RSS Feed

Красование

11.01.2016 by petr8512

Когда в сердце своём ты далёк от мирской суеты

 и ты не чувствуешь потребности красоваться перед

 людьми, зачем тосковать по безлюдным горам?

Хун Цзычэн

Все великое — непостижимо просто — ему незачем красоваться

 или прятаться. Пустое и бесполезное, напротив, всегда

 скрывается под покровом значительности и тайны.

Вадим Зеланд

 

          Красование как качество личности – склонность выпячивать, выставлять напоказ свои достижения, внешние данные, украшения.

         Жена красуется перед зеркалом и говорит мужу: – Я сегодня была у доктора, и он сказал, что у меня грудь, как у 20-летней девушки… – А про 50-летнюю задницу он ничего не говорил? – Нет… Про тебя он не спрашивал.

         Метатель молота только что установил всесоюзный рекорд и красуется перед обступившей его публикой: – Дали бы мне серп – я б его и не туда забросил!

        Красование – выпендрёж, важничанье и рисовка перед собой и людьми. Сегодня красование – одна из форм проявления гордыни.  Между тем на Руси существовал обряд  «красо — вания невесты», «прощания с красотой», «передачи (сдача, потеря) красоты».

        Историк  И. Шангина рассказывает, что в большинстве мест России «красова — ние» представляло собой торжественное шествие нарядно одетой невесты в сопровождении девушек — «подруженек — голубушек» по улицам села. В руках невеста держала «красоту»: «елочку», обвитую ленточками и бумажными цве­тами, кроме того, в ее руках мог быть букет искусственных цветов или какое-либо другое материальное воплощение «красоты». Шествие девушек сопро­вождалось причитаниями и пением грустных песен.

      Иногда невеста с подругами ходила «красоваться» на угор, то есть возвышенное место за околицей деревни. По пути она останавливалась около каждого дома, крыльца или проулка, ведущего к дому, и «показывала себя», а потом на­чинала причитать, жалуясь на то, что она должна прощаться со своей «красотой». Домочадцы выходили на улицу, любо­вались невестой, прощались с ней. Взойдя на утор, она про­должала причитать, при этом «хлесталась» — падала на землю, в снежный сугроб, разбивая иногда в кровь колени и локти.

      Невеста могла проводить обряд «красования» сидя в окружении подруг на лавочке у своего дома. Собравшиеся со всего села женщины рассматривали невесту, выражали одобрение ее причитаниям и пению девушек. «Красование невесты» могло проводиться и на молодежных посиделках. Невеста приезжала туда на паре лошадей с колокольчиками. Девушки выходили ей навстречу и торжественно, как самую дорогую гостью, вели под руки в избу. Там ее сажали на самое почетное, хорошо освещенное место и начинали лю­боваться ею: говорили «приятственные слова», гладили ее, ласкали косу. Невеста кручинилась, а девушки пели, пригла­шая всех поучаствовать в игре вместе с невестой в послед­ний раз. После молодежных игр, в которых невеста была лишь зрителем, она отправлялась, провожаемая девушками, домой. В дверях останавливалась, брала в руки свою косу и начинала вести причеты, в которых прощалась «со смиренной беседушкой», со всеми играми и песнями, с подружками и всей «холость — бой» — неженатой молодежью.

      Сегодня красование представляет собой коктейль выпендривания, важничанья и рисовки. То есть человек проявляет склонность важничать, рисоваться, всеми способами стараясь обратить на себя внимание; проявляет гонор, заносчивость; одевается слишком броско, крикливо.

   Акакий Швейк пишет:

Естественность розы… Морщинки на лицах…
Как просто с природой порой говорить…
Красивые позы – нужны лишь девицам,
Художнику поза мешает творить!

     Человек, склонный к красованию,  ведёт себя неестественно-жеманно, стремясь вызвать интерес к себе, показать себя с какой-либо выгодной стороны. Он старается красоваться своими иногда неприсущими качествами, взглядами.

