RSS Feed

Жестокосердие

29.05.2014 by petr8512

Жестокий убьёт, а жестокосердный в помощи откажет.

Б.Л. Васильев. Дом, который построил Дед

Жестокосердные люди не могут верно служить великодушным идеям.

В. Гюго.

Ты, зная, что прекрасна и юна
И что орудием Амура стала,
В гордыню и жестокосердье впала.
Данте. Стихотворения флорентийского периода

      Жестокосердие  как качество личности – склонность к крайнему бессердечию, суровости; отсутствие сострадания, милосердия и сочувствия.

      Когда погоня загнала короля Кнута Святого в церковь Св. Альбана в Оденсе, он преклонил колена перед главным алтарем, помолился Богу о прощении своих грехов и приготовился к смерти. Стоя на коленях, он сильно страдал от жажды. Один из ютландцев, заглянувший в окно, пожалел короля и побежал к ручью за водой с кувшином, однако оказавшийся поблизости другой ютландец ударил кувшин копьем, так что вся вода пролилась на церковный пол. Тогда король сказал тому, кто разбил кувшин: «Тебе жалко для меня даже воды?» Сказав это, он был сражен брошенным в него камнем (это случилось в 1086 году). Но и жестокосердный ютландец получил по заслугам. Он сошел с ума и стал страдать от сильной жажды. Однажды, спускаясь к источнику, чтобы набрать немного воды, он поскользнулся и полетел вниз, но зацепился ногами и так повис, едва не доставая ртом до воды. Он умер, так и не сумев до нее дотянуться. Таково наказание судьбы за жестокосердие.

     Жестокосердие – следствие повседневной грубости, невежества и озлобленности. Грубость проявляется как склонность к отклонениям от вежливости, различным формам жесткости в отношениях, черствости, неучтивости, своего рода душевной близорукости. Когда она становится привычным, обыденным явлением в общении, сердце сначала грубеет, затем каменеет и, наконец, становится жестоким.

     Николай Рерих пишет: «Если жестокосердие порождается каждодневною грубостью, то как же заботливо нужно искоренять из каждого дня всякое огрубение. Как трудолюбиво нужно изъять эти, хотя бы маленькие, огрубения из всякого быта. Ведь всякая грубость совершенно не нужна. Даже дикие животные не укрощаются грубостью. При всяком воспитании грубость уже давно осуждена, как не дающая никаких полезных результатов и только продолжающая поколения грубиянов. Когда мы читаем исторические примеры всяких несчастий, происшедших, в конце концов, от повседневного огрубения, когда мы видим, что эти несчастья продолжаются и до сего времени, то разве не нужны спешные меры, чтобы и в школьном, и в семейном быту предохранить молодежь!»

      Грубость – излюбленная среда невежества, а где обитает невежество, смело ищи жестокосердие. Человек, находящийся под влиянием энергии невежества, думает исключительно только о себе. На других ему глубоко наплевать. В какой бы беде ни оказался его товарищ, он, если есть малейшая опасность, пройдет мимо, и его жестокое сердце даже не дрогнет. У таких людей нет совести. Светлая энергия души надежно перекрыта фильтрами эгоизма, злобы, зависти, корысти и ненависти. 

     Жестокосердие – это когда товарищ в беде, ты можешь помочь, но равнодушно проходишь мимо. Бывает, люди пасуют перед страхом, празднуют труса. Жестокосердие, как правило,  отказывает в помощи не из-за страха, а из безразличия к чужому страданию. В нем нет сострадания. Поэтому оно, не сбивая дыхания, пройдет мимо, не оказав помощи человеку в ней нуждающемуся.

     Человек в невежестве – волонтер жестокосердия. Когда потеряны нравственные принципы, когда утрачена совесть и стыд, человек не видит в другом родственной духовной сущности. Пороки настолько заслоняют и перекрывают выход энергии души во внешний мир, что вместо энергии радости и счастья до людей доходит искаженная энергия, обусловленная грубостью, обидами, озлобленностью и невежеством.

    Николай Рерих пишет: «Пароксизмы невежества, прежде всего, устремлены на все самое высокое. Невежеству нужно что-то истребить, нужно отрубить чью-то голову, хотя бы каменную, нужно вырезать дитя из утробы матери, нужно искоренить жизнь и оставить «место пусто». Вот идеал невежества. Оно приветствует безграмотность, оно улыбается порнографии, оно восхищается всякой пошлостью и подлостью. Ведь где кончается одно и начинается другое и наоборот, отмерить очень трудно. И вообще меры весов невежества неисповедимы».  

     От невежества один шаг до жестокосердия, а от него к жестокости и зверству.  Вот письмо, написанное итальянским генералом Александром Лузаном и адресованное лично Муссолини. Даже фашисты были  в шоке:

    Дуче! Моя безграничная верность Вам, надеюсь, дает мне право в некоторых вещах отклониться от строгого военного протокола. Поэтому я и спешу описать вам одно событие, при котором я лично, три недели назад, присутствовал. Объезжая окружные местечки Столац, Чаплину и Любинье (между 60 и 130 км. на север от Дубровника) – узнаю от наших офицеров разведки, что усташи Павелича, в предшествующий день, совершили какое-то преступление в одном селе (Пребиловци) и, когда об станет известно, местные Сербы снова будут встревожены. Мне не хватает слов описать то, что я там обнаружил. В большом школьном кабинете я застал зарезанную учительницу и 120 ее учеников! Ни один ребенок не был старше 12 лет! Преступление – неуместное и невинное слово – это превосходило всякое сумасшествие! Многим отсекли головы и расположили их на школьных лавках. Из распоротых животов усташи вытащили кишки и, как новогодние гирлянды, развесили их под потолком и гвоздями вбили в стены! Рой мух и невыносимое зловоние не позволяли здесь долго задерживаться. Я заметил початый мешок соли в углу и с ужасом установил, что их резали медленно, посыпая солью шеи! И, когда мы уходили, с задней лавки послышался детский стон. Посылаю двух солдат посмотреть, в чем дело. Вытащили одного ученика, еще был жив, дышал с наполовину рассеченным горлом! На своей машине я отвожу это бедное дитя в нашу военную больницу , приводим его в сознание и от него узнаем полную истину о трагедии. Преступники, прежде всего, изнасиловали учительницу Сербку (ее имя Стана Арнаутович) и затем убили ее перед детьми. Насиловали и девочек от восьми лет. Все это время играл насильно приведенный оркестр Цыган и бил в тамбуры! К великому стыду нашей, римской церкви – и один Божий человек, местный священник, во всем этом участвовал! Мальчик, которого мы спасли, быстро поправился. И как только затянулась рана, по нашему недосмотру сбежал из больницы и пришел в свое село, чтобы найти родственников. Мы послали за ним патруль, но безуспешно: он нашел его заколотым на пороге дома! Из тысячи с чем-то душ, в селе больше никого нет! В тот же день (это мы обнаружили позднее), когда совершено преступление в школе, усташи схватили еще 700 жителей села Пребиловци и всех их бросили в яму или зверским образом на пути к яме убили. Спаслось только около 300 мужчин: только им удалось прорвать усташский обруч вокруг села и сбежать в горы! Эти 300 выживших сильнее самой элитной дивизии Павелича! Все, что они могли потерять, они потеряли! А таких сел, как Пребиловци, полна Герцеговина, Босния, Лика, Далмация. Вырезание сербов достигло таких размеров, что в тех краях загрязнены многие водные источники. Из одного источника в Поповом поле, недалеко от ямы, в которую сброшено 4 000 Сербов, потекла красная вода, лично в этом убедился! На совесть Италии и нашей культуры падет несмываемое пятно, если, пока еще есть время, мы не дистанцируемся от усташей и не предотвратим, чтобы нам приписали поддержку их безумства!”

    Человек в невежестве не приемлет никакой ответственности. Все беды и несчастия его жизни, по его разумению, являются следствием козней других людей, злой судьбы, невезения, неудачливости, словом, виноваты в его напастях все, только не он сам. Человек упорно не желает брать ответственность на себя за всё, что происходит в его жизни. Покаяться бы жестокосердному, принять мысль, что во всех его бедах виноваты не окружающие, а он сам, понять, что мучившие его обиды и зло приходили не извне, а из глубины его больного жестокосердием сердца.

    Каково противоядие от жестокосердия? Если человек верит в Бога, противоядием будет – видеть в каждом частицу Бога, то есть такую же родственную душу, как и я сам. Нужно понимать, что душа всегда прекрасна. Гадка не душа, а пороки ее обусловливающие.

     Душа, обусловленная грубостью, озлобленностью и невежеством, проявляется в реалиях в форме жестокосердия. Предположим, мы против кого-то ожесточены, испытываем ненависть или банальную обиду. Когда человек длительное время проявляет негативные эмоции, сердце становится каменным и жестоким. Но если мы увидим в другом Бога, станем ли мы жестокосердны к нему? Стали бы мы злиться, раздражаться и гневаться, если бы постоянно видели в другом человеке Бога? Порядочный человек живет с ощущением, как будто за его спиной каждую секунду стоит Бог. Он осознает, что за каждый поступок придется отвечать. Поэтому привычно проявляет сострадание и милосердие ко всему живому.

      Жестокосердие побеждается милосердием и любовью. Господь говорит нам: Милости хочу, а не жертвы (Мф. 9, 13); Иоанн Кронштадский пишет, что Господь «многомилостивый, хочет и от нас милости или милосердия, незлобия и терпения относительно  ближних наших; Он же и готов всегда помогать нам во всяком добром деле. Если у тебя злое сердце, проси в покаянии, чтобы Он смягчил твое сердце, сделал кротким и терпеливым – и будет оно таково». От жестокосердия не останется и следа, если у человека в глаза вставлены «линзы», предполагающие зрительное восприятие внешнего мира глазами Бога. При таком посыле сердце наше постепенно станет сострадательным и милосердным.