RSS Feed

Гостеприимство

26.07.2013 by petr8512

  Хозяин должен выполнять каждую просьбу гостя, а гость не должен просить ни о чём. 

Хуго Штейнхаус         

На каждой вечеринке есть два разряда гостей: одни хотят пораньше уйти, другие – подольше остаться. Вся трудность в том, что обычно они состоят в браке между собой. 

Энн Ландерс    

          Гостеприимство как качество личности – склонность с охотой, хлебосольно принимать гостей, проявлять особый вид радушия.

          У туркестанца по имени Анвар Бек был некогда великолепный и чрезвычайно легконогий, чистокровной породы конь. Не было такого человека, который не мечтал бы обладать этим конем, многие домогались его, но Анвар отказывался продавать коня, какую бы цену ему ни предлагали. И был у него друг, коновод, которого звали Якуб. Тот время от времени приходил к Анвару, надеясь выторговать у него коня. Но Анвар и слышать об этом не хотел. И вот однажды, прослышав, что у Анвара наступили тяжелые времена, Якуб подумал: “А что как пойти к Анвару теперь? По нынешним временам он, конечно, согласится, ведь цена коня так велика, что, продав его, Анвар сразу сможет поправить свои дела”. Не теряя ни секунды, Якуб отправился к другу. По обычаю той страны Анвар поприветствовал друга и, прежде чем приступить к обсуждению дел, пригласил гостя к столу, как того требовал закон гостеприимства. Вскоре им накрыли на стол, и они поели с величайшим удовольствием. Когда же Якуб наконец изложил цель своего прихода, бедный Анвар ответил: – Милый друг, теперь нам уже не о чем говорить. Гостеприимство прежде всего. Ты пришел ко мне в тяжелые для меня времена, а не оказать тебе почтения я не мог, поэтому мне пришлось зарезать коня, чтобы было что поставить на стол и наилучшим образом исполнить долг хозяина.

         Гостеприимство – это прекрасный способ постепенно избавиться от эгоизма. Эгоизм сужает сознание личности. Гостеприимство, как жизнь ради других,  подтачивает корни эгоизма, подталкивает семью выйти из под его влияния, жить не только ради исключительно семейных интересов, но и ради окружающих. Вселенский закон гласит: чем больше человек живет ради других, тем больше в его жизни будет счастья. Гостеприимство служит одним из удивительных способов привнести в свою жизнь счастье. Оно является непосредственной обязанностью семейных людей.

         Гостеприимство – это вселенская обязанность, исполняя которую человек пополняет свой «личный  духовный счет» благочестия. От накопленного благочестия, как известно, зависят все наши жизненные константы – здоровье, деньги, семейное счастье, знания. Многие духовные традиции прямо заявляют: там, где в семье мир и покой, где правильно сберегаются зерновые, и где гости встречаются должным образом, поселяется богиня процветания. Недаром русская народная пословица гласит: Гость на порог – счастье в дом».

         Гостеприимство – это духовный долг каждого человека.  Любая семья, обладая какой-то недвижимостью, должна понимать, что гостеприимство – это не просто хочу или не хочу принимать гостей, это железное следование требованиям законов мироздания. У многих возникнет вопрос: так что теперь сделать «жизнь открытых дверей» для всех попрошаек, бомжей, цыган и бесцеремонных людей, которые с порога говорят «Дайте попить, а то так есть хочется, что переночевать негде»? Если проявлять гостеприимство к таким людям, то квартира превратится в цыганский табор, а местные алкоголики будут выстраиваться перед квартирой в очередь за опохмелкой. Когда люди такого типа злоупотребляют гостеприимством, необходимо проявить вежливую жесткость, твердо и спокойно сказать «Нет». Такое поведение не считается пренебрежением своего вселенского долга, здесь не до сантиментов.

        Но, если люди, неожиданно пришедшие к вам в гости, не относятся к этой категории, то  семья обязана их принять, будь то даже малознакомые вам люди. Нарушив свой долг, семья вскоре наблюдает следующее – гость, не встреченный должным образом, забирает у членов семьи определенный запас  благочестия и оставляет ей «взамен» часть своей плохой кармы. Не принимая незваного гостя, семья его осуждает, а осуждение людей тут же притягивает в нашу жизнь то, за что мы его осуждали. Иными словами, мы забирает  у осуждаемого его плохую карму, отдавая свою хорошую.  В то же время, принятый незваный гость оставляет в семье часть своего благочестия, тонкого благословения, благодарности и очищает дом или квартиру от грехов. Ради этого «Что есть в печи, на стол мечи».

        Гостеприимный хозяин – друг всем своим гостям.  Даже когда в гости пришел недруг, по законам гостеприимства он ведет с ним дружелюбно и доброжелательно. Гость по другим очевидным признакам может догадаться, как к нему относятся в доме. Менандр подметил: « Если ты направился к другу в гости, то вид его детей, еще до того как ты зашел в дом, скажет тебе, почитаем ли ты своим другом. Если дети встретят тебя радостно, можешь быть уверен, что друг любит тебя и ты ему дорог. Но если его дети не вышли тебе навстречу, значит, твой друг не желает тебя видеть. Тогда повернись и, не раздумывая, возвращайся домой». 

