RSS Feed

Приятность

27.11.2013 by petr8512

Господи, как это грустно, когда в твоем кошельке

женской привлекательности остается так мало валюты, что приходится

брать бракованный или просроченный товар!

Мария Воронова. Клиника одиночества

Домохозяйка домохозяйке – рознь. Ведь и стоя у плиты можно сохранить  шарм и 

притягательность, а во время занятий с детьми постоянно открывать для себя

что-то новое и интересное, обогащая свой внутренний мир.

Олег Рой. Мужчина и женщина. Секреты семейного счастья

      Приятность как качество личности –  способность приносить окружающим радость, доставлять удовольствие, нравиться, привлекать, вызывать симпатию и расположение.

      Однажды Первый Ученик спросил Учителя: — Учитель, скажи, можно ли определить, только взглянув на человека, подходит ли он для работы продавцом? — Он должен тебе понравиться, когда ты взглянешь на него. — И всё? — удивился Первый Ученик. Вместо ответа Учитель пожал плечами, внимательно глядя на ученика. Первый Ученик какое-то время помолчал, а потом спросил: — Учитель, правильно ли я понял, что если он мне не понравился, то лучше не работать ему продавцом? — Молодец! — обрадовался Учитель. — Я не зря трачу время на разговоры с тобой. Когда попросили Первого Ученика прокомментировать эту историю, он сказал: — Дело в том, что если человек не понравился кому-то одному, то, вероятно, он не понравится и кому-то ещё. И если этот кто-то — покупатель… в общем, определить, может ли человек работать продавцом, с первого взгляда, конечно, не получится. Но зато явно неподходящего возможно выявить и с первого взгляда.

       Приятность – это способность рождать вокруг себя радость. Приятность – это способность победить без конфликтов. Пришел, увидел, победил. Именно так, в трех словах, с удивительной лаконичностью, римский император Юлий Цезарь сообщил о своей очередной победе. Приятность, куда бы она ни пришла, вызывает симпатию, все ее сразу любят.

      Приятность не находится в сфере косметики и причесок. Заблуждается тот, кто всецело отождествляет приятность с внешностью. Гийом Мюссо в «Спаси меня» пишет: «Вы правы, понравиться мужчине совсем несложно. Нужно только иметь длинные ноги, упругую задницу, плоский живот, осиную талию, сексуальную улыбку, оленьи глаза и большую, высокую грудь». Практика показывает, что это не равнозначные понятия. Конечно, внешние данные играют существенную роль в восприятии человека окружающими. Но если перед нами злая, надменная красота, она не может вызывать радость. Наоборот такая красота отталкивает. На внешние данные клюет глупость, разумность помимо этого еще интересуется внутренним миром человека.

      Порочный человек с каменным сердцем, как бы ни старался, не сможет говорить приятным голосом.  Приятность голоса – свидетельство чистоты сердца. Грязное сердце говорит противным голосом. Лицемер стремится говорить приятно, но наблюдательный слушатель через неприязненный голос улавливает порочность его личности. Можно говорить слащавым, елейным, льстивым голосом, но это не означает, что он приятен окружающим. 

      Главный признак приятности – воспроизводить вокруг себя радость, доставлять одним своим существованием удовольствие окружающим. Радость живет в сердце. Когда голос идет от чистого сердца, он порождает радость у всех, кто его слушает.  Стоит ложному эго подключиться к разговору, и ваш голос сразу будет вызывать неприятные ассоциации у людей. Эгоист, не желающий никого слушать, пытается в любой беседе, споре, прежде всего, показать свою значимость. Истина его не волнует. Он постоянно перечит, возражает, обвиняет, доказывает, рвет на себе «тельняшку». Злая речь – это эгоизм в голосе. Понятно, что такой человек не может быть приятен окружающим.

       Приятность умеет выслушать и услышать. Она не перебивает, общается уважительно и доброжелательно настроена к людям. С ней можно говорить днями и ночами. Общение с эгоистом быстро утомляет и раздражает. С приятностью беседа течет плавно, спокойно, в благожелательной атмосфере, с юмором. Время пролетает незаметно. На душе легко и приятно. Никакой усталости и напряга. Наоборот – воодушевление, подъем сил, умиротворение и отличное настроение. Приятными нас делает хорошее настроение окружающих после общения с нами.

      Общение с приятностью раскрепощает, побуждает человека к искренности и открытости. Поговорив с приятностью, у человека растет самооценка, раз со мной общается такой приятный человек – значит, и я тоже приятный человек. Позитивные эмоции фонтанируют от таких мыслей. Радость переполняет сердце. Хочется жить!

     В чем состоит, при прочих равных условиях, «изюминка» приятности. Почему одна красивая женщина приятна, а другая  – писаная красавица, вызывает отторжение. Секрет приятности в наличии двух сил – доброты и простоты.  Приятности без доброты и простоты не бывает.  Доброта – это не глупые уступки, подхалимаж и похвалы. Доброта – это резонанс с сердцем другого человека, видение его достоинств и недостатков.  Отличаясь позитивизмом, доброта делает ставку на достоинства личности, развивает в человеке лучшее, то есть  она чувствительна к позитивным качествам личности другого человека и старается не замечать его недостатки. Доброта, распознав хорошее в человеке, как бы говорит: «Ты мне нравишься». Этим она располагает к себе, становится приятной для людей. Только потом она может отрицательно высказаться о проявлениях в жизни отрицательных черт характера. Критикуя не самого человека, а поступки, приятность уже не вызывает, благодаря своей доброте, какой-то агрессии.  

      Простота – это могучая сила, располагающая к себе людей. Поэтому приятность всегда идет в неразрывной связке с этим качеством личности. В Библии слово «приятность» встречается 6 раз, и обратите внимание, в каком контексте: Притч 13:16 …Добрый разум доставляет приятность,.. Притч 22:11 …Кто любит чистоту сердца, у того приятность на устах,.. Прем 16:20 …имевший всякую приятность по вкусу каждого… Сир 21:!9 …в устах же разумного находят приятность,.. Сир 32:8 …то приятность песней за вкусным вином,.. Сир 40:22 …Приятность и красота вожделенны для очей твоих…

     Если рисовать психологический портрет приятности, непременно нужно акцентировать внимание на ее аккуратности и ухоженности. Приятность дружна с веселостью и улыбчивостью. Для неё характерна деликатность и тактичность. Приятность естественна и непринужденна. Никакой рисовки, искусственности и наигранности. Она очаровательна и любезна.

      Интересно, как выглядит приятность? Александр Бушков в книге «Екатерина II. Алмазная золушка» пишет: «Австрийский принц де Линь, сравнивая Екатерину и Людовика XIV, отмечал, что король внушал страх, а Екатерина — расположение. Английский дипломат Гарлей писал в Лондон: «Надо признать, русская императрица понимает вернейший способ управлять гораздо лучше своими подданными, чем можно было ожидать от иностранной принцессы. Она так близко знакома с их духом и характером, и так хорошо употребляет эти сведения, что для большей части народа счастие его кажется зависящим от продолжительности ее царствования». Что примечательно, Гарлей относился к Екатерине отнюдь не восторженно и не благосклонно, наоборот…

    В управлении императрица придерживалась простого принципа: хвалить во всеуслышание, а ругать тихо. Примеров множество. В том числе воспоминания Державина: «Часто случалось, что рассердится и выгонит от себя Державина (Державин был ее секретарем – А.Б.),  а он надуется, даст себе слово быть осторожным и ничего с нею не говорить; но на другой день, когда он войдет, то она тотчас приметит, что он сердит; зачнет спрашивать о жене, о домашнем его быту, не хочет ли он пить и тому подобное ласковое и милостивое, так что позабудет всю свою досаду и сделается по‑прежнему чистосердечным».

   На официальном обеде Екатерина резко читает нотацию иностранному послу. Тогдашний ее секретарь, Храповицкий, довольно громко говорит вполголоса соседу: «Зря матушка расходилась». Когда обед закончился, Екатерина отвела Храповицкого в сторону и резко выговорила за «дерзость». Бедолага ожидал уже ссылки в Сибирь, тем более что назавтра Екатерина его вызвала и вновь попрекала… а потом протянула усыпанную бриллиантами табакерку и сказала: — Возьмите на память. Я женщина пылкая, часто увлекаюсь. Если заметите мою неосторожность, не выражайте явно своего неудовольствия и не высказывайте замечаний, но раскройте табакерку и понюхайте; я сейчас пойму и удержусь от того, чтобы вам не нравиться». Молодой камер‑юнкер Чичагов опоздал на службу. Екатерина в присутствии придворных начинает… расточать всяческие похвалы его отцу, упирая на то, что тот «прослужил пятьдесят лет и всегда бывал в срок на любом посту». Окружающие, не посвященные в суть дела, полагают, что императрица из благодушия оказывает особенную благосклонность юноше — но он, как позже признавался в своих мемуарах, прекрасно понял, что его ругают и не знал, куда деваться от стыда…»

     Вот  документ 1789 г. — отнюдь не предназначавшийся для чужих глаз, найденный после смерти Екатерины в ее бумагах: «Если мой век меня боялся, то был глубоко неправ; я никогда никому не хотела внушать страха; я хотела бы, чтобы меня любили и уважали, поскольку я этого стою, но не больше. Я всегда думала, что на меня клевещут, потому что не понимают меня. Я встречала многих людей, которые были бесконечно умнее меня. Я никогда не ненавидела и не презирала. Мое желание и удовольствие состояли в том, чтобы сделать других счастливыми. Честолюбие мое, наверное, не было злым, но, пожалуй, я взяла на себя слишком много, считая людей способными стать разумными, справедливыми и счастливыми. Я высоко ставила философию, потому что душа у меня всегда была искренно республиканской. Я согласна, что это, может быть, странны контраст, душа моего закала и неограниченная власть, принадлежавшая мне, но зато никто в России не может сказать мне, чтобы я этой властью злоупотребляла. Я люблю изящные искусства исключительно по природной склонности. Что касается моих сочинений, то я всегда смотрела на них как на пустяки; я просто любила пробовать перо в различном роде; мне кажется, что все, что я написала, довольно посредственно; поэтому я никогда не придавала этому никакого значения, кроме развлечения, которое мне это доставляло. Что касается моего поведения в политике, то я старалась следовать предначертаниям, которые казались мне наиболее полезными для моей страны и наиболее выносимыми для других. Если бы я знала лучшие, то следовала бы им. Хотя мне отплачивали неблагодарностью, никто, по крайней мере, не скажет, чтобы я сама бывала неблагодарной. Я часто мстила врагам тем, что делала им добро или прощала их. Человечество вообще имело в моем лице друга, который ни при каких обстоятельствах не изменял ему».