RSS Feed

Апломб

20.06.2013 by petr8512

Квадрат был пьян и говорил с апломбом:

— Вот захочу и стану ромбом.

Еще немного… Двести грамм…

Налью… И — па-ра-лле-ло-грамм.

          Борис Рябикин

             Апломб как качество личности – склонность проявлять излишнюю самоуверенность в поведении, речи.  

            Сантехник пошел на первое свидание. Встретились. Прошли пару метров, девушка сморщила нос и говорит: «Что-то тут неприятно пахнет» – «Наверное, где-то рядом канализация», – сказал парень. Девушка постепенно привыкла к омерзительному запаху, и свидание прошло, как он и планировал. Во второй вечер картина повторилась, но в глазах девушки сантехник прочел сомнение на его отговорки по поводу канализации. Перед третьим свиданием он полдня отмокал в ванной, наполненной на половину водой, а на половину хвойным экстрактом. Вылив на себя флакон одеколона, он самоуверенной походкой направился на очередное свидание. Подошел к девушке, вручил букет цветов и спрашивает: «Ну, сегодня хорошо на улице пахнет?» – «Да, отвечает девушка, – Такое ощущение, что я в хвойном лесу подхожу к елке, раздвигаю ветви, а под ними какашка».   

            Человек, загруженный апломбом, – мастер «пустить пыль в глаза»  своим мнимым состоянием, положением в обществе либо образованием и воспитанием, но каким бы боком он не поворачивался, отовсюду разит гонором, заносчивостью, ложной амбициозностью, высокопарностью и высокомерием. Выставляя себя статуей Свободы, он, не имея реальных заслуг, беззастенчиво отодвигает в сторону людей действительно достойных и заслуженных. Разговаривая с апломбом, можно поднять свою значимость в глазах собеседника до небоскреба, подпирающего небо. Стоя на сцене и демонстрируя публике всем своим видом, что перед нею оживший Рахманинов и Паганини сыграют в одном лице концерт для фортепьяно со скрипкой,  человек с проявленным апломбом зачастую достигает своей цели. Публика воспринимает его, как гения. Наверное, для рекламы такое качество – то, что «доктор прописал», но для искусства – совсем не подходит. А. Б. Гольденвезер писал: Есть два свойства, нередко помогающие достигнуть успеха у публики: физическая сила и апломб. Безусловно, хорошему музыканту и виртуозу полезно обладание физической силой, как и чувством господства над аудиторией; но когда эти вспомогательные достоинства оказываются единственными, то до искусства еще бесконечно далеко».   Апломб заразен. Стоит вашему приятелю позитивно с апломбом охарактеризовать своего знакомого, и вы будете доброжелательно настроены к нему.

       Однажды Альберт Эйнштейн и знаменитый виолончелист Григорий Пятигорский вместе выступали в благотворительном концерте. В публике сидел один молодой журналист, которому предстояло написать отчет о концерте. Он обратился с вопросом к одной из слушательниц: – Простите, Пятигорского мы все знаем, ну, а этот Эйнштейн, который выступает сегодня… – Боже мой, да неужели вы не знаете, это же великий Эйнштейн! – Да, конечно, благодарю, – смутился журналист и принялся что-то строчить в блокноте. На следующий день в газете появился отчет о выступлении Пятигорского вместе с Эйнштейном – великим музыкантом, несравненным скрипачом-виртуозом, который своей блистательной игрой затмил самого Пятигорского. Рецензия всех очень рассмешила, и особенно Эйнштейна. 0н вырезал заметку и постоянно носил ее с собой, показывал знакомым и говорил: – Вы думаете, что я ученый? Нет, я знаменитый скрипач, вот кто я на самом деле!

             А все начиналось  так мило и безобидно. В своём первоначальном звучании слово «апломб» несло положительную смысловую нагрузку при характеристике качественных особенностей личности. В конце XIX – XX века, согласно «Энциклопедическому словарю Брокгауза и Ефрона», апломбом называли «уверенность в действиях и находчивость в речи и в обращении с людьми». Такое же определение (слово в слово) дано и в Словаре иностранных слов, вошедших в состав русского языка под редакцией А. Н. Чудинова (1910 год). Так, например, говоря «британский апломб», подразумевали врожденное британское спокойствие и умение «держать удар». Однако, в XX веке, употребление слова «апломб» применительно к персоне или организации приобрело негативную окраску. Все  словари в один голос стали трактовать «апломб» в контексте «чрезмерной самоуверенности в поведении, в обращении с кем-либо». Апломб сразу же попал в одну галерею со словами «высокомерие», «самонадеянность», «необоснованная категоричность», «заносчивость», «амбиция», «гонор» и тем самым перешел в разряд «негативной» оценочной лексики.   В настоящее время отсутствие «апломба» несёт уже скорее положительную окраску. Так, в своих мемуарах, доктор И. К. Мельников, описывает своего коллегу Николая Михайловича Амосова следующими словами: “Был Амосов очень простым человеком — без какого-либо апломба и высокомерия. Когда я работал врачом и не знал ещё в лицо Амосова, однажды, выйдя из корпуса с медицинскими журналами, приказал ему, скромно стоявшему возле корпуса, отнести эти журналы в администрацию санатория. Амосов молча взял эти журналы и так же молча отнес их по назначению. На следующий день на совещании у главврача, где присутствовал и я, и Амосов, Николай Михайлович, как бы, между прочим, заметил: «А меня, профессора, здесь уже сделали курьером…».

        Существительное апломб заимствовано в середине прошлого века из французского языка. Французское aplomb буