RSS Feed

Злопамятность (Злопамятство)

04.07.2013 by petr8512

 

Злопамятные узники гнева, надувают шар из жвачки,

который представляет собой их психику, которая рано или поздно лопнет.

А. Мусин

      Злопамятность (злопамятство) как качество личности – склонность проявлять стойкое, навязчивое воспоминание об обиде, оскорблении,  причиненном зле и вреде, не утрачивать испытанное в связи с этим чувство злости, не иметь искреннего желания простить а, зачастую, хотеть отомстить.

       Жители одной деревни решили наказать своего сородича и бросили его в яму. Те, кому он навредил, решили, пусть каждый сам учинит суд над ним. Стоя на краю ямы, одни плевали на злодея, другие бросали в него комья грязи. Вдруг в несчастного полетел камень. Изумлённо посмотрел тот на бросавшего и спросил: — Всех здешних я знаю. А ты кто таков, почему бросаешь в меня камнем? Человек ответил: — Я тот, кого ты обидел двадцать лет тому назад. Провинившийся удивился: — Где же ты был всё это время? — Всё это время, — прозвучал ответ, — я носил этот камень в моём сердце. А теперь, когда я увидел тебя в таком жалком положении, то взял камень в руку.

       Мужик приходит к стоматологу, садится в кресло, трясясь от страха. Врач смотрит на него пристально и говорит, улыбаясь: « А помнишь, Петров, как ты меня в шестом классе булавкой колол?»

      В человеке есть основные и второстепенные качества. Нельзя умалять ни те, ни другие, через малое проявляется большое и значимое. Злопамятство  при любых обстоятельствах не опустится до второстепенности, ему подавай главные роли. Когда составляется психологический портрет личности, злопамятство, если оно присуще человеку, всегда фигурирует в первых рядах выявленных качеств: мстительный и злопамятный Гитлер, безвольный и злопамятный Николай II, жестокий и злопамятный Муссолини. Когда актера Михаила Мамаева попросили изобразить свой автопортрет, он сказал: «Я коварный, злопамятный, воинственный и мстительный кочевник-азиат с двумя-тремя чертами характера цивилизованного европейца. Опасайтесь стать моим врагом – в таком щекотливом деле, как справедливое возмездие за обиду, я не признаю сроков давности. Око за око и зуб за зуб! У меня и стихотворение было такое: “И я живу, ни шпильки не прощая”.

       В словаре В.И. Даля находим: “Быть злопамятным, предаваться злопамятству – долго помнить зло или обиду, даже и ненамеренную, не забывать и не прощать, быть мстительным”.  Обычно злопамятство идет в одной связке с мстительностью, коварством и лицемерием. И то и другое предполагает скрытность, а без него и злопамятству никуда не деться. Если человек открыто выражает свое отношение к творимому по отношению к нему злу, гнев выплескивается наружу. Внутри не остается ненависти, злобы и обиды. Обычно проявленные негативные чувства и эмоции выветриваются, как нестойкие духи. Когда же человек обозлился или обиделся (первое больше присуще мужчинам, а второе – женщинам) и скрыл это, предпочитая не показывать свое внутреннее состояние, то гнев остался внутри него. Появились условия для злопамятства. Иными словами, злопамятство – не проявленный во время и к месту гнев за причиненную боль и зло. Уязвленный человек, не выдавая свою злость или обиду, ведет себя лицемерно и коварно, обдумывая планы отмщения.

        Какая прелесть в быстром отмщении? Как крестьянин выкармливает поросенка на сало, злопамятство обожает выращивать зло для будущей мести, злорадства или коварства. Как-то у Сталина собралось очередное застолье со своими соратниками. Как всегда, Сталин исполнял роль тамады и, как всегда, сам предложил тему для беседы. На этот раз было решено обсудить, что такое счастье. Орджоникидзе сказал, что для него счастье – это работать для блага социализма; Киров сказал, что для него счастье – в любви к партии, в преданности Сталину, Тухачевский определил счастье как любовь к женщине… Сталин подумал и сказал: «Счастье – это иметь врага… Всю жизнь преследовать его, настигнуть и уничтожить, а затем выпить бокал хорошего грузинского вина».

       По цепочке от раздражения к злости, а от нее к гневу человек далее следует  к необходимости выбора: проявить гнев, пойти к другим проявлениям гнева – ярости и бешенству или скрыть свой гнев, преобразив его в злопамятство – законсервированное зло. Его, как ржавый якорь далекого прошлого, приходится тащить через настоящее посредством навязчивого вспоминания, переживания в сотый раз негативных событий минувшего.  Не выпущенный в свое время на свободу гнев разрушает душу. Как обмусоленный окурок прошлого, его, обжигая губы, пытаются раскурить в настоящем. 

      Глубинная причина злопамятства – претензии ложного эго относительно слов и действий других людей, то есть гордыня. Когда, по мнению эго, другой человек ведет себя не так, как оно хотело бы, возникает повод для гнева, обиды, злобы и ненависти. Оно не признает право других людей быть другими, отсюда и возникают проблемы гневливости.

      Человеку свойственно прочное запоминание причиненного ему зла – страдает эго. В то же время у него короткая память на зло, учиненное другим людям. Допустим, о своем зле мы покаялись и надеемся на божью милость прощения. Но ведь наш обидчик тоже мог покаяться Богу за причиненное нам зло и получить прощение. Выходит, наше злопамятство идет поперек воли Бога. Бог ему простил, а мы нет. Значит, мы себя мним выше Бога, а это грех гордыни в чистом виде.

       В одной популярной песне есть такие слова: «Надо простить всё, что остыло. Прошлого нет, прошлое было». Вместо этого человек легкомысленно относится к своему злопамятству, отшучиваясь: «Я не злопамятный, просто злой и память у меня хорошая». Или: «Я не злопамятный. Отомщу и забуду». Вспоминают, что в детстве будущего великого физиолога Павлова якобы укусила собака. Укусила и забыла… А Павлов вырос и не забыл…

         В злопамятстве многие находят «баланс справедливости на Земле», неотвратимость судьбы и благодеяние. Заблуждение. С черной душой полной зла невозможно творить добро. Нужно ненавидеть само зло, а не человека его сотворившего.  В подвижнических наставлениях св. Исаака Сирина находим: “Не питай ненависти к грешнику… Ненавидь грех его”. Необходимо и злопамятство в отношении собственных грехов – иначе, скоро забывая свое зло, не с чем будет идти к покаянию. Иными словами, злопамятство разрушительно, а память о зле – спасительна.

        В контексте злопамятства мы напоминаем мужа, который вбегает в контору агентства, дающего советы семейным парам, и кричит: “Необходимо что-то сделать с моей женой. Скорее! Она историчка, она историчка! Консультант отвечает: “Подождите, подождите! Вы, наверное, хотите сказать, что она истеричка!” – “Да нет же, она историчка. Она вытаскивает все из прошлого!”  Действительно, людям свойственно тысячи раз возвращаться в прошлое и по-новому переживать все плохое, что сделал ему другой человек. Не зря говорят, что для хорошего брака нужна плохая память.

         У злопамятства, как у хамелеона, множество оттенков. Интересно, узнаете ли вы его признаки в себе? Представим, что вы простили человека за нанесенную в прошлом обиду, но он не унимается и снова вас обижает. Откуда что берется? Казалось бы, угли зла давно потухли, но новая порция обиды разжигает костер. А может быть и так, злоба ушла, ее виновник прощен, но вот у него горе, и вы испытываете тайное злорадство, получаете моральное удовлетворение от этого.   

Допустим, что и этот оттенок порока вам не присущ. Давайте попробуем этот: вы узнаёте, что человек, когда-то причинивший вам зло, необыкновенно успешен, удачлив и счастлив. Зашевелилось ли в вас недоумение и разочарование, не возникла ли претензия к миру на предмет его несправедливости? Как видите, злопамятство многолико, и душе стоит изрядно потрудиться, чтобы вытравить все его корни.

         Злопамятство имеет разные уровни. На уровне конфликтов вырастает его мелкая разновидность. Зло мелкое, эпизодическое, случайное простить легко, а как быть с масштабным, серьезным злом? Что делать со злопамятством – продуктом жестоких преступлений? Безнаказанность провоцирует зло на новые чудовищные злодеяния. Злопамятство нельзя путать с мстительностью. В первом случаем мы помним о зле, во втором – мстим за него.

     Всем известна истина: добро должно быть с кулаками. Если безоговорочно записывать злопамятство в порок, как же быть с осуждением зла? Общество осуждает зло и в то же время предает анафеме злопамятство. Простить – не значит забыть. По этому поводу преподобный Нил Синайский писал: “Кто памятозлобствует на бесов, тот не злопамятен на людей”

Плохая память делает зло непобедимым и, наоборот, хорошая историческая память о зле, совершенном, к примеру, фашистскими извергами, предохраняет человечество от реванша коричневой чумы. Память о чудовищном зле – любовь к его жертвам.