RSS Feed

Самомнение

30.03.2013 by petr8512

Требование человека, чтобы его полюбили, есть величайшее из всех самомнений.

 Ф. Ницше

  Называть себя в печатных изданиях «мы» имеют право только президенты,

редакторы и больные солитером.

Марк Твен

         Самомнение как качество личности – склонность к преувеличенно высокому мнению о своих личных качествах, поступках и своей роли в каком-либо деле.

         Мудрец сказал: Человек, желающий стать наставником, забывает, что самомнение может проявлять себя где угодно, и подчас думает, что свободен от него. Но требования к такому человеку выше, чем в обычной жизни. Я видел, как пьяный человек пытается перейти болото, и сказал ему: — Будь осторожен, не утони, ибо там трясина. Пьяница ответил: — Если засосёт меня, пострадаю только я. Подумай-ка о себе, ибо, если утонешь ты, твои последователи пойдут за тобой.

       Самомнение, с его навязыванием другим людям ложных убеждений и монопольным правом на понимание истины, резко поубавило бы пыл, если б знало, что в любой духовной традиции передача ложного знания считается очень большим грехом. Указать человеку неверный путь, убедить его в правильности ложных целей, глупых намерений и постыдных желаний, значит, исковеркать ему жизнь. Когда у самомнения много последователей, вред от его деяний умножается. Поэтому  оно считается большим грехом. Самомнение эгоистичного, властолюбивого человека превращается для окружающих в несомненное зло, как для утопающих в болотах поляков превратился в кару народный герой Сусанин, пожертвовавший собой ради Отечества. «Верх самомнения – полагать, будто вы можете из кого угодно сделать настоящего человека», – говорила Марго Асквит.

         «Я знаю только то, что ничего не знаю», – сказал Сократ – один из величайших философов в истории человечества. Казалось бы, кому, как не Сократу быть очень высокого мнения о себе, мнить себя исполином человеческого духа, смело утверждать, что каждая его мысль – бриллиант человеческой мудрости? Но великий мыслитель понимал, насколько малы и относительны знания человека, насколько они субъективны, чтобы уверенно утверждать – мое мнение – это абсолютная истина, тема исчерпана, больше говорить нечего.

         Каждый человек воспринимает мир по-своему. Субъективность предполагает преломленное эгоистичным сознанием видение мира, толкающее людей к определенным действиям и поступкам. Человек уверен в их правоте, хотя они так же правдиво отражают мир, как зеркала в комнате смеха отражают его изображение. Уверенность в истинности своих слов и деяний становится самомнением. Иными словами, самомнение поселилось в «королевстве кривых зеркал», но не осознает этого и оценивает себя по искаженному отражению. Искривленное видение порождает гипертрофированную оценку своих  качеств личности. Переоценка себя формирует, с одной стороны,  моральное превосходство перед окружающими, а с другой – необоснованное уважение в себе этого превосходства.  Разумный человек, у которого эгоизм еще не отравил ум и чувства, понимает и допускает мысль, что все его убеждения, какими бы истинными они ему не казались, через определенное время могут стать заблуждениями или навязанными стереотипами. Еще сорок лет назад большинство россиян верило в правильность и незыблемость коммунистических убеждений, с оптимизмом смотрело в будущее. Убеждения – это не выявленные пока заблуждения. 

      Всяк кулик в своем болоте велик. Самомнение человека ограничено возможностями и способностями ума, разума и интеллекта. Источником информации для ума служат пять чувств – обоняние, осязание, зрение, слух, вкус. Разум анализирует и синтезирует полученную информацию, а интеллект представляет собой накопленное знание. Но чувства человека примитивны – нюх собаки в шесть тысяч раз лучше человеческого, слух улавливает звук в узком диапазоне, глазами мы не видим в ультрафиолетовом, ультракрасном спектре. Органы чувств зачастую обманывают человека. Если поднимать два одинаковых по весу и внешнему виду, но различных по объему предмета, то меньший по размеру будет восприниматься человеком как более тяжелый. Белые фигуры на черном фоне кажутся больше черных фигур на белом. Поэтому пользуясь самомнением, мы зачастую допускаем ошибки. Ум – производная самомнения. Пропитанный им, он становится причиной болезней, скорби, самообмана, жадности, зависти и вражды.  Не избавившись от самомнения, нельзя покончить со страданием и вырваться из порочного круга эгоизма. Вред самомнения состоит в том, что человек резко преувеличивает свои способности и навязывает другим людям  свои представления о мироустройстве. Иисус Христос говорил:  «Я Сам по себе ничто, но Отец, пребывающий во Мне, Он Творит». Людям с проявленным самомнением следует всегда помнить эти слова.

