RSS Feed

Неподкупность

08.08.2013 by petr8512

Неподкупность чаще волнует тех, кого не покупают.

Сергей Довлатов

Неподкупный глаз честного человека всегда беспокоит мошенников.
Ж. Ж. Руссо

         Неподкупность как качество личности – способность  человека не изменять своему долгу при попытках его подкупить.         

        Зимой на Неве ставились рогатки, чтобы после наступления темноты не пропускать никого ни в город, ни из города. Однажды император Петр I решил сам проверить караулы. Подъехал он к одному часовому, прикинулся подгулявшим купцом и попросил пропустить его, предлагая за пропуск деньги. Часовой отказывался пропускать его, хотя Петр дошел уже до 10 рублей, суммы по тем временам очень значительной. Часовой же, видя такое упорство, пригрозил, что будет вынужден застрелить его. Петр уехал и направился к другому часовому. Тот же пропустил Петра за 2 рубля. На следующий день был объявлен приказ по полку: продажного часового повесить, а полученные им рубли просверлить и подвесить ему на шею. Добросовестного, неподкупного часового произвести в капралы и пожаловать его десятью рублями.

       В насквозь  коррумпированном обществе неподкупность превратилась в экзотичное, заповедное качество личности. Впору заносить его в Красную книгу. Недаром поэты иронизируют: Я верю в честность Президента и в неподкупность постовых, в заботу банка о клиентах…, в русалок верю, в домовых. 

        Неподкупность как духовно-нравственное качество личности – это ответ на соблазн и подкупы. Неподкупному человеку дороже  халявных денег честь и достоинство, которые он ни за какие коврижки не променяет. Неподкупность – это непроходимые редуты твердости, честности и воли на пути ползучей коррупции. Без этого качества личности профессии судьи, прокурора, врача, учителя превращаются в теплое местечко, в корытолюбие. Продажный судья, коррумпированный прокурор, подкупленный врач и учитель – всё это реалии сегодняшнего дня. Доходит до курьезов. В Белгороде установлен памятник неподкупному гаишнику, посвященный старшине Гречихину. Он слыл грозой для местных и заезжих лихачей. Службу нес исправно, не брал взяток и никого не боялся, штрафовал за нарушения нещадно – ни на ранги, ни на звания не смотрел. А прославился тем, что выписал штраф собственной жене. Многие водители до сих пор объезжают место, где он дежурил  – боятся.

        Когда вся система прогнила от коррупции, любой неподкупный человек, волей обстоятельств оказавшийся на руководящих должностях, превращается в инородный элемент. Центробежные силы системы постараются от него избавиться. Даже оказавшись на роли первого лица, неподкупному человеку утопично справиться с могущественной системой. Сталин никогда не верил в человеческую неподкупность. Напротив, он часто указывал сотрудникам НКВД, что в своей деятельности они должны исходить из того, что неподкупных людей не существует вообще. Просто у каждого своя цена. При этом сам был бессеребреник. В чём угодно обвиняют Сталина, но только не в казнокрадстве и алчности. Крайне непритязательный и аскетичный человек.  Например, после смерти Якова Свердлова вскрыли его личный сейф и обнаружили валюту, готовые чистые бланки паспортов и драгоценности в ужасающих количествах. После смерти Сталина в его кабинете висел  серый закрытый китель, брюки и мягкие кавказские сапоги. Рядом с ними висела обычная солдатская шинель и бекеша.

       Неподкупный лидер напоминает человека над обрывом.  К обрыву медленно съезжает огромный камень. Остановить его одному человеку не по силам.  Человек может его только  слегка толкнуть либо влево, либо вправо. То, что он свалится – неизбежно, но хотя бы немножко изменит траекторию падения. Крайне проблематично найти в российской истории неподкупную личность. Считанные единицы – Горчаков, Столыпин, Горький.