        Гостям дважды радуются: встречая и провожая. Если гость бесцеремонен, если он не считается с хозяевами, любое гостеприимство превращается для хозяев в муку. Есть такая восточная мудрость: «Гость необходим хозяину, как дыхание человеку. Но если дыхание входит и не выходит — человек умирает». Дмитрий Емец так описал образ идеального гостя: «Идеальный гость — это гость, который пригласил себя сам и принес с собой еду. Потом убрался в квартире хозяина, сам с собой поговорил в конспективном режиме, скромно поцеловал хозяина в щеку, потряс лапку и исчез. Полное гостевое самообслуживание».

         Есть такая интересная притча. Один человек пришёл в гости к своему знакомому. Обрадованные встречей, гость и хозяин обнялись, расцеловались, стали расспрашивать друг друга о здоровье, о здоровье детей и жён, не зная, как выразить свою радость. Хозяева бросили к ногам гостя ленту зелёно-красного цвета и всё спрашивали, как случилось, что он приехал, что он вспомнил хозяев. — Ну, жена, готовь постель гостю, прикажи зарезать курицу, подай вина, завари кофе, приготовь обед. Жена постелила гостю разукрашенный розами арцахский ковёр, сверх ковра постелила матрац, сверх матраца одеяло и, наконец, подушку. Через день хозяева убрали подушку, через два — одеяло, через три — матрац. На четвёртый день гость стал прощаться с хозяевами и собрался уходить. Хозяева дома спросили: — Почему уходишь от нас так рано, что случилось, чем мы тебе не угодили, кто тебя обидел? Не уходи, оставайся ещё. Гость ответил: — Вы мне ничего плохого не сделали, а ухожу я не рано. Я должен был уйти тогда, когда вы убрали подушку.

    Гостеприимство А. П. Чехова «не знало границ». Многие современники Чехова вспоминали о необыкновенном гостеприимстве и том внимании, с которым писатель относился к каждому, кто приезжал погостить в его доме. Чуковский писал: «Он был гостеприимен, как магнат». В Мелихове, где писатель прожил семь лет со своей семьей, поток гостей не иссякал никогда: приезжали и знакомые, и незнакомые, и по приглашению самого Чехова, и просто так – посмотреть на знаменитого писателя. Об одном из таких незваных гостей, публицисте Меньшикове,  вспоминал брат Чехова: «…и вдруг к нам приехал в полном смысле человек в футляре: штатский, в больших калошах, в теплом ватном пальто с приподнятым воротником и с громадным дождевым зонтиком, несмотря на сухую летнюю погоду. В Мелихове вздохнули с облегчением, когда он уехал». В Мелихове любили бывать и многочисленные родственники Чеховых, и люди творческие – Левитан, Гиляровский, Браз, Немирович-Данченко, Щеглов, Потапенко, приезжала сюда и будущая жена писателя Ольга Книппер. «Моя усадьба стоит как раз на Каширском тракте, и всякий проезжий интеллигент считает должным и нужным заехать ко мне погреться, а иногда даже и ночевать остаться», – писал Чехов Суворину 8 декабря 1893 года. По воспоминаниям одного из современников, в Мелихове Чехов «принимал у себя в таком беспримерном количестве, словно у него был не дом, а гостиница». «Спали на диванах, и по нескольку человек во всех комнатах, – писал о многочисленных гостях брат писателя Михаил, – ночевали даже в сенях».

      Гостеприимство не должно превращаться в «Демьянову уху», как в одноименной басне И.А. Крылова:

«Соседушка, мой свет!
Пожалуйста, покушай». —
«Соседушка, я сыт по горло». — «Нужды нет,
Ещё тарелочку; послушай:
Ушица, ей-же-ей, на славу сварена!» —
«Я три тарелки съел». — «И полно, что за счёты:
Лишь стало бы охоты, —
А то во здравье: ешь до дна!
Что за уха! Да как жирна;
Как будто янтарём подёрнулась она.
Потешь же, миленький дружочек!
Вот лещик, потроха, вот стерляди кусочек!
Ещё хоть ложечку! Да кланяйся, жена!»
Так потчевал сосед Демьян соседа Фоку
И не давал ему ни отдыху, ни сроку;
А с Фоки уж давно катился градом пот.
Однако же ещё тарелку он берёт,
Сбирается с последней силой
И — очищает всю. «Вот друга я люблю! —
Вскричал Демьян. — Зато уж чванных не терплю.
Ну, скушай же ещё тарелочку, мой милый!»
Тут бедный Фока мой,
Как ни любил уху, но от беды такой,
Схватя в охапку
Кушак и шапку,
Скорей без памяти домой —
И с той поры к Демьяну ни ногой.