RSS Feed

Светскость

07.11.2015 by petr8512

Светский дебют – это когда молоденькую девушку в первый раз видят пьяной.

Фрэнсис Скотт Фицджеральд

Светская хроника – это, прежде всего, искусство показывать, как купаются

 в роскоши те, кто на самом деле плавает в дерьме.

Афоризмы о светском обществе

Светская львица – это та же кошка. Только хорошо пропиаренная.

Валентин Домиль.

Большинство людей судит о ближних по их богатству или светским успехам.

Франсуа де Ларошфуко

    Светскость как качество личности – способность отвечать надуманным правилам, нормам и требованиям, принятым в свете; быть внешне утончённо-воспитанным, изысканным. 

        И какому “умнику” пришло в голову назвать светских ослиц львицами?

        Встречаются две светские львицы. – Милочка, я смотрю: у тебя сегодня чудный однотонный макияж! – Но позволь, он вовсе не одноцветный! – А я про цвет ничего и не говорю. Я о его весе.

       Hа одном из светских ужинов было много наpоду, и мальчик, сынишка хозяев все вpемя кpутился у всех под ногами и всем мешал. К нему подошел Ржевский, что-то сказал и отвел в комнату. После этого мальчик весь вечеp не появлялся в зале. В конце вечеpинки к Ржевскому подошел один из гостей и сказал: – А из Вас, поpучик, оказывается неплохой воспитатель! Что Вы мальчику сказали? – Hичего… Я научил его онанизму…

          Светскость – приют для гордыни, высокомерия, интриганства и колкостей. Всё  здесь дежурно, искусственно и натянуто: дежурные улыбки,  искусственные движения и фразы, натянутая атмосфера. Внешне светский человек выглядит открытым, но на самом деле он напряжён, зажат и скован. Светское общество приветствует пафосность, крутизну и роскошность.

      Николя де Шамфор писал: «Порою мне кажется, что те, из кого состоит светское общество, втайне знают истинную себе цену. Я не раз замечал, что они уважают людей, которые нисколько с этим обществом не считаются. Нередко, чтобы стяжать мнение света, нужно лишь глубоко презирать его, и притом презирать откровенно, искренне, прямодушно, без притворства и бахвальства».

     Светское общество – случайное сборище много возомнивших о себе людей, живущих сплетнями, пустословием, интригами и минутными эстетическими впечатлениями. Вовенарг правильно  подметил: «Светские люди не говорят о таких мелочах, о каких судачит народ, но и народ не интересуется таким вздором, каким заняты светские люди».

    Светское общество – карнавал глупостей и легкомыслия, где проходит «жизнь пустая, мчатся дни своим чередом». В светском обществе распространён юмор за чужой счёт. Муж в присутствии своих друзей подшучивает над своей женой, она напоказ насмехается  над мужем. Такое светское поведение супругов разрушает семью. Светское общение превращается  в сборище, где отношения поливаются испражнениями речи. После такой светской вечеринки отношения супругов в испражнениях. Потом надо восстанавливаться несколько недель, чтоб они опять как-то начали функционировать.

     Светскость игнорирует дружбу. Эгоизм в светском обществе запредельно зашкаливает, на тонком уровне образуется зловонная атмосфера. Китайский философ Хун Цзычен в книге «Вкус Корней» пишет: «Горные травы никто нарочно не поливает. Диких птиц никто нарочно не кормит. Но на вкус они душисты и нежны. Когда мы научимся не связывать себя условиями светской жизни, разве не очистимся мы от ее зловония?»

     Современное светское общество – тусовка тщеславия, непомерного честолюбия и бездарности. Все друг друга хвалят, а за глаза насмехаются и осуждают. Словом, пустота, игра и лицемерие. Всё это разительно отличается от светскости пушкинских времён.

     С.Ю. Рябцев в «Истории русской культуры» рассказывает, что вечером, после спектакля, светский человек нередко отправлялся на бал. Помните, как начал свой день Евгений Онегин:

Бывало, он еще в постели:
К нему записочки несут.
Что? Приглашенья? В самом деле,
Три дома на вечер зовут:
Там будет бал, там детский праздник.
Куда ж поскачет мой проказник?
С кого начнет он? Все равно;
Везде поспеть не мудрено.