        Сталин всегда мечтал, чтобы великий писатель написал о нем примерно такой же очерк, как и о Ленине. Однако люди, знавшие неподкупность Горького, осознавали насколько утопичным и безнадежным выглядел этот замысел. Сталин был другого мнения. Началась программа задабривания Горького. Павел Басинский пишет: «В его распоряжение были предоставлены особняк в Москве и две благоустроенные виллы – одна в Подмосковье, другая в Крыму. Снабжение писателя и его семьи всем необходимым было поручено тому же самому управлению НКВД, которое отвечало за обеспечение Сталина и членов Политбюро. Для поездок в Крым и за границу Горькому был выделен специально оборудованный железнодорожный вагон. По указанию Сталина, Ягода стремился ловить на лету малейшие желания Горького и исполнять их. Вокруг его вилл были высажены его любимые цветы, специально доставленные из-за границы. Он курил особые папиросы, заказываемые для него в Египте. По первому требованию ему доставлялась любая книга из любой страны. Горький, по натуре человек скромный и умеренный, пытался протестовать против вызывающей роскоши, которой его окружали, но ему было сказано, что Максим Горький в стране один. Вместе с заботой о материальном благополучии Горького Сталин поручил Ягоде его “перевоспитание”. Надо было убедить старого писателя, что Сталин строит настоящий социализм и делает всё, что в его силах, для подъёма жизненного уровня трудящихся.

       Сталину не терпелось, чтобы популярный русский писатель обессмертил его имя. Он решил осыпать Горького царскими подарками и почестями и таким образом повлиять на содержание и, так сказать, тональность будущей книги. Вс. Вишневский был на банкете у Горького и рассказывает, что там имело значение даже, кто дальше и кто ближе сидит от Горького. Он говорит, что это зрелище было до того противно, что Пастернак не выдержал и с середины банкета удрал».

        За короткое время Горький удостоился таких почестей, о которых крупнейшие писатели мира не могли и мечтать. Сталин распорядился назвать именем Горького крупный промышленный центр – Нижний Новгород. Соответственно и вся Нижегородская область переименовывалась в Горьковскую. Имя Горького было присвоено Московскому Художественному театру. Его именем было названо несколько предприятий. Моссовет принял решение переименовать главную улицу Москвы – Тверскую – в улицу Горького.

         После смерти Горького, служащие НКВД нашли в его бумагах тщательно спрятанные заметки. Когда Ягода кончил чтение этих заметок, он выругался и сказал: «Как волка ни корми, он все в лес смотрит». После Октябрьской революции Горький писал: «Ленин, Троцкий и сопутствующие им уже отравились гнилым ядом власти… Рабочий класс должен знать, что его ждёт голод, полное расстройство промышленности, разгром транспорта, длительная кровавая анархия…». «Вообразив себя Наполеонами от социализма, ленинцы рвут и мечут, довершая разрушение России, – русский народ заплатит за это озерами крови». «Народные комиссары относятся к России как к материалу для опыта, русский народ для них – та лошадь, которой учёные-бактериологи прививают тиф для того, чтобы лошадь выработала в своей крови противотифозную сыворотку. Вот именно такой жестокий и заранее обречённый на неудачу опыт производят комиссары над русским народом, не думая о том, что измученная, полуголодная лошадка может издохнуть».

         На Лубянке в кабинет следователя вызывали по одному. Каждый дал подписку о неразглашении. Каждого предупредили, что если, хоть одним словом проговорится, хотя бы собственной жене, — будет немедленно ликвидирован вместе со всем своим семейством. Тетрадь, обнаруженная в особняке на Поварской улице, была дневником М. Горького. Полный текст этого дневника был прочитан разве только самым ответственным работником НКВД, кое-кем из Политбюро и уж, конечно, Сталиным». Сталин, попыхивая трубкой, перебирал лежащие перед ним фотоснимки страниц из дневника Горького. Остановил тяжелый взгляд на одной. «Досужий механик подсчитал, что ежели обыкновенную мерзкую блоху увеличить в сотни раз, то получается самый страшный зверь на земле, с которым никто уже не в силах был бы совладать. При современной великой технике гигантскую блоху можно видеть в кинематографе. Но чудовищные гримасы истории создают иногда и в реальном мире подобные преувеличения… Сталин является такой блохой, которую большевистская пропаганда и гипноз страха увеличили до невероятных размеров». В тот же день, 18 июня 1936 года, в Горки, где лечился от гриппа Максим Горький, отправился Генрих Ягода в сопровождении нескольких своих сподручных, в числе которых была таинственная женщина в черном. Нарком НКВД заглянул к Алексею Максимовичу совсем ненадолго, а вот женщина, по словам очевидцев, провела у постели писателя более сорока минут… Это был день солнечного затмения. Утром 19 июня в советских газетах было помещено траурное сообщение: великий пролетарский писатель Алексей Максимович Горький скончался от воспаления легких».