RSS Feed

Лизоблюдство

23.04.2015 by petr8512

Прогнулись, чтобы не сожрали?
Лизнули, только б уцелеть?
И большей не было б печали,
И больше не о чем жалеть.

Арина Забавина

Подхалимство и лизоблюдство начинается с того, что

человек старается говорить то, что от него хотят услышать.

Антип Ушкин

Труд придворных лизоблюдов имеет хорошую цену

только при жизни их хозяев…

Николай Суденко

      Лизоблюдство  как качество личности – склонность из мелких, корыстных побуждений подлизываться к кому-либо, угодливо, подобострастно, униженно прислуживать кому-либо, подхалимничать.  

    В воинскую часть приезжает проверяющий. Его принимают, как положено: банька, водка и закуска. В конце трапезы голый проверяющий еле-еле выползает из сауны на улицу, чтобы освежиться. Сзади подходит бродячая собака и начинает старательно вылизывать ему голый зад.  Проверяющий (слабеющим голосом): “Это уж чересчур! Это уж чересчур товарищи!”.

    В тридевятом царстве тридесятом государстве собрался царь “сходить по  большому”. Сел, тужился- тужился, ничего не выходит и в прямом и в переносном смысле. Вызвал он придворного лекаря и велел ему выяснить в чем дело. Приспустил с царя лекарь штаны, нагнул, заглянул и говорит: – Царь Государь, а ведь у тебя заднего прохода нет, ровно все и гладенько, будто и не было никогда.
Помрачнел тут царь, нахмурился и говорит: – Вот, сволочи, опять зализали….

    В кроссвордах лизоблюда кличут ни как иначе, как подхалим-«посудомойка» или тарелочный  подхалим. Лизоблюдство – качество личности, которое появилось вместе с корыстью. Оно всякий раз возникало, когда нужно было урвать что-то кривым, обходным путём. Во все времена некоторые лидеры, руководители отличались самодовольством – опьянением самим собой, непомерной гордыней, напыщенностью, высокомерием, чванливостью и надменностью. И в древние времена тщеславным хотелось попиариться, потщеславиться. Спрос рождает предложение. Вот тут им на выручку и приходило лизоблюдство, всегда готовое потешить чрезмерное честолюбие вождей племён, князей, королей и царей. Словом, у «лизоблюда долог век – одна беда – язык в мозолях…»

    Подобно голодному псу, лизоблюд начисто вылизывает начальственную миску. Лизоблюд не отличается щепетильностью в вопросах чести, достоинства, нравственности и совестливости. Его идол – корысть. Ради неё он готов унижаться, раболепствовать, подобострастно угодничать и подхалимничать. При этом лизоблюд хорошо понимает, что у него масса конкурентов. Нужно быть расторопным и проворным, иначе камарилья, которая вьётся вокруг начальника, опередит его,  то есть бесцеремонно отстранит от любимого корыта.

     Поэтому опытный лизоблюд старается незаметно льстить, искусно отвешивать комплименты, хвалить начальника через сарафанное радио, то есть не напрямую, а через третьих лиц.

     Й. Сгрийверс в книге «Понедельник – день тяжелый» выписывает психологический портрет офисного лизоблюда: «Он кивает тогда, когда кивает босс, ходит, копируя его походку, говорит, подражая его речи. Лизоблюд. Коллега, который больше печется о будущей работе, чем о текущей. Все на своих местах, думает он, садится за идеально чистый стол, достает ручку с золотым пером и открывает изящный портфель, чтобы вынуть бумажник из телячьей кожи. Лизоблюд выглядывает в окно и смотрит на свой красивый автомобиль, сверкающий в лучах солнца. Ничего, что он пока стоит в третьем ряду, однако это совсем рядом от главного входа Компании. Через три-четыре года он получит одно из тех престижных парковочных мест, где для каждого предусмотрены таблички с именами. Он корректен, пунктуален и вежлив. Ни одного резкого замечания, ни тени одобрения или осуждения на лице. Все контакты только по делу, ни одной потерянной минуты. Лизоблюд быстро становится лидером команды, координатором или менеджером программы. Единственное, что его беспокоит, – вовремя достичь поставленной цели и не выйти за пределы бюджета. Он идет по своему пути и в болезни и в здравии. Вот почему нам следует опасаться лизоблюда. В организации всегда присутствует доля здорового параноидального отношения: оно защищает нас от ненужных страданий. Раньше такое отношение называли благоразумием или, иначе, осторожностью. Оно особенно уместно, когда имеешь дело с лизоблюдами».

     У порядочных людей лизоблюдство вызывает презрение, брезгливость и горечь от того, что на глазах у всех человек роняет своё достоинство, унижается, растаптывая свою честь и совесть. Ни у всякого человека хватит сил спокойно взирать на этот процесс самоуничтожения себя как личности. Словом, лизоблюдство – отвратительное зрелище, когда человек ради корысти зачёркивает в себе человека, бессмертную душу.

     Лизоблюдство в купе с коварством и вероломством может подтолкнуть человека на любое преступление. Правильно говорил Фандорин – герой Бориса Акунина, что в основе всех преступлений лежит асть, ость, исть, и ысть, то есть, страсть, злость, ненависть и корысть.

     Ф.М. Достоевский в «Бедных людях» пишет: «Кроме того, что сброд этих лизоблюдников разных и старикашек негодных вас, моего ангельчика, на болезненный одр свести хочет, кроме этого всего — они и меня, лизоблюды-то эти, извести хотят».

     Лизоблюдство всегда находится в компании с приспособленчеством, заискиванием, угодничеством, подобострастием, прихлебательством, подхалимством, прислужничеством и низкопоклонством. С кем поведёшься, того и наберёшься.

     К примеру, у приспособленчества лизоблюдство взяло  склонность двурушничать, менять свои взгляды, убеждения в зависимости от конъюнктуры, обстоятельств, к которым приспособленец приспосабливается, с целью замаскировать свои порочные качества личности, свои мнения и оценки, чтобы сорвать какой-то куш, извлечь выгоду. У подобострастия лизоблюдство переняло склонность лебезить перед власть имущими и превозноситься над безвластными.  Угодливость одолжила лизоблюдству склонность проявлять чрезмерную корыстную услужливость, демонстрировать поведение, как правило, более обязывающее, чем нужное тем, кому угождают, изображать поведение, движимое в поиске одобрения и награды не стремлением бескорыстно служить людям, а страхом неодобрения и потери собственных выгод. От прихлебательства лизоблюдство урвало склонность пожить, поживиться на чужой счет.  У низкопоклонства лизоблюдство взяло на вооружение   склонность рабски и льстиво преклоняться перед кем-либо, чем-либо; угождать, подхалимствовать, заискивать, роняя свое достоинство.