      Красовальщик склонен напускать на себя важность, принимать внушительный вид, придавать себе значение не по заслугам, пыжиться, держаться высокомерно, чванливо и напыщенно.

    Заяц важно идёт по лесу с толстой папкой в лапах. На носу взгромоздились очки. Читает на ходу. Вид неприступен. На козе не подъедешь. На Вы и шепотом. Идет лисица и спрашивает: — Что пишешь, Заяц? — Диссертацию о том, как зайцы гоняют лисиц. — Где ты видел такое? — Пойдем со мной — покажу. Идет волк… — Что пишешь, Заяц? — Диссертацию о том, как зайцы гоняют волков. — Где ты видел такое? — Пойдем со мной — покажу. У входа в пещеру лежит огромный лев и около него кучи костей лисиц, волков, медведей… Мораль: Можно сколько угодно красоваться,  если у тебя влиятельный научный руководитель.

     Корень красования в гордыне:  – Я лучше вас. Красование само по себе  происходит из многочисленного семейства гордыни. Поэтому неудивительно встретить его в обществе зазнайства, высокомерия, кичливости, чванливости, хвастовства и напыщенности. В межличностном общении оно придаёт себе значение не по заслугам.  Человек, зараженный красованием красуется перед собой и людьми, на многих глядит свысока, проявляет надменность и холодность.

     Анекдот в тему. На высоком суку сидела ворона с важным, скучающим видом. Мимо пробегал заяц: — Чего это ты сидишь и ничего не делаешь? – А зачем мне что-то делать? Мне и так хорошо. Сижу себе, красуюсь. Заяц: — А я то – дурак, целый день по лесу мотаюсь, как заведённый. Сяду и  тоже буду красоваться. Мимо пробегал волк. Смотрит –  заяц беззаботно разлёгся под деревом.   Схватил его и уволок. Мораль: Чтобы красоваться, нужно высоко сидеть.

      Где обитает красование? Там, где прописалась гордыня и бескультурье.    В культурности отсутствует какая-то показуха, рисовка и красование собой. Она всегда стремится быть, а не казаться. Бескультурье и невежество безуспешно пытаются красоваться, маскироваться под культурность, надевая на себя маски любителей искусства, книголюбов. Недавно услышал от одной блондинки: «Каждую свободную минуточку я посвящаю изучению Гегеля и Канта». Интересно, как можно одной извилиной понять «Науку логики» Гегеля, если ее с трудом осилили Карл Маркс и Ленин?

       Оказывается, красоваться можно даже верой в Бога.

      Hачалось в одном селе наводнение. Все бегают спасаются. Один мужик стоит, не фига не делает. У него спрашивают: – А чего ты не спасаешься? – Дык я Богу молюсь. У меня грехов нет – Бог придет и меня спасет.
Вода уже поднялась по колено. Проплывает мимо народ в лодке: – Мужик ! Кончай красоваться, залазь, а то утонешь. – Hе, не буду. Бог придет, услышит мои молитвы и спасет. Вода дошла до пояса. Проплывает мимо другая лодка: – Мужик! Ты че идиот?! Залазь, а то захлебнешься, никакое красование своей набожностью не поможет. – Hе, не хочу. Бог услышит мои молитвы и спасет. Воды по шею. Проплывает мимо третья лодка: – Мужик! Залазь, а то  отправишься прямиком к Богу! – Hе, не хочу. Бог хороший. Он услышит меня и спасет. Поднялась вода еще – мужик и утонул. Приходит мужик к Богу и спрашивает: – Че за фигня!? Молился и утонул! Бог: – Mужик! Пока ты красовался своей набожностью, я тебе три лодки посылал!

    Снобы стараются выставить себя истинными ценителями искусства, пытаются навязывать другим свой извращённый вкус, но всё это не более чем позёрство, рисовка и красование. Для истинного обладателя художественного вкуса смешны их неуклюжие попытки казаться знатоками искусства.

