RSS Feed

Вальяжность

23.04.2014 by petr8512

Жена недовольно смотрит на мужа, постоянно лежащего на диване:
– Ты становишься похожим на нашего кота.
– Такой же вальяжный?
– Нет, такой же кастрированный.

Анекдот

Там, где кончается твёрдость духа и начинается упрямство, сидит вальяжно чиновник.

Георгий Александров

      Вальяжность как качество личности – склонность к поведению, преисполненному достоинства и благообразия, приятной важности, неторопливости, раскрепощенности и непринужденности.

     Вальяжный мужик садится в бронированный “Мерседес”. У него звонит мобильный, и он начинает с достоинством отвечать собеседнику: – Да. Спасибо, хорошо. – Денег? В долг? Ну… дам, конечно. Только не так, как в прошлый раз, ок? – Хорошо, хорошо. Сколько? Ага. Ну ладно. Только не так, как в прошлый раз, договорились? Когда ребята тебя по всей Москве искали. – Ладно, ладно. Только я тебя прошу, давай без неприятностей. Я не хочу с тобой снова заморачиваться за свои же деньги. Утюги на живот, паяльник в задницу. Времени на это нет. – Понятно? Как в прошлый раз не стоит. Я тебя предупредил. Хорошо? – Ну, все пока. Ага. До свидания… мама…

      Вальяжность может проистекать от спокойной уверенности в себе, расслабленности и умиротворения, а может стать следствием гордыни и чувства превосходства над другими. Обычно это качество личности проявляется через характерную позу.  Человек предельно расслаблен, руки расположены в горизонтальной плоскости на кресле, диване. Зачастую он может обнимать кого-то из друзей. Общение открытое, свободное, свидетельствующее о состоянии внутренней расслабленности и раскрепощенности.

       На известной картине К.А. Коровина «Портрет Шаляпина» великий певец сидит в вальяжной позе возле стола.  От него буквально веет силой, уверенностью в себе, статностью и гениальностью. Он не позирует, а продолжает беседу. Поза его свободна, изящна, вместе с тем спокойна. Лицо обращено к зрителю в три четверти; Шаляпин смотрит вглубь комнаты, возможно, беседует с невидимым собеседником. Свет падает слева, из открытой двери. Летний день или утро, настроение, должно быть, и у певца и у портретирующего его художника, превосходное. «Портрет удивительно передает ощущение силы, свежести и здоровья, которыми дышала в то утро вся фигура Шаляпина, но точность ее живет и играет только в целом, мазок в совокупности с мазком, цвет с цветом”.

       Характер вальяжности всецело зависит от того, в компании каких качеств личности она проявляется. Порочный человек проявит вальяжность, в которой окружающие почувствуют неуважительность к себе, развязность и высокомерие. Во всех невербальных знаках тела подсознание других будет считывать чувство превосходства и неприятную снисходительность на грани пренебрежения. Порочная вальяжность может стать формой проявления, невоспитанности, бестактности и неучтивости. Через вальяжность отрицательная личность нарочито пытается демонстрировать свою силу, значимость и важность.

      Вальяжный человек делает вид на Мадрид, что его нисколько не беспокоит социальная гонка, в которой каждый стремится продемонстрировать свою крутизну, желает растолкать конкурентов и доказать всему свету свою значительность. Вальяжность, представленная порочной личностью, позиционирует себя вне социальной гонки. Не царское это дело гоняться по дорогам жизни, где столько препятствий и барьеров. Вальяжность выше этого. Ей не пристало «кидать понты». Она и так лучше других.

      Порядочный человек, проявляя вальяжность, естественно и непринужденно раскрывает своё внутреннее состояние спокойствия, умиротворения и благообразия. Он преисполнен достоинства. В нём нет чрезмерной гордыни.   О.Г. Торсунов, посетив монастырь, пишет: «Какие там аскезы, они там наоборот, купаются в нектаре. Там аскез нет, монастырские люди даже часто очень сильно расслабляются, им так хорошо жить становится, они вообще расслабленные ходят, у них там время замедляется, они могут приготовить обед позже, потому что все классно, ничего не хочется. Все настолько хорошо становится, что у них жизнь, время замедляется, они такие вальяжные ходят. Допустим, вы придете в монастырь, скажете, можно поговорить с вами, он говорит, сейчас я подойду, ждете час-два-три, подходит, вы думаете, он вами пренебрег, нет, у него такая жизнь просто. У него другая жизнь, другое мышление, он очень спокойный такой, медленный, нет проблем».