       Самомнение напоминает женщину, представляющую интерес только для археологов, но видящую себя стройной газелью, привлекательной для мужчин. Имея внешность бурлаков с душераздирающей картины Репина, она мнит себя первой красавицей. Согласно статистике больше двадцати процентов женщин причисляют себя к трем процентам самых красивых женщин в стране. Как видите, дебет со скрежетом не сходится. А. П. Чехов в «Письмах к ученому соседу» писал: «Дочь моя Наташенька просила Вас, чтоб Вы с собой какие-нибудь умные книги привезли. Она у меня эманципе, все у ней дураки, только она одна умная». Маркиза Помпадур считала себя в политике выше Ришелье. Таис Афинская в одном письме к Евтимеду называет себя по мудрости равной Аристотелю. Шотландский писатель Ирвин Уэлш в сборнике рассказов «Кислотный дом» пишет: «И вот появляется какая-то девятнадцатилетняя студентка последнего курса, заслуживающая в лучшем случае нижайшую вторую степень отличия, и думает, что ее точка зрения заслуживает внимания, что она важна, потому что у нее смазливое личико и богом данная задница».

      Мужчины в самомнении не уступают женщинам: «Он думал, – говорил К. Станиславский, – что он законченный актер, а оказалось он конченый актеришко», «Мужчины — такова природа, что и в большом, и даже в малом, – все – от красавца до урода – себя считают идеалом», – пишет Т. Устименко. В материальном мире, где, зачастую, деньги правят бал, самомнение может расти пропорционально накоплению богатства. «Если ты такой умный, почему такой бедный?» – говорят люди. Они привыкли к денежной форме справедливости. Какой резон слушать мнение учителя, рабочего или инженера, если они бедны, как церковные мыши? Другое дело мнение «братанов», олигархов, крупных чиновников, бизнесменов и других фаворитов денег. Следуя этой абсурдной логике, прав тот, кто удачно наворовал денег, и ему за это ничего не было, к его мнению нужно прислушиваться.     

     Чем меньше умения, тем больше самомнения. Юморист Михаил Генин как-то заметил: «Всех просил: «Не равняйте меня с солнцем — ему до меня далеко!»  Самомнение как ощущение собственной исключительности – родная сестра гордыни. Гордыня – это ложное самоопределение или самомнение. Моль думает, что ей аплодируют. «Всякая вонь, сражающаяся с вентилятором, мнит себя Дон Кихотом», – говорил Ежи Лец. Следуя в одной упряжке с самодовольством, высокомерием, чванством, тщеславием, зазнайством и спесивостью, самомнение разрушает личность. В природе отсутствует самомнение. Волк, убивая оленя, не упивается своей силой и влиянием и не считает себя лучше или хуже него. Только люди живут в мире оценок и ярлыков, бесконечно сравнивают себя с другими, возвышаются за счет и на фоне других, унижают и принижают достоинства окружающих. С позиций Абсолюта – мы все едины, великий ты композитор или  алкоголик – все это относительно. Раз человек живет, значит, это кому-то нужно. Возвышаясь на фоне «никчемных» людей, человек, прежде всего, втаптывает в грязь самого себя, проявляет эгоизм и невежество. Ф. М. Достоевский «В записках из мертвого дома» пишет: «Благонравие и порядок он простирал, по-видимому, до самого мелочного педантизма; очевидно, он должен был считать себя чрезвычайно умным человеком, как и вообще все тупые и ограниченные люди».

       Самомнение, как ложная самоиндефикация, порождает понятие “мое”. Будучи разновидностью агрессивного эгоизма, оно окрашено в некое господство над остальными людьми. То есть оно считает: «Раз я лучше других, значит, они обязаны удовлетворять мои потребности и подчиняться мне». Ложное Эго, пропитав ум, чувства и разум человека, принуждает его активно вмешиваться в чужие жизни. Ложное Эго не вырежешь скальпелем, хирурги не способны сделать операцию под названием «эгоэктомия». Самомнение – это не «тихо сам с собою я веду беседу» о своем величии, это активная агрессивная жизненная позиция, которой нужен внешний фон, демонстрация и благодарные зрители. Его позиция – ломать, крушить и рвать на части чужие жизни, лишь бы удовлетворить аппетит дракона самомнения. Ф. Ницше писал: «Ничего не следует так остерегаться, как произрастания той сорной травы, которая зовется самомнением и портит нам всякую хорошую жатву».

         Человеку необходимо осознавать свою уникальность и неповторимость, испытывать к себе самоуважение. Проблема появляется тогда, когда в это осознание примешивается самомнение в форме чувства собственного превосходства над другими людьми и избыточной собственной значимости. Представьте Эйнштейна у зеркала, восклицающего: «Я гений! Я самый умный из живущих и умерших. Остальные людишки – никчемная тупая масса, думающая только о своем желудке и похоти. Животные! Вы не достойны лизать пыль у моих ног». Самомнение способно погубить даже гения, оно считает других – людьми низшего сорта, недочеловеками. Булат Окуджава говорил: «Когда я кажусь себе гениальным, я иду мыть посуду». Ложная самоиндефикация становится источником, как личных бед, так и несчастий человечества в целом.