RSS Feed

Сопереживание

27.06.2014 by petr8512

Чтобы понять другого, нужно встать на его место.

Это правило Сопереживания.

Бернар Вербер. Правило богов

Когда бьют по одному честному лицу – все честные

лица должны испытывать и боль, и негодование, и муку

 попранного человеческого достоинства.

Л.Н. Андреев

       Сопереживание  как качество личности – способность внутренне отождествляться с другим человеком, объединять свои переживания с его переживаниями, чувствовать то, что чувствует другой человек; способность переживать радость и горе другого человека, испытывать без зависти и ревности удовлетворение за успехи других людей.

      Во время занятий Учителю показалось, что один из учеников думает о чём-то постороннем. Учитель, обратившись к этому ученику, спросил: – Что тебя тревожит или беспокоит? – Видишь ли, Учитель, я прочитал в газете о произошедшем в одной стране землетрясении. – Да, я тоже читал утром об этом. Там живёт кто-то, кто важен для тебя, или знакомые тебе люди? – нахмурился Учитель. – Нет, я думал о том, каково людям в этой стране, это ведь так ужасно! – Ты попадал раньше в землетрясения? – спросил Учитель. – Нет, но я часто читал о них. – Так, – сурово сказал Учитель. – Это никуда не годится. Пойми, если беспокоиться и переживать по любому поводу, то лучше вообще тогда не жить!   – Но, Учитель! – воскликнул другой ученик. — Ведь мы сколько раз говорили о том, что продавец должен сопереживать и – искренне!    – И ты ни разу не задумался над тем, в каких случаях продавец должен это делать, а в    каких – нет?   – Задумывался, — проговорил ученик, – но я ни разу не смог остаться безучастным к чужой беде. – Тогда я советовал бы тебе бросить продажи, – опечаленно произнёс Учитель.    Доподлинно известно, что ученик после этого разговора покинул Школу Пути и поступил в духовную семинарию. Говорят (мы не нашли этому надёжных подтверждений), что он сменил имя, стал известным священником-миссионером и закончил свой жизненный путь в одной из африканских стран.

   Сопереживание – совместное переживание, способность чувствовать эмоции других людей. При этом чувствовать совместно с кем-то, а это требует чувства равенства. Дактилоскопия сопереживания в способности сорадоваться, переживать радость и горе другого человека.

       Сопереживание – это сорадование успехам других людей, без зависти и ревности. Сопереживание – это чувствование боли, трудностей, потерь другого человека с соболезнованием, сочувствием, состраданием, желанием помочь, поддержать, и всё из любви к нему. Такое участие в жизни ближнего основано на эмпатии, как чуткости и глубоком понимании его душевного и физического состояния.

     Сопереживание – это когда четко представляешь себя в роли человека, переживающего радость или горе, и действуешь по отношению к нему так, как человек хотел бы, будучи реально в таком состоянии. Сопереживание проявляется в компании таких качеств как ответственность, доброта, чуткость, сердечность и активное слушание.

     Как можно сопереживать, если ты не способен услышать другого человека? Сопереживание непосредственно связано с активным слушанием. Есть три уровня  слушания – в невежестве, в страсти и в благости. Слушать в невежестве – означает слушать и заражаться услышанной проблемой. Это низший уровень сопереживания. В нем нет знания. Только чувства и эмоции. Разум не участвует. Человек плачет, находясь в жуткой депрессии, и невежественный сопереживатель «подхватывает» от него вирус депрессии. Теперь уже два человека плачут и находятся в жуткой депрессии. О помощи тут речь не идёт. Это сопереживание в невежестве. Сопереживание означает устойчивую позицию на платформе знания, позволяющую помогать другим. Сопереживать – значит уметь помочь.

       Философ Александр Хакимов пишет: «Самый лучший тип слушания – сопереживание. Однако будьте осторожны здесь. Если сделать это не правильно, мы навредим себе. Есть три момента слушания – сопереживания… Когда мы слушаем? Например, человек приходит и говорит: «Меня обидели, вот такая ситуация в моей жизни, сейчас я переживаю такую боль». И я слушаю и сочувствую, сострадаю, сопереживаю и вместе с ним начинаю плакать. И мы вместе погружаемся в скорбь. Это самый низший тип слушания. Избегайте таких вещей. Врач не должен сам заражаться от больного. Он должен быть защищен. Если я опускаюсь в скорбь, то я уже не могу помочь ему. Есть в страсти. «Вот, – говорит, – меня обидели». – «Ага, твой друг – мой друг, твой враг – мой враг». Я занимаю какую-то позицию, я в политику вмешиваюсь, я становлюсь частью проблемы. Тоже не могу помочь. Слушание с сопереживанием означает, что мы находимся в безопасном положении. И тогда мы можем сопереживать… Человек должен иметь твердую позицию знания, когда его сбить невозможно с помощью чувств и ума. Разум сильный. Вот такой человек может спасать людей».

     Вспомним Евангелие. Христос явился среди блудниц и пьяниц, и фарисеи немедленно заметили его и сказали: «Учитель, как ты в таком окружении себя чувствуешь? Разве приличествует тебе находиться здесь? Ты же весь день проводишь с пьяницами и блудницами близко очень». Что говорит Христос? «Врач нужен среди больных, а не среди здоровых». То есть сам Иисус не заражался этой нечистотой. Поэтому он мог так делать. Это высший уровень слушания – сопереживания.

