RSS Feed

Благоразумие

23.02.2013 by petr8512

Природа сказала женщине: будь прекрасной, если можешь, мудрой,  

если хочешь, но благоразумной ты должна быть непременно.

Пьер-Огюстен Бомарше        

        Благоразумие как качество личности – способность принимать в пространстве между возбудителем и реакцией  рассудительные, обдуманные, целесообразные решения для собственного блага или блага людей.

      Путник, идущий вдоль реки, услышал отчаянные детские крики. Подбежав к берегу, он увидел в реке тонущих детей и бросился их спасать. Заметив проходящего человека, он позвал его на помощь. Тот стал помогать тем, кто ещё держался на плаву. Увидев третьего путника, они позвали его на помощь, но тот, не обращая внимания на призывы, лишь ускорил шаги. — Разве тебе безразлична судьба детей? — спросили его спасатели. Тот ответил им: — Я вижу, что вы вдвоём пока справляетесь. Я лучше добегу до поворота и узнаю, почему дети попадают в реку, и постараюсь это предотвратить.

      Благоразумие в компании с умеренностью, справедливостью и храбростью является одной из четырех главных человеческих добродетелей. На языке аллегории она изображена с тремя мужскими лицами – юноши, зрелого человека и старика, смотрящими в разные стороны и подразумевавшими время с его тремя аспектами – прошлым, настоящим и будущем. В древнем Египте три аспекта времени олицетворяла статуя бога-солнца Сераписа, у которого три головы – волка, льва и собаки: волк пожирает прошлое; лев – смелость, к которой взывает настоящее; собака – ластящаяся, она рассеивает человеческие мысли о будущем. В эпоху Возрождения этот образ соединился с трехглавым человеческим олицетворением Благоразумия, образовав единое целое. Тициан изображает три мужские головы, переходящие в три головы животных, с надписью «Исходя из прошлого опыта –  настоящее действует благоразумно – дабы не навредить будущему».

        Благоразумие означает жить под диктовку разума, в повседневном обыденном понимании предполагает мудрое, дальновидное, рациональное поведение, в котором человек наилучшим образом реализует свои знания и умения. Оно должно стать привычкой. Но далеко не всегда человек в пространстве между возбудителем и реакцией принимает оптимальное решение, за которое не придется потом краснеть перед людьми, и о котором не нужно будет в последствие сожалеть самому. Так хочется сделать единственно правильный выбор, но, тем не менее, действия человека определяются его мыслями, а они нынешним уровнем его сознания. Иными словами, благоразумие зависит от сегодняшнего уровня сознания. Глупый поступает глупо, рациональный рационально, рассудительный – рассудительно. Поэтому улучшить «качество» своего благоразумия можно посредством работы над своим характером, развитием достоинств, стремлением взращивать в себе самые лучшие положительные качества личности.

    Благоразумие – употребление разума во благо. Можно в последствие сожалеть, что поступил неверно, не довел до конца, не доделал, не доработал, не доглядел, не справился, но это все чувства и эмоции – на тот момент каждый человек поступил настолько благоразумно, насколько благоразумным у него был уровень его сознания. Сегодня он, наверняка, поступил бы иначе, более благоразумно, ибо изменился уровень сознания. Через десять лет человек опять может сожалеть о своем неблагоразумии, не понимая, что в каждый момент своей жизни он поступает в полном соответствии со своим сегодняшним уровнем сознания.

     Благоразумие – инструмент достижения счастья. Но все зависит от обладателя этого инструмента, от его вкуса счастья. Если бы мы жили в обществе, где бескорыстное служение людям было доминирующим качеством личности, благоразумие реализовалось бы при условиях: «Поступать благоразумно, значит, быть в полной гармонии с внешним миром и с самим собой», «Благоразумие – это полное соответствие законам мироздания («Что посеешь, то и пожнешь», «Подобное притягивает подобное» и др). Если следовать христианской традиции,  проявлять благоразумие –  значит исполнять две основных заповеди: любить Бога и любить людей.

