RSS Feed

Острословие

30.01.2014 by petr8512

Ему на зубок не попадайся.

Ради красного словца не пожалеет ни мать, ни отца.

У него не язык, а бритва.

Русские пословицы

Острословие – инструмент личной конкурентоспособности

Евгений Буряков

Острослова все хвалят за удовольствие, которое он доставляет,

но редко уважают за те качества, которыми он наделен.

Смит Сидней

      Острословие как качество личности –  умение найти острые слова, способные задеть чужое эго, выставить другого в смешном, неприглядном свете; способность найти меткий и быстрый ответ на провоцирующие  фразы, на колкие реплики в свой адрес.

     Однажды Александра Дюма спросили в компании, действительно ли он сын мулата. Дюма не растерялся: «Да, мой папа – мулат, моя бабушка – негритянка, а дедушка – орангутанг. Моя родословная начинается как раз в том месте, где заканчивается ваша!» 

     Острослов – снайпер острых реплик. Лезвием языка он искусно расправляется с жертвой, посягнувшей на его эго или просто ему непонравившейся. Острословие становится качеством личности, когда у его обладателя выработается устойчивая способность молниеносно реагировать на ситуацию хлестким, метким и разящим словом.

     Как-то в перепалке активная недоброжелательница Черчилля – Нэнси Астор заявила: — Если бы вы были моим мужем, я бы подсыпала вам яд в кофе. — Если бы вы были моей женой, я бы этот кофе с удовольствием выпил, — ответил ей знаменитый политик.

      Острослов не только мастер генерировать меткие и быстрые ответы на словесные провокации, но и искусный профи бросать вызов окружающим отточенными пиками своих реплик. Обычный человек, услышав язвительное замечание в свой адрес, понимает, что у него есть всего лишь несколько секунд, чтобы отстоять свою значимость и не выглядеть клоуном перед окружающими. Люди смотрят на тебя, с интересом ожидая твоей реакции. Укольщик, внутренне ухмыляясь,  тоже ждет – сумеешь ты контратаковать или проглотишь ядовитую реплику, сделав вид на Мадрид, будто ничего не случилось. Ответишь пошлой банальностью, потеряешь авторитет и вызовешь еще больший смех у окружения. Замешкаешься в поисках разящих слов, только умножишь неловкость ситуации. Притворишься,  что не услышал, убежишь, заплачешь, ударишь – всё,  по твоей значительности нанесен смертоносный удар.

     Как-то Бернард Шоу отправил пребывающему в отставке Черчиллю пару билетов на премьеру своей новой пьесы. Приглашение содержало следующий текст: «Уважаемый сэр! Один из этих билетов Ваш, а другой — для Вашего друга (если у Вас найдется хотя бы один)». Политик отправил билеты обратно, приложив к ним записку следующего содержания: «К сожалению, посетить данную премьеру не смогу. Будьте любезны, пришлите два билета на следующую премьеру, если таковая состоится».

      Пока в острословии есть хоть какая-то мера, уважительность к другому человеку, она еще может гнездиться рядом с добродетелями. Но, к сожалению, острословие, работая с крайностями и чрезмерностями, по своей сути является агрессивным инструментом общения, посредством которого острослов находит «ахиллесову пяту» своей жертвы. Острослов понимает, что эффект от его острых слов умножится, если он попадет в болевую точку жертвы.

       Острословие – это всегда какая-то неуважительность, пренебрежение и осуждение, это всегда попирание чужого эго. Острослов ведь говорит не о красоте природы. Он работает с сердцами и чувствами других людей. Острослов зачастую не думает, как будут восприняты его слова, насколько они могут ранить самолюбие другого человека, насколько могут его обидеть и унизить.  Если человек знает, что об его слова кто-то порежется и всё равно продолжает точить свой язык, добродетельным его назвать трудно. Жан де Лабрюйер писал: «У нас шагу нельзя ступить, чтобы не наткнуться на глупого острослова: куда ни глянь, везде ползают эти насекомые». Поэтому не оправданно и не уместно искусственно пристегивать, притягивать острословие за «уши» к достоинствам личности.

     Тем не менее  Грасиан Бальтасар писал: «Коль знаешь меру, это не изъян, а достоинство. Крупица острого придает вкус. Даже великие люди не брезгают сходить пешкой остроты, снискать всеобщее расположение, – держась, однако, в границах благоразумия и чтя приличия. Иные пользуются шуткой как удобной лазейкой, ибо к неким вещам надлежит относиться шутливо, даже если кто-то принимает их всерьез. Подобное спокойствие духа – приманка для сердец».

     Говоря о шутливости острословия, Бальтасар путает его с остроумием. Остроумие  – склонность проявлять изощрённость мысли, изобретательность в нахождении удачных, колоритных или смешных выражений, а также успешных решений, действий. Остроумие доброе, умное и смешное. Оно радует и притягивает. Острословие – зачастую не умное, оно ранит, оно злое, и смех им порожденный едва ли вызовет у человека положительные высшие эмоции.

  Бесси Брэддок: Уинстон, да вы пьяны! Черчилль: Всё верно. А вы уродина. Завтра утром я протрезвею. А вы так и останетесь уродиной.

   Страшно смешно. Но сначала – страшно. Мужчина- острослов оскорбил женщину, уколол своей словесной шпилькой в самое ее больное место. Браво, Черчилль!  Приблизительно в такой же ситуации  оказался Марк Твен. Но его острословие идет в связке с остроумием, и эффект от этого совершенно другой.  Как-то он сделал комплимент одной не очень молодой женщине, сказав, что она очень привлекательна. – Жаль, что я не могу сказать о вас то же самое, – ответила ему эта вредная тётка. – А вы сделайте, как я, соврите; – не растерялся писатель.

    Как-то я был  в Киеве на концерте известного актера российского театра и кино Валентина Гафта. На суд зрителя он представил несколько своих «острых» эпиграмм. Они имеют для нас интерес в контексте ещё большего понимания сути острословия, о которой говорилось выше.

Н.Гундаревой

Она играет на пределе
Сексуалогию в кино.
А весь успех в роскошном теле
Доступном всем давным-давно.

А.Джигарханяну

Гораздо меньше на земле армян,
Чем фильмов, где играл Джигарханян.

Л.Гурченко

Ей повезло – все знать, все мочь,
Хоть водку глушит из стакана,
А “карнавальная нам ночь”
Звездой мигает всем с экрана.
Но всех пока одно тревожит:
Без мата Гурченко не может.

Михалковым

Россия! Чуешь этот страшный зуд
Три Михалковых по тебе ползут.

На трех мушкетеров

Пока, пока, покакали
На старого Дюма,
Нигде еще не видели подобного дерьма.

М.Боярскому

Зачем ты, Миша, так орешь?
Словно ограбленный еврей.
Ты Д’Артаньяна не тревожь,
Он дворянин, а не плебей.

Л.Броневому

От славы одуревший
Теперь на все горазд
И сам себе завидует,
И сам себя продаст.

И.Акуловой

Ты славишься акульей хваткой
Сожрешь любого на пути.
Известна бешеною маткой,
Где б мужика себе найти?

М.Казакову

Неполноценность Мишу гложет
Он хочет то, чего не может,
И только лишь после “двухсот”
Он полноценный идиот.
Все знают Мишу Казакова
Всегда отца, всегда вдовца
Начала много в нем мужского,
Но нет мужского в нем конца.

     Если кто-то находит в этом словесном, оскорбительном мусоре что-то остро талантливое, я не отношусь к их числу.