    Анекдот в тему. Из-за преступной халатности работников Эрмитажа картина великого Казимира Малевича «Черный квадрат» два месяца провисела вверх ногами и ни один ценитель искусства, обладающий «тонким» художественным вкусом, не заметил этого вопиющего безобразия.

    Красование проявляется в разухабистом поведении.  Беспардонная  весёлость разухабистости сначала вызывает интерес у окружающих, но видя ее поверхностность, люди постепенно возвращаются к реалиям жизни из иллюзорного мира вольности, демонстрируемого разухабистостью. Видимо, чувствуют, что за разухабистостью стоит лишь красование, рисовка и пустота.

      За мнимой сложностью частенько прячется выпендрёж, рисовка и красование. Когда человек проявляет незрелость и дисгармонию, он своё неумение уживаться с другими людьми обряжает в одежды сложности.  В голове бардак, а списывается это на сложность натуры. Отсутствие покладистости, гибкости, дипломатичности позиционируется как бескомпромиссность и принципиальность. Поддельная сложность обожает манипулировать сознанием окружающих.

      Красование проявляется в связке с манерностью. В союзе с истеричностью манерность склонна к аффектации, всегда пропитана театральностью, демонстративностью, рисовкой и красованием.

      Ложное джентльменство стало удобным инструментом для охмурения женщин, а заодно рисовки и красования перед самим собой.

       В ухарстве много позёрства, рисовки и красования. Наигранное и демонстративное ухарство любит зрителя. Переполненный гордыней, ухарь хочет показать всем, какой я храбрец-удалец, какой сорвиголова. Мне ничего не страшно. Но на поверку, окажись ухарь в экстремальной ситуации, когда действительно нужно проявить выдержку, самообладание и хладнокровие, так от  ухарства останется только пшик.

      Кривляние и ломание перед зеркалом – тренировка перед рисовкой, позёрством и красованием наяву. Кривлянье – это театр одного плохого актёра.  Это желание за счёт навыков кривляния  сыграть на публику, выделиться и выпендриться. Бессмысленными движениями, клоунскими ужимками и прыжками, кривляка порой пытается привлечь внимание к себе.

     Ложное эго любит покрасоваться своей значимостью, важностью, престижностью. У разбухшего эго одна забота – крутизна, понты, конкуренция с соседями, у кого чего больше: у кого шикарнее машина, шуба, любовница, яхта, драгоценности. В ложном эго столько целесообразности, сколько у осла ума. Ради показухи, рисовки и красования оно готово пренебречь элементарной целесообразностью.

      Анекдоты в тему.

       Едут себе три богатыря, а навстречу — три мушкетера и д’Артаньян. Гасконец быстренько спрыгивает с коня и приглашает спешиться Илью Муромца.- Алеш, чего это он?- Пешим биться желает. Илья слезает на землю. Д’Артаньян к нему подходит и мелом рисует богатырю крестик на груди, напротив сердца. Затем вытаскивает шпагу и начинает красоваться в  эффектной позе. — Алеш, чего это он?- Да вот в это место он тебе свою шпагу воткнуть собирается.- А-а-а-а-а! Ну, ладно. Посыпьте его мелом и давайте мне мою палицу.

      В кафе сидит девушка с пятым  размером бюста. Зная притягательность своих выпуклостей, она явно красуется перед мужчинами – посетителями кафе: томно курит сигарету, потягивается, поправляет грудь.  К ней подходит мужик: — Девушка, дайте за грудь укусить! — Пошел ты!..  – Ну хоть за 100 долларов. — Нет! — Давайте за тыщу. — Заколебал! — Давайте за пять. Девушка подумала, пять штук за нефиг делать…  – Ладна, пошли отойдем во двор…  Задирает блузку, мужик мнет ей грудь несколько минут, она не выдерживает: — Кусай быстрее, че ждешь? — Нее… Дорого!..