Важность Важный

17.12.2017 by petr8512

Поделиться
(Просмотров 435 всего, 1 сегодня)



Чем важнее вы себя считаете, тем мелочнее становитесь.

(Просмотров 1 всего, 1 сегодня)

Автор афоризма:

Пока человек чувствует, что наиболее важное и значительное

явление в мире – это его персона он никогда не сможет

по-настоящему ощутить окружающий мир. Чувство

собственной важности  – главнейший и самый

могущественный из врагов человека».

(Просмотров 1 всего, 1 сегодня)

Автор афоризма:

Чувство собственной важности заставляет нас большую часть

нашей жизни быть обиженными кем-то. Без этого чувства мы неуязвимы.

(Просмотров 1 всего, 1 сегодня)

Автор афоризма:

                Важность  как качество личности – склонность быть преисполненным собственной значительностью от высокого статуса, власти,  должности, родословной и тысяча подобных, проявляя при этом гордыню, спесь, высокомерие, чванство, барственность и надменность.

    Плывёт какашка по канализации с важным таким видом! Ей навстречу другая какашка. Вторая какашка, заинтересованная таким важным видом первой спрашивает: — А ты куда плывёшь, говняшка? Та ей в ответ: — На важное задание! Секретнейшее задание! — Возьми меня с собой? пжалстааа! – Нет. — Ну возьми, вдвоём веселее! — Ну… ладно так и быть.

    Плывут две какахи вместе с важным видом. Им навстречу понос. — Какахи, куда плывёте? Какаха: — На секретную миссию, секретнейшую я бы даже сказала важную операцию! Понос: — О, как интересно, возьмите меня с собой? Какаха: — Нееееее… вообще никак! Понос (расстроено): — Ну почему?   Какаха: — А нам нужны крепкие ребята!

     Важность – маска для мелких и поверхностных людей. Зрелой, целостной личности важность отвратна. Это для посредственностей важность превращается в способ показать свою значительность и значимость. Глупцы и невежи защищаются важностью, как щитом, от людей по-настоящему достойных и важных. Глупец важен, как павлин.

     В зоологическом саду мальчик, увидев важного павлина, закричал: — Смотрите, курица от важности зацвела.

     Важный вид на Мадрид и немногословность прибавляют человеку значимости и предполагают наличие ума. Хотя бы в той части, чтобы не выболтать его, ума, отсутствие.

     Достойные люди ходят с нормальным выражением лица. Им не нужна напускная важность, ибо это претит их природе. Они осознают, что напускная важность глупа, смехотворна и нелепа.

      Важность – производная гордыни.  Это мелочная гордыня, основанная на выпячивании какого-то участка важности – статуса, должности, родословной.

      Желание казаться важным часто присуще низшим и средним сословиям, мечтающим вскарабкаться наверх. «Из грязи да в князи», «Не по Сеньке шапка», «Со свиным рылом в калашный ряд», – это все народные наблюдения о таких людях как Голохвастовы и Журдены.

Советую почитать:  Вычурность Вычурный

     Мольер в пьесе «Мещанин во дворянстве» раскрывает образ человека, помешанного на  дворянстве и светском обхождении. Казалось бы, к чему почтенному буржуа г-ну Журдену захотелось стать аристократом, уподобиться знатным господам. Он превратился в «дойную корову» для портных, парикмахеров и учителей, суливших посредством своего искусства сделать из Журдена блестящего знатного кавалера. Он же, в свою очередь, пребывал в уверенности, что дружба с ними даёт ему значительные – как их там – пре-ро-га-тивы.  Журден будет считать себя светским человеком, дворянином и, соответственно, чванливо себя вести с не дворянами. Комизм, да и только! Из таких глупых, ограниченных и заурядных людей вырастает чванливая важность.

   Голохвастов – герой фильма «За двумя зайцами» смехотворен в своей напускной важности, фанфаронстве и самохвальстве. Вслушаемся в его монолог: – Когда человек не такой, как вообще, потому один такой, а другой такой, и ум у него не для танцевания, а для устройства себя, для развязки своего существования, для сведения обхождения, и когда такой человек, ежели он вченый, поднимется умом своим за тучи, и там умом своим становиться… становится еще выше лаврской колокольни и когда он студова глянет вниз, на людей, так они ему покажутся… кажутся такие махонькие-махонькие… все равно как мыши. Пардон. Как крисы. Потому, что это же человек! А тот, который он… это… он… он тоже человек, не вченый, но… Зачем же? Это ж ведь очень и очень! Да! Да! Но… нет!

   Далее: – Натурально моя хфамилия Голохвастов. А то, необразованное мужичьё перекручивает. СЕРКО: Так вы, значит, того не того… не его… не-е… не цирюльника сынок? –  То есть по натуре, по хформе ну, по телу, как водится. Но по уму, по образованности, мы уже не та хформа. Не тот центр. Тяжести. СЕРКО: – Так вы уже того, цирюльню не держите?

Советую почитать:  Взвинченность Взвинченный

    ГОЛОХВОСТЫЙ: Главное у человека — не деньги. А натурально хформа! Вченость. Потому ежели человек вченый, так ему уже свет переворачивается вверх ногами. Пардон. Вверх дыбом. И тогда, когда тому, одному, которому не вченому, будет белое так уже ему, вченому, которому, будет уже как… СЕРКО: Зеленое? ГОЛОХВОСТЫЙ: Нет, рябое! Вы меня понимаете, Проня Прокоповна? ПРОНЯ: Очень! Мине тоже посля пансиена все другим кажется.

      Важность, проявленная посредством важничания – признак низкого интеллекта. Как правило, важничают выскочки, нувориши, словом, те, кто неожиданно обогатился, занял тёплое кресло благодаря родственным связям. Важничают детки преуспевающих родителей, столичные жители. Словом, существует великое множество поводов для проявления гордыни в форме важничанья. Ф.М. Достоевский в «Подростке» пишет: «Я в эти две недели ужасно важничал перед товарищами, хвастался моим синим сюртуком и папенькой моим Андреем Петровичем, и вопросы их: почему же я Долгорукий, а не Версилов, — совершенно не смущали меня именно потому, что я сам не знал почему».

    Стремясь быть важными, люди обожают подавать себя в общении значительными персонами. Вспомним Кису Воробьянинова – героя  «Двенадцать стульев» И. Ильфа и Е. Петрова: «— Вот что, дорогой патрон. Мне сдается, что вы меня понимаете. Вам придется побыть часок гигантом мысли и особой, приближенной к императору. — Зачем? — Затем, что нам нужен оборотный капитал. Завтра моя свадьба. Я не нищий. Я хочу пировать в этот знаменательный день. — Что же я должен делать? — простонал Ипполит Матвеевич. — Вы должны молчать. Иногда для важности надувайте щеки. — Но ведь это же… обман. — Кто это говорит? Это говорит граф Толстой? Или Дарвин? Нет. Я слышу это из уст человека, который еще вчера только собирался забраться ночью в квартиру Грицацуевой и украсть у бедной вдовы мебель. Не задумывайтесь. Молчите. И не забывайте надувать щеки».

Советую почитать:  Вожделение (Вожделенность)

        Чем ниже человек душой, тем выше задирает нос. Это высказывание всецело справедливо в отношении важничанья и важности. Важность малейшее своё преимущество использует для того, чтобы пустить пыль в глаза, посоревноваться в крутизне с людьми, также озабоченными собственной важностью и значительностью.

    Салтыков-Щедрин в контексте важничанья и важности пишет: «Молодые бюрократы корчатся, хмурят брови, надсаживают свои груди, принимают юпитеровские позы».

    Словом, корчить из себя неизвестно что – визитная карточка важности. Зачастую представляя из себя чмо (человек, мешающий обществу), «важный» напропалую тщеславится, щеголяет и франтит, напоминая павлина или индюка.

     Поучительна история одной важной шубы.

     Среди разноцветных курток и строгих деловых пальто норковая шуба была самой важной и дорогой персоной. Когда другие вещи, предвкушая выход в мир, весело переговаривались, она предпочитала молчать, лишь изредка обводя высокомерным взором своих соседок, говорила: — Среди вас я самая ценная, неповторимая и шикарная. Вот увидите, меня ждёт великолепное будущее. Оно будет особенным и прекраснее, чем у вас, ординарных дешёвых вещей.

    Её соседки на неё не обижались, им было некогда. Они всегда были заняты в процессе примерок и приобретений. Яркие куртки и практичные пальто охотно и быстро раскупались. И в то время, пока шуба твердила новой коллекции одежды о своём величии, купленные вещи служили добрую службу своим хозяйкам и наслаждались жизнью. Куртки познавали блестящий мир катков и восхищались снежными вершинами гор, пальто подчёркивали элегантность своих обладательниц и вдыхали цветочный аромат романтических свиданий, а норковая шуба всё продолжала в гордом одиночестве висеть среди уже опустевших вешалок торгового зала — дорогая и неприступная.

    Когда же зима подошла к концу, и в пыльных окнах магазина засияло солнышко, важную особу бесцеремонно сняли с вешалки, свернули и, уложив в полиэтиленовый пакет, поместили в дальнем углу хранилища. Последнее, что увидела шуба, было то, как на её место аккуратные руки продавщицы повесели яркое и лёгкое платье.

Петр Ковалев 2017 год
Другие статьи автора: https://podskazki.info/karta-statej/

(Просмотров 435 всего, 1 сегодня)

Поделиться

Яндекс.Метрика