   Стефан Цвейг в “Нетерпении сердца” пишет: «Есть два рода сострадания. Одно – малодушное и сентиментальное, оно, в сущности, не что иное, как нетерпение сердца, спешащего поскорее избавиться от тягостного ощущения при виде чужого несчастья; это не сострадание, а лишь инстинктивное желание оградить свой покой от страданий ближнего. Но есть и другое сострадание – истинное, которое требует действий, а не сантиментов, оно знает, чего хочет, и полно решимости, страдая и сострадая, сделать все, что в человеческих силах и даже свыше их”.

    Сопереживание – лакмусовая бумажка чистоты сердца. Наша чистота сердца проявляется в сопереживании. Сопереживание невозможно без милосердия. Что это значит? Это значит, при виде грязи, приносящей другим страдания, мы должны с этой грязью бороться. Вот в чём идея милосердия и сопереживания.

      Вячеслав Рузов пишет: « Если мы идём по улице, видим: лежит кирпич, и мы знаем, что человек какой-нибудь об него споткнётся. Мы должны убрать кирпич – называется милосердие. Да, он нас никак не раздражает; да, мы через него переступили. Но если мы знаем, что другим может быть плохо от этого, мы должны убрать – называется милосердие. Если мы видим лужу, то мы должны доску найти и положить через эту лужу. Или кирпич положить перед лужей, чтобы было видно, что лужа за этим кирпичом. Милосердие. Понимаете, что такое милосердие? Поэтому мы готовы терпеть, в общем-то, какое-то насилие по отношению к нам, но по отношению к другим – нет. Мы должны приложить все усилия, чтобы с этой грязью справиться. Поэтому, если мы увидели какую-то проблему, но прошли мимо неё, мы будем нести всю карму за то, как эта проблема дальше развивалась. Ну вот, в принципе, пожар в соседнем доме на нас тоже никак не действует, пусть себе горит. Понимаете? Нет, если у нас есть милосердие, мы всё замечаем, и мы во всём пытаемся как-то проявить своё милосердие. Во всём! Поэтому духовность развивается в мелочах, а не в больших делах. Духовность в мелочах проявляется: как мы именно себя в мелочах ведём. То, что большие дела – все могут расписать: «О, я такое великое сделал, у меня тут орден, там медаль…» Нет, духовность в мелочах: как мы бумажечку за собой убрали; как мы сделали, чтоб дверь не скрипела. Как мы тут помогли; как мы тут кирпичик и доску положили; как мы тут; как мы здесь. В мелочах. В мелочах! В мелочах».

    Макс Фрай в «Жалобной книге» пишет: «Сопереживание, в отличие от жалости, всегда внутри. Чтобы испытывать его, требуется способность оказаться в чужой шкуре <..> и уже оттуда собственными глазами оглядеть ближайшие окрестности и дальние пригороды чужой души. Не содрогаясь, но и не умиляясь, сохраняя спокойствие, как наедине с собой, перед зеркалом. Оттуда, изнутри, действительно очень просто понять всякого человека… Дурацкая, кстати, общеизвестная формула: «понять — значит простить», поскольку настоящее, глубинное понимание наглядно показывает, что прощать, собственно, нечего».

      Сопереживание не означает контроль всего сущего и принятие близко к сердцу любой информации об этом сущем.  В простом обмене информации опасности нет. Опасность возникает, когда начинаешь сопереживать всему, даже тому, на что повлиять никак не можешь. Людоеды съели Кука – сопереживаем, случилось где-то цунами – сопереживаем, доводя себя до депрессии.

       Сопереживание возникает в общении, когда пытаешься понять эмоции человека и переносишь их на себя. Когда человек начинает погружаться во внутренний мир другого, возникает сопереживание. Если вам не нравится или пугает, то, чем занимается человек, не пытайтесь погрузиться в атмосферу его эмоций. Общение поучительно по своей природе, но не всему нужно сопереживать, не во всё нужно погружаться, не со всем можно себя отождествлять. Нужно проявлять бдительность.

      Вот мы идем по супермаркету и выбираем продукты. Это не наш, это не подходит, это я не люблю. А вот это то, что надо. В тележку. С ним мы близко пообщаемся: зубками, желудком. То, что мы просмотрели кучу других продуктов, добавило нашему уму информации, но никакого греха мы не совершили. В самой информации нет греха, грех появляется, когда мы сопереживаем плохому, подлому и злому. Поэтому не сопереживайте злу. Всё негативное не должно быть предметом сопереживания.   

    Человек обязан сопереживать ближним, даже если в этом присутствует негатив. Это не является грехом. Сопереживая близким, человек исполняет свою обязанность. Обязанность не является грехом.

   На одной параолимпиаде девять атлетов стояли на старте 100-метровой беговой дорожки. Все они были инвалидами. Прозвучал выстрел — начался забег. Соревнующиеся пробежали только около трети дистанции, когда один из них — почти мальчик — споткнулся и, сделав несколько кувырков, упал. От боли и досады он начал плакать. Остальные восемь участников услышали его плач. Они замедлили бег, оглянулись, остановились и… вернулись обратно. Все! Девушка с синдромом Дауна присела рядом с упавшим парнем, обняла его и спросила: «Теперь тебе лучше?» Потом, они дружно вдевятером пошли плечом к плечу к финишной линии. Все зрители на стадионе встали и начали аплодировать, потому что понимали — гораздо важнее помочь другим, чем выиграть самому, даже если для этого необходимо остановиться и поменять направление движения.