        Однако мы живем в материальном мире, где главенствует эгоизм и корысть. Поведение здесь мотивируется, как правило, только собственными интересами. Поэтому благоразумие, привязанное к эгоизму личности, приобретает свои специфические черты: меркантильность, сухость, бездушие,  расчетливость, узость мотивации и невежество. Человек в невежестве, например, алкоголик, поступает, по его мнению, благоразумно, оставляя на утро «похмелку». Он знает: «Если утром хорошо, значит, выпил плохо, если выпил хорошо, значит, утром плохо». Для него счастье в бутылке, и он предусмотрительно прячет от собутыльников чуть-чуть себе на утро. Убийца убирает свидетелей, с его точки зрения он поступает благоразумно. Проворовавшийся чиновник, уходя на новое место службы, уничтожает все бухгалтерские документы под предлогом, что затопило архив, где они хранились. Когда приезжает ревизия, а проверять нечего, он радуется и гордится своим благоразумием.  Человек,  видящий счастье в материальных благах, финансовом благополучии имеет и соответствующее благоразумие. Например, в условиях кризиса начался повальный не возврат кредитов, считалось: «Отдает кредит только трус». На заемщика, возвращающего ссуду, смотрели как на неблагоразумного транжиру. Одним словом, в эгоистичном обществе «благоразумие, – по словам Л. Валлы, – заключается в том, чтобы уметь предвидеть  в ыгодное для себя и избегать невыгодного».

     Благоразумие одного и того же поступка не может быть «одним на всех, мы за ценой не постоим», оно относительно, ибо подвержено различным оценкам, а у каждого, как известно, своя правда. Благоразумие неразлучно с целесообразностью. Рассмотрим ситуацию. Пьяный водитель заснул за рулем и убил на остановке двух детей, ждавших автобуса. Взглянем с кресла судьи. Судья обязан быть справедливым и при этом принимать решении в соответствии с законом. Он, конечно, осуждает убийцу и, будь его воля, дал бы ему пожизненный срок, но закон не позволяет ему подчиниться голосу сердца. Приходится выносить приговор, унижающий и ошарашивающий своей несправедливостью убитых горем родителей. Семь лет за две жизни. Где у государства благоразумие? Судья виновато призывает родителей убитых детей к благоразумию, то есть к смирению и принятию справедливости меры наказания. Благоразумие превратилось в бездушие, ибо закон и государство бездушны к потерпевшим родителям, к судье, который становится невольным соучастником произвола и к окружающим, которые, наблюдая это, сами становятся бездушными.

        Насколько благоразумен человек, настолько благоразумна его цель. Благоразумен лишь тот, кто идет к своей, а не к чужой цели. Можно назвать благоразумным скупца или жадину всю жизнь копившего деньги на «черный день» и затем в одночасье оставив наследство едва знакомым наследникам? Благоразумен ли человек, работавший на трех работах, складывавший рублик к рублику, во всем себе отказывая, потерявший все здоровье, лишь бы построить дачу или купить «крутую машину»? Построил дачу, а счастья нет. Цель оказалась ложной, сформировавшись под воздействием стереотипов и влияния окружающих. На даче нужно вкалывать, оказывается, не только мы любим яблоки, гусеницы тоже их любят и картошку не только мы желаем отведать, колорадские жуки тоже не прочь ею полакомиться. Выходит неблагоразумно потрачено  столько душевных и физических сил. Дача есть, а на душе опустошенность и горькое разочарование.  Счастье – это путешествие к цели по излюбленному маршруту. Если путешествие делает каждый день праздником, значит, человек идет к своей цели и, следовательно, поступает благоразумно.

        Человек, не умеющий контролировать свои чувства, не обладает благоразумием. Чувства, как таковые, не могут быть благоразумными. Ф. Ларошфуко заметил: «Благоразумие и любовь не созданы друг для друга: по мере того как растет любовь, уменьшается благоразумие».   Чувства прерогатива ума, а не разума. Уму нравятся ощущать ласку, слышать похвалу и комплименты, получать всевозможные удовольствия и удовлетворять самые сокровенные желания. Ум зависит от чувств и в этом присутствует несвобода, что-то рабское.  Именно на эту зависимость (жадность до наслаждений и материальных благ) и ловят манипуляторы всех мастей свои жертвы. К счастью, в человеческий организм встроен механизм благоразумия, способный вовремя вывести своего обладателя из под удара ловкачей. Он уберегает от необдуманных действий в ситуациях, когда размер угроз превышает возможные позитивные последствия действий, предохраняет от безрассудства во всех его проявлениях, позволяет избегать крайностей и соблюдать меру везде и во всем.