    Знать давала балы по определенным дням недели. Начинались они поздно — в 9—10 часов вечера. Несмотря на это, светские “львы” предпочитали опоздать на часок-другой. Накануне вторжения французов московское дворянство веселилось, наверное, как никогда ранее. Почти все дни недели были расписаны: четверг – бал у графа Нарышкина, пятница — у Апраксина, воскресенье — у Архарова, и т. д. В иной день можно было побывать за вечер на двух и более балах.

 Едва оправившись от разорения, Москва снова предалась веселью. Вот “отчет” о развлечениях в первопрестольной за январь 1815 г. из письма одной светской дамы: в субботу танцевали до пяти утра у Оболенских, в понедельник до трех — у Голицыных, в четверг предстоит костюмированный бал у Рябининой, в субботу — снова вечер у Оболенских, а в воскресенье званы к графу Толстому на завтрак, после которого будут танцы, а вечером в тот же день танцы у Голицына. В конце письма дама жалуется, что устала от балов.

      В назначенный день и час к подъезду богатого дома съезжались экипажи гостей. Лакей в ливрее громогласно объявлял о прибытии имярек. Хозяева встречали гостей в передней и провожали в гостиную. Повсюду горели свечи, блистал паркет, сверкали зеркала, прогуливалась разнаряженная публика:

…Полна народу зала;
Музыка уж греметь устала;
Толпа мазуркой занята;
Кругом и шум и теснота…

    Главным развлечением балов были танцы. Детей в дворянских семьях обучали танцам с пяти-шести лет. Приобретенные навыки закрепляли на особых, детских балах. Со временем приходила и ловкость, и свобода движений. Тот, кто хорошо танцевал, уверенно чувствовал себя на балах. Более того, изящество движений, хорошая осанка, приобретенные на уроках танцев, в светском обществе считались признаком хорошего тона.

      В эпоху Пушкина бал открывался полонезом, пришедшим на смену манерному менуэту ХVIII столетия. Обычно его начинала хозяйка дома в паре с кем-то из именитых гостей. Если на балу присутствовала августейшая фамилия, то в первой паре с хозяйкой шел сам император, во второй — хозяин дома с императрицей. Вторым танцем на балу в начале ХIХ в. стал вальс:

Однообразный и безумный,
Как вихорь жизни молодой,
Кружится вальса вихорь шумный;
Чета мелькает за четой

    При Павле I вальс подвергся гонению как непристойный танец. Да и в пушкинское время он продолжал считаться излишне вольным. Виданное ли дело, кавалер обнимал даму за талию Поэтому вальс в пушкинское время танцевала преимущественно молодежь. В разгар бала исполняли мазурку. Именно в это время Онегин, как истинный светский “лев”, прибыл на бал. «Соль»мазурки составляло мужское соло, где кавалер мог продемонстрировать всю свою ловкость и темперамент:

Мазурка раздалась. Бывало,
Когда гремел мазурки гром,
В огромной зале все дрожало,
Паркет трещал под каблуком,
Тряслися, дребезжали рамы…

      Особенно зрелищно выглядела та часть мазурки, когда кавалер становился на колено, обводил вокруг себя даму и целовал ее руку. Завершал бал, как правило, котильон — вид кадрили, танец-игра. Первая пара выделывала различные фигуры, подчас забавные и смешные, которые должны были повторять остальные танцующие В светском обществе, в особенности на балу, ценилось умение кавалеров развлекать дам. Веселый анекдотец, короткий занимательный рассказ, замысловатый комплимент, любовное признание — вот основные жанры бальной словесности, называвшейся «мазурочной болтовней». Владея ею в совершенстве, какой-нибудь безусый поручик, умеющий к тому же ловко танцевать, мог чувствовать себя увереннее иного заслуженного полковника. Балы заканчивались под утро. Уставшие, полусонные, но довольные гости разъезжались по домам:

Что ж мой Онегин? Полусонный
В постелю с бала едет он:
А Петербург неугомонный
Уж барабаном пробужден.
Вот так протекала день за днем, год за годом жизнь иного светского человека:

Проснется за полдень и снова
До утра жизнь его готова,
Однообразна и пестра
И завтра то же, что вчера.