RSS Feed

Чопорность

29.03.2013 by petr8512

 Англичане пишут слова “Я” и “Бог” с большой буквы,

но “Я” – с несколько большей, чем “Бог”.

 Пьер Данинос

        Чопорность – идеализация условностей и приличий.

        Взъерошенный слуга вбегает в комнату лорда и кричит: «Сэр! Темза вышла из берегов! Через 5 минут она будет здесь!!!» Лорд откладывает газету: «Джон, выйди и доложи, как подобает настоящему слуге». Ровно через 5 минут дверь широко распахивается и появляется Джон со словами: «Темза, сэр!»

        Когда человек придает избыточную значимость правилам приличия и принятым условностям, он в критических жизненных ситуациях становится жертвой своей идеализации. Даже инстинкт самосохранения, естественное стремление каждого человека выжить остаются безработными, пасуя перед глупой чопорностью.  

     По сути, из-за просто фантастической чопорности и местами нелепой строгости испанского королевского двора Мария-Луиза, жена Карлоса Второго была затворницей в мрачном и огромном дворце. Ей запрещалось выглядывать из окна и никто кроме короля и пары знатных дам не мог прикоснуться к королеве. Это каралось смертной казнью. Как-то Мария-Луиза на дворцовом дворе села на плохо объезженную лошадь, которая поднялась на дыбы. Королева с лошади упала, а нога её тем временем застряла в стремени, и лошадь потащила бедную женщину за собой. И хотя двор был переполнен стражей и аристократами никто не решился прийти на помощь королеве. И только два молодых дворянина решились всё же нарушить этикет. Одному удалось схватить лошадь, а другой освободил ногу королевы из стремени. После совершённого оба стремглав убежали из дворца и, оседлав дома коней, бросились из города от гнева короля. К счастью Мария-Луиза смогла уговорить супруга не карать «преступников».

      В животном мире не до чопорности. И. М. Сеченов заметил: “Животное живет в условии постоянных боевых действий”. Инстинкт самосохранения у него постоянно занят делом, и выдумывать волку благопристойные манеры в отношениях с зайцем, значит, остаться голодным. Антилопе тоже не резон проявлять изысканную вежливость с львицей.

       Люди открестились от постоянных военных столкновений, но возник вопрос, что делать со своим воинствующим инстинктом самосохранения. Он не может мирно дремать и в отсутствии явной опасности загодя обложил себя искусственно возведенными редутами в виде чопорности, манерности, церемонности, напыщенности, благопристойности и надменности.

       Посудите сами, что реально угрожает нашему покою в нынешней жизни? Только случайности. Нежелательные встречи, ненужное общение, навязчивые вопросы, бесцеремонное поведение окружающих – от всего этого инстинкту самосохранения хочется оградиться  и спрятаться за семью замками. Лучшего слугу, чем чопорность, трудно сыскать.

       Сначала мы выдумываем условности, защищающие нас, затем условности управляют нами.  Чопорность – раба условностей и приличий. Жизнь чопорного человека всецело подчинена принятому им Уставу. Как солдат он слепо следует статьям своего жизненного устава, не отклоняясь от него ни на шаг. В середине 90 –х годов была популярна социальная реклама. Один сюжет сводился к следующему: толпа людей кричала часовому у Мавзолея: «Дима, помаши маме ручкой», и он, преодолев запреты, едва заметно приветствовал маму, вызывая бурный восторг зрителей.

     К чопорности как не взывай, как не пытайся достучаться до ее сердца – бесполезный напрасный труд. Идеализация ритуальных условностей вытравила все душевные качества, заморозила эмоции, охватив все человеческое естество без остатка. Чопорность не дает окружающим возможности зацепить себя за крючок чувств и эмоций, она несовместима с ними. Она подобно бегуну, несущему факел олимпийского огня, проносит по жизни строгую, сдержанную манеру поведения, подчеркнуто соблюдая свой устав правил поведения.

       Заседание в Английском парламенте. Лорд обращается к председателю через микрофон: «Скажите, сэр, позволяет ли Устав назвать сэра Честертона грязной жирной свиньей? – «Нет, сэр Честерфилд, Устав не позволяет вам назвать сэра Честертона грязной жирной свиньей». – «В таком случае, сэр Честертон, я не буду называть вас грязной жирной свиньей!»

     В самой походке и жестах чопорности открыто читается сдержанная напряженность. Она выступает как носитель высших ценностей, как моральный кодекс высоконравственного человека. Один из английских синонимов чопорности, prim, означает «формальный, натянутый, делающий важный или недовольный вид, поджимающий губы». По словам одного журналиста: «поджатым губам соответствует параллельное событие на противоположном конце кишечной трубки. Оба напряженных мышечных кольца призваны удерживать в себе нечто неприличное».

    В словаре Даля чопорный человек предстает как: «мелочный, щепетильный, изысканно вежливый или ломливый; прихотливый до мелочей на одежду, с заученными приемами; крайне брезгливый на приличия». Прилагательное «чопорный» произошло  от диалектных глаголов общеславянской основы: чепориться, чапураться, чапуриться, означавших — находим у того же Даля — «важничать; чваниться; расхаживать, как чапура». Кто же это — чапура? Это всего лишь диалектное название цапли, которую, кстати, первоначально называли «чаплей», от слова чапать — «медленно идти». Кстати, чопорность тоже трудно представить спешащей куда-либо… Анекдот в тему. Слуга обращается к лорду: «Сэр, осмелюсь доложить, что на кухне некоторым образом возник пожар. Хозяин дома медленно отложил “Таймс” и сказал: «Сообщите это леди. Вы же знаете, Робинс, что я не занимаюсь домашним хозяйством».

        Поведение любого человека объясняется теперешним его уровнем сознания, теми убеждениями, предрассудками, стереотипами, установками, которые овладели его личным архивом – подсознанием. Исходя из своего видения мира, своих представлений о нем, человек делает выбор, как ему поступить в той или иной ситуации. Чопорность лишила себя права выбора, подняв руки перед своим пристрастием к условностям. Она не агрессивна относительно других жизненных позиций.  «Живите, как знаете, но не смейте посягать на мой Устав», – говорит она. Все попытки повлиять на чопорность пресекаются невероятным невозмутимостью и самообладанием. Без них она невозможна. В наш век разнузданных эмоций, скандальных высказываний, бесцеремонных действий и невыдержанных манер чопорность выглядит музейным раритетным экспонатом. Обладатель этого редчайшего качества личности становится идеальным героем анекдотов и баек. Например, чопорная английская старая дева устраивает приём. Подзывает свою служанку и говорит: «Мэри, к нам придут мужчины, они будут ходить в туалет, брать руками ЭТО, а затем этими же руками сахар из сахарниц… Надо будет разложить щипцы для сахара. После приёма леди подзывает служанку: «Мэри, кажется, я просила вас разложить щипцы. Мэри: «Я разложила…» Леди: « И где же они?» Мэри: « В туалете…»