RSS Feed

Сентиментальность

05.03.2013 by petr8512

 Чувствительность человека к пустякам и бесчувственность к        

 существенному – какая страшная извращенность.
Паскаль.

        Сентиментальность как качество личности – способность пропускать внешние впечатления по возвышенному, иногда мелкому неадекватному поводу через чувства без включения разума; предрасположенность проявлять умиление, восторженность, растроганность и сопереживание. В крайних формах проявляется посредством слезливости и чрезмерной приторной чувствительности.

      Бывает, испортилось настроение, и только хорошенько проследив в обратном порядке переход от чувства к чувству, отыскиваешь истинную его причину. Разум для такой диагностики – не помощник, чтоб выявить замаскировавшуюся виновницу, нужно, отключив болтовню ума, нащупать ее щупальцами чувств.  Такую операцию способен выполнить любой человек с развитым чувственным сознанием.  В большей мере оно свойственно людям – завсегдатаям мира чувств (поэтам, музыкантам, артистам, художникам).

      Большинство людей обитает в мире рационального, рассудочного сознания, изредка делая путешествие в чувственный мир. Сентиментальность – туристическое агентство, созданное с целью переключить внешние впечатления человека с разумного на чувственный уровень. Задача этого агентства – вызвать умиление, восприимчивость, восторженность, растроганность и мечтательность. Высший пилотаж, если человека удастся пробить на слезливость или чрезмерную, приторную чувствительность.

      Окружающие не могут понять причину такой неадекватной реакции – ну, захотел человек сделать экскурсию в чувственный мир, в чем проблема? А все дело в голоде чувств. Слишком долго им не уделялось внимания. У чувств хорошая память. Например, человек хочет похудеть и для этого садится на диету. Все, что он не доел, каждый кусочек торта или какой- либо другой вкусняшки, оскорбленные чувства берут на строжайший учет. Человек радуется сброшенным килограммам, не подозревая, что он стал должником чувств, жаждущих удобного случая для реванша.

       Когда нарушается контакт с миром чувств, настает час сентиментальности. Известно, насколько сентиментальны были фашисты во главе со своим бесноватым фюрером. Посмотришь на их умиление и трогательные переживания за котят и щенят – все, как один, Махатма Ганди. А как они обожали музыку, слушая Вагнера, зал оперного театра превращался в сборище плакальщиц. Существует масса умилительных снимков Гитлера с детьми, на которых он сюсюкает с ними, как добрейший из смертных. И всё это особи, сжигавшие в печах миллионы чужих детей. Каждый день они крутились в мире жестокости, где черствеют чувства и каменеют сердца к  другим людям. Но подавленные очерствевшие чувства требовали хоть какой-то разрядки. На выручку приходила сентиментальность, услужливо подбрасывая извергам ребенка, котенка, щенка или музыку Вагнера. Прав был Владимир Набоков, утверждая: «Следует отличать сентиментальность от чувствительности. Сентиментальный человек может быть в частной жизни чрезвычайно жестоким. Тонко чувствующий человек никогда не бывает жестоким».

       Задавленные чувства и эмоции всегда найдут лазейку вырваться наружу в виде умиления, восторженности или слезливости. Например, эмоциональная открытая женщина вышла замуж за саму черствость, которой чуждо проявлять коммуникабельность, нежность и ласку. Проявление чувств для неё под запретом, как еретические мысли в эпоху инквизиции. Бедной женщине приходится подстраиваться под мужа и маскировать свои эмоции. Но природу не обманешь – гони ее в дверь, она влетит в окно.  Как в перегретом котле, растет давление, клапан чувств срывает, они вырываются наружу в форме гипертонии или сентиментальности. Чем более придушены чувства, тем бесконтрольнее будет проявление сентиментальности. Когда муж не видит, женщина «сбросит давление», пролив сентиментальные слезы над каким-нибудь брошенным котенком или щенком. Ее может выручить и подруга сентиментальности – эмоциональность. Порыдав над сериалом, фильмом или какой-либо душещипательной передачей, женщина окончательно придет в себя, обретя душевное равновесие.

       Вектор сентиментальности всегда направлен на себя, а не на чувства другого человека, вызвавшего всплеск чувств. Его чувства не берутся во внимание, он всего лишь раздражитель переживаний. При этом сентиментальности не столько важно само чувство, сколько само удовольствие его переживания собственным Эго. Она легко цепляется за чужие эмоции, но не проживает их с должной глубиной и сердечностью.  Сентиментальность более характерна для женщин, людей с романтическими настроениями и мужчин в возрасте после пятидесяти лет в связи с вымыванием из организма мужских половых гормонов.

       Если б художник вознамерился писать портрет сентиментальности, он, непременно бы, отразил в ее облике, прежде всего, умиление. Вспомним сентиментального помещика Манилова в «Мертвых душах» Гоголя. Помимо умиления он преподносит нам приторную чувствительность, изнеженную трогательность, поверхностную эмоциональность, романтичность. Добавить еще склонность к плаксивости, и портрет сентиментальности готов.