     Анекдот в тему. Идет международный съезд пофигистов. В президиуме сидит такой бородатый, вальяжный председатель и лениво почесывает бороду, снисходительно смотря на окружающих его журналистов, и с ленцой отвечает на их вопросы: — Скажите, скажите (захлебываясь словами) — а Вам действительно все пофиг? — Да, все пофиг… (с ленцой, неторопливо почесывая бороду). — И бабки пофиг???! — Да, пофиг… — И слава пофиг???! — Да, пофиг… — Ну а бабы, бабы (слегка вкрадчиво) тоже пофиг???! — Бабы… бабы гришь… Неа, бабы пожалуй не пофиг… — Ну как же так — неувязочка получается!!!! (восторженно так…) — Да мне твоя неувязочка пофиг… (так же спокойно и вальяжно…).

      Слово «вальяжность» звучит несколько по-французски. Вместе с тем оно наше, родное: от народного «вальяга» – увалень. Вальяжный – грузный, неповоротливый. Сейчас оно несет несколько другую смысловую нагрузку. Вместо грузности и неповоротливости выступает благообразие и поведение, преисполненное достоинства.

     Писатель Е.И. Замятин в книге «Русь» пишет: «И над всеми — красавица, настоящая красавица русская, не какая-нибудь там питерская вертунья-оса, а — как Волга: вальяжная, медленная, широкая, полногрудая, и как на Волге: свернёшь от стрежня к берегу, в тень и, глядь, омут…» Фазиль Искандер в «Сандро из Чегема» пишет: «При этом лицо его и большая вальяжная фигура струили солнечную доброжелательность».

      А.В Амфитеатров в «Меблированной Кармен» пишет: «Помята летами и жизнью, но нравиться еще очень может: большая, вальяжная, сытая и белая барыня».

        Понятно, что с дородностью суетность пропадает, степенство и вальяжность появляются. Максим Горький в «Жизни Клима Самгина» пишет: «Она выработала певучую речь, размашистые, но мягкие и уверенные жесты; ту свободу движений, которая в купеческом круге именуется вальяжностью». 

      Без всяких натяжек вальяжным является бывший премьер России Михаил Касьянов. Его еще звали – «Миша два процента». Такое необычное погоняло он получил за привычку решать любой вопрос из расчета отката на лапу в два процента. Немного, но учитывая масштаб решаемых им вопросов, вполне, чтобы обеспечить безбедную жизнь всем правнукам.

     Про Касьянова ходил такой анекдот. Приходит парень знакомиться с отцом своей будущей жены – миллионером. Тот у него спрашивает: – Моя дочь любит дорогие вещи, обеспечишь? – Боженька поможет. – Моя дочь отдыхает на дорогих курортах, обеспечишь? – Боженька поможет. – Моя дочь любит роскошные замки, обеспечишь? – Боженька поможет. Словом, когда парень ушел, папа поворачивается к дочери и говорит: – Нагловатый парень, но то, что он меня боженькой называет – это хорошо.

      Вот как описывает Георгий Знаменский вальяжного Никиту Михалкова: «Барин приехал! Господа, прошу всех встать! Погромче включите «Боже, царя храни!»! Орла двуглавого крупным планом, затем камера должна показать портрет Николая Второго на фоне «триколора»! Больше света и битого цветного стекла! Не забудьте новогодней мишуры! К нам пришел режиссер всех времен и народов, любимец властей и православный монархист – Никита Сергеевич Михалков! Ура, господа! Вот он заходит. Как всегда вальяжный, словно барин. Любимец фортуны и власти. От него исходит легкий аромат дорогого парфюма, запах зеленого сукна казино и уютных кабинетов чиновников, где он всегда гость-любимец, во все времена – и при гербе с серпом и молотом, и при орле-мутанте с двумя головами. Он обладает уникальным талантом нравиться любой власти и всегда быть «в теме». Холеное лицо, самодовольный взгляд. На губах, кажется, еще остался жир от недавнего обильного и вкусного обеда. На нем роскошный костюм. Его сопровождают цыгане и медведи, священник в рясе от Юдашкина и с крестом, украшенным яйцами Вексельберга, престарелый юнкер, сошедший с ума от любви к заокеанской шлюхе, и толпа офицеров из штаба Деникина, сбежавших в Париж и выбравших смерть от «дурной болезни», подцепленной в одном из парижских борделей, а не драку до последней капли крови за царя и Отечество. Он немного приплясывает в такт веселой песни цыган, точь-в-точь, как его герой из его же фильма «Бесприданница». Его взгляд нагловатый, самоуверенный и немного снисходительный. Это взгляд человека, который знает свою редчайшую способность быть «своим» при любой власти и использовать для этой цели свою способность снимать фильмы. Не гениальные. Нет. Но сносно-добротные».