RSS Feed

Злословие

24.02.2013 by petr8512

 Злословить: злостно приписывать другому дурные поступки,

которые  сам не имел случая или искушения совершить

Амброс Бирс

  Им бы этот же вылить напиток

  В их невинно клевещущий рот.
Анна Ахматова.

      Злословие – склонность вести речь об отрицательных качествах и недостатках человека  в его отсутствие, используя оскорбления, наветы и посягательства на унижение его чувства достоинства и причиняющие ему вред. 

       Как-то раз пожаловался один человек мудрецу: — Все говорят, что я не умею держать язык за зубами, даже называют кляузником. Честно говоря, я много злословил в своей жизни. Как бы мне теперь исправить все необдуманные слова? Мудрец сказал: — Возьми перьевую перину, поднимись на самую высокую крышу и развей перья по ветру. После возвращайся ко мне, я буду ждать тебя. Человек мигом сделал все, что велел старец. Довольный, он прибежал обратно и спросил: — Ну что, теперь я все исправил? — Нет, — ответил мудрец, — это была лишь часть задания. А теперь иди и собери все перья до одного. Человек удивленно посмотрел на старца и понял, что тот дал ему хороший урок на будущее.

       Злословие во множестве своих проявлений всегда связано со злом и нечистым сердцем (мотивом).  У Фаины Раневской есть замечательное высказывание о людях, для которых злословие такое же обычное дело, как мытье рук, завтрак или сон: «Есть люди, в которых живет Бог; есть люди, в которых живет дьявол; а есть люди, в которых живут только глисты».  Эти люди, занимаясь злоречием, всегда находят себе оправдания: «Я никого не осуждаю, просто говорю, что думаю». Для этих людей пустой звук, что говорить о других за глаза, подличать за их спиной некрасиво и грешно.

      Злословие безразлично к опасным последствиям от своего распространения. Множитель зла даже не задумывается, что его слова развивают в людях злобу, обиду, плохое расположение, неприязнь и ненависть, сказывается на их здоровье и судьбе. Словно передаточное устройство, злословие, руководствуясь завистью, гневом, тщеславием, самодовольством и подозрительностью, оскверняет душу злоречивого, отравляет его самого и соучастников ядом раздражительного осуждения. В книге «Творения иже во святых отца нашего Ефрема Сирина» о злоречии пишется так: «В злоречивом все есть, и клеветничество, и ненависть, и наушничество; поэтому признается он братоубийцей, безжалостным, немилосердным». Разве способен быть гармоничным человек, когда у него в мыслях и на языке злые намеки, колкости, злые слова, кривотолки, укоры, брань и осуждение? «Клеветы и злоречия надо остерегаться, как ядовитого червя на розе, — они скрыты тонкими и лощеными оборотами», – писал Плутарх.

       Склонность злословить имеет исторические корни. Осуждая соседние племена, сравнивая себя с ними и, в то же время, принижая их значимость и раздувая недостатки, наши предки возвеличивали себя, самоутверждались в своей мощи за счет обесценения других, чувствовали себя непобедимыми.  В какой-то мере, наследственная склонность к злословию повсеместно работает и поныне во всех сферах жизни. Когда есть общий оппонент, конкурент, соперник – временные союзники, как бы, объединяются в одну стаю против другой.

      Притягательность злословия в создании условной границы между «своими» и «чужими». Когда в «кучу» сгрудились малые, можно повысить самооценку за счет хулы на других, между членами «стаи» обвинителей возникает близость. Дружба «против» отсутствующего создает для осуждающих общие ценности, на контрасте с ним они ярче видят свою идентичность. «Сдруживает» и сильное эмоциональное волнение, испытываемое при осуждении других. Негативно высказываясь об окружающих, члены стаи привязываются друг к другу по интересам, испытывая негативное отношение к тем, кто видит в людях достоинства и позитивно смотрит на мир. Перемывая кому-то косточки, злословие кажется себе умнее, деликатнее, красивее и справедливее своих оппонентов. В такой причудливой форме срабатывает механизм вечной борьбы за выживание.

      Злословие находит радость и счастье в неприятностях других, ставших следствием его «подковерных» усилий.  Оно не понимает, что в жизни существуют и другие радости, кроме несчастий окружающих. У злословия после удачного попадания в цель, как после плитки шоколада или солнечных лучей, активизируются  центры удовольствия, повышается уровень эндорфина в крови, укрепляется иммунитет организма.

       Никто не злословит о тайных достоинствах других. Склонность говорить дурно и зло о других не обязательно является следствием  осознанной недоброжелательности. К примеру, кто-то подражает поведению родителей, и выискивать «червоточины» в других для него органично и естественно. А кто-то злословит инстинктивно, защищаясь от заведомо сильного соперника, если тот с ним одного статуса.

        От злословия недалеко до злодейства. Злословие – это символическое желание уничтожить другого.  Для совершения злого поступка надо хоть капля решимости и мужества, за него можно пострадать и понести ответственность. Слово для злословия не имеет материальной силы, но имеет неизгладимое значение, душевную зарубку для его адресатов. Единожды выскользнувшее злое слово способно оставить несмываемый след.  Злословие тешится своей безнаказанностью и анонимностью, получая непосредственное удовольствие от воображаемого, гипотетического страдания и ниспровержения другого человека. Как точно подметил Лопе де Вега, написав: «Злословить, и остро при этом, Весьма приятно, милый мой. Ведь было сказано поэтом: Злословье греет нас зимой И освежает жарким летом».

      В злословии, как это ни странно, всегда виноват пострадавший. Есть такое понятие  – «терпила». То ли он украл шубу, то ли у него украли, не имеет значения – осадок остался. Оправдываться – неблагодарное занятие. Оправдания – это виноватость и защита, а злословие – это нападение и безнаказанность. Злословие знает, что оправдываются люди с низкой самооценкой, напичканные страхами и привыкшие к позиции жертвы. Оправдываясь, они неизбежно окажутся в проигрышном положении, такие люди – легкая добыча для злословия. Куда тяжелее с людьми, жизненный принцип которых – «Королева  не оправдывается». Тем не менее, даже им трудно противостоять океану грязи, обрушивающемуся на них из злоречивых уст. «Злословие даже без доказательств оставляет почти вечные следы», – писал А. С. Пушкин. Пресловутое «нет дыма без огня» стало устойчивым стереотипом мышления большинства людей, и злословие пользуется этим на всю катушку.

      Ф. Ницше мудро заметил: «Если хочешь насолить кому-нибудь, достаточно сказать о нем какую-нибудь правду». В конечном счете, злословить – это говорить о другом то, что ему бы не понравилось. По этому поводу есть анекдот: «Думаешь, кто-то распространяет о тебе сплетни?» – «Хуже. Думаю, кто-то распространяет обо мне правду». Или на эту же тему: Секретарша говорит своему боссу: «Сэр, если бы вы знали, какие сплетни распускает о вас ваш зам…»- «Ерунда все это! Главное, чтобы он не говорил правду».  Если это правда, значит, перед нами злословие, если нет – значит, это клевета. Тем не менее, даже если злословный человек говорит правду, он поступает дурно.

      Один человек злословил о другом. Ученый, присутствующий при этом, сказал: «Не отзывайся дурно при мне о другом! Не заставляй меня дурно думать о тебе! Ибо, когда ты злословишь о другом, я начинаю тебя считать плохим человеком. И я не знаю, что будет от твоего злословия. Я предполагаю, что, злословя о нем, ты умаляешь его достоинство, но то, что ты отнял у него, не прибавят к твоему достоинству!»