимало.
В восторге подлых чувств ты, Чушкин, то забыл,
Презренным чту тебя, ничтожным сколько чтил.
Примером ты рази, а не стихом пороки,
И вспомни, милый друг, что у тебя есть щеки. 

    Вспоминает Сергей Толстой: «… первоначальным поводом к ссоре Федора Толстого с А.С. Пушкиным послужило одно письмо Толстого к его товарищу по Преображенскому полку князю А.А. Шаховскому (автору известных в свое время комедий). В этом письме Толстой написал нечто обидное для Пушкина, а Шаховской не постеснился показывать это письмо общим знакомым. Что именно написал Толстой, остается, к сожалению, неизвестным. Пушкин, уезжая на юг, в ссылку, не знал об этом письме и расстался с Толстым по-приятельски. Обидный отзыв дошел до него уже в ссылке. Тогда он написал следующую эпиграмму на Толстого (относимую историками литературы к 1820 году):  

 В жизни мрачной и презренной
Был он долго погружен,
Долго все концы вселенной
Осквернял развратом он.
Но, исправясь понемногу,
Он загладил свой позор,
И теперь он, – слава Богу –
Только что картежный вор.

    “Пушкин, – пишет Вяземский, – в жизни ежедневной, в сношениях житейских был непомерно добросердечен и простосердечен, но при некоторых обстоятельствах бывал он злопамятен не только в отношении к недоброжелателям, но и к посторонним и даже приятелям своим. Он, так сказать, строго держал в памяти своей бухгалтерскую книгу, в которую вносил царапины, нанесенные ему с умыслом, а материально записывал имена своих должников на лоскутках бумаги, которые я сам видел у него. Это его тешило. Рано или поздно, иногда совершенно случайно, взыскивал он долг и взыскивал с лихвою. В сочинениях его найдешь много следов и свидетельств подобных взысканий. Царапины, нанесенные ему с умыслом или без умысла, не скоро заживали у него”.

   Пушкин не сомневался в том, что его ссора с Толстым должна кончиться дуэлью; он считал, что должен “очиститься”, как он писал Вяземскому. Поэтому, живя в Михайловском, он упражнялся в стрельбе из пистолета; при этом он говорил Вульфу, веря в предсказание ворожеи: “Этот меня не убьет, а убьет белокурый, так колдунья напророчила”. Однако дело уладилось. Приятели Пушкина, в особенности Соболевский, помирили их. Почему Толстой пошел на примирение? Не потому, конечно, что боялся быть убитым или раненым. Может быть потому, что он щадил жизнь Пушкина; а может быть потому, что дуэль с Пушкиным угрожала ему разрывом с людьми, дружбою которых он особенно дорожил, – с Вяземским и Жуковским. Примирение оказалось прочным, и Толстой продолжал вращаться среди литературных друзей Пушкина. Так, например, Пушкин в первый раз читал “Полтаву” в Москве у С.Д. Киселева, причем присутствовали Федор Толстой и Вяземский».