        Умиление – визитная карточка сентиментальности. Она ей ничего не стоит. Некогда картинно умиляться ребенком, когда за ним нужно ухаживать, не спать ночами, лечить, переживать за него? Бедной маме не до умилений, она умиляется им, когда он спит.  Умиляться можно, когда у него семь нянек и никаких забот. Сентиментальность умиляется только тем, что не требует последующих забот, и по этой причине трогает ее чувствительную душу. Предложите ей взять на воспитание дворнягу, которой она минуту назад умилялась, и вы увидите, как от взволнованности, восторженности и умиления не останется и следа.

      Как пионер, сентиментальность всегда готова растрогаться по самому нелепому поводу, растрогаться – всегда, пожалуйста, а реально оказать помощь – увы – это не из ее репертуара. Если взять сострадание,  оно обязательно предполагает действенное участие в несчастье или беде другого человека. Когда же отсутствует намерение на оказание действенной помощи, то есть сострадание в действие, и все ограничивается умилением и слезливостью, значит, перед нами сентиментальность. Что, в конечном счете, происходит? Под воздействием внешнего впечатления раздраженные чувства реагируют на рефлекс мозга растроганностью, умилением или плаксивостью. В зависимости от застоя чувств – своя реакция. Здесь нет каких-то убеждений, принципов, жизненного кредо, морали и нравственности. Разум отключен. Работает только чувственное сознание. Иными словами, умиляющаяся сентиментальность принципиально бездейственна, она служит суррогатом реальной помощи, в ней начисто отсутствует преобразующая активность. Например, Радищев так сокрушался о бедных замученных крестьянах, но будучи сам помещиком, ни одного крепостного от рабства не освободил.

         Если попросить самого известного актера сыграть сострадание или милосердие, он, наверняка задумается, реальна ли эта затея. Дело в том, что эти позитивные качества личности содержательны, находятся внутри человека, исходят от разума. Разум – это содержание, а не форма личности, поэтому форма для него бессмысленна. Сострадание и милосердие  чураются внешней формы. По лицу человека трудно определить сострадание или милосердие. В то же время, актер без особого труда изобразит вам сентиментальность, ибо в ней одна только форма, внешняя оболочка, одним словом, пустышка.

        Ярослав Гашек в «Истории поросенка Ксавера» красочно нарисовал портрет сентиментальности. Граф с женой завели поросенка и сделали из него культ. «Ах, какой он большой и красивый, наш дорогой Ксаврик! — восхищалась графиня. И, уходя, оба восклицали:— Спокойной ночи, дружище Ксаврик, приятного сна!» Ксаврик безмятежно хлопал глазами и похрюкивал так нежно, что графиня иногда обращалась к супругу: «Ты знаешь, милый, слушая голос Ксаврика, я начинаю верить в переселение душ». Свинтуса разместили в помещении  с обширной кубатурой и озонированным воздухом, отвели ему отдельную ванну и ватерклозет, оборудованный со всеми удобствами, всюду были развешаны термометры. Однажды супруги зашли навестить своего любимца. Боровок в тот момент утолял жажду отличной ключевой водой, бактериологический анализ которой давал 0% вредоносных бактерий, зато химический анализ показывал наличие полезных минеральных солей. Граф машинально опустил термометр в воду и не поверил своим глазам Теплота воды, вместо предписанных 18° по Цельсию, была 17,5°. Разгневанные, они ворвались в каморку скотника: «Ты измерял температуру воды, бездельник?» — загремел граф. Скотник указал на постель у окна: «Ваша милость, сынишка у меня захворал. Горячка одолела. Сидел, подавал ему пить…»— «Хам! Спрашиваю тебя, проверил ты у Ксаврика воду?»— «Запамятовал, ваша милость. Мальчик совсем плох. Подавал ему пить — голову потерял…»— «Ах, так! — вскричал разгневанный граф. — Так-то ты выполняешь свои обязанности? Моментально собирай свои вещи, я тебя увольняю! Чтобы до вечера и духу твоего не было, не то велю вышвырнуть вас обоих!»— «Этакая мразь!» — сказала графиня. А вечером Мартин заколол поросенка Ксаврика. Скотника Мартина увели полицейские, а захворавший сын убийцы был выброшен из поместья. Дело дошло до суда. Трогателен был вид графини. Она выступила свидетельницей и не могла удержаться от слез при виде широкой бархатной ленты поросенка на судейском столе.— «Да, — прорыдала она на вопрос председателя, — я узнаю ее. Она принадлежала моему дорогому Ксаврику, чьи косточки покоятся под сенью лилий в нашем фамильном цветнике». Подсудимый был осужден на шесть месяцев тюрьмы. Тем временем умер сын. Боровок Ксаврик тихо почил среди белых лилий под памятником с надписью: «Здесь спит наш Ксаврик, погибший от руки убийцы Мартина, осужденного на шесть месяцев тюрьмы. Погребен в возрасте полутора лет. Да будет земля ему пухом». А из ленты благородного Ксаврика граф заказал себе галстук и надевает его ежегодно в день смерти незабвенного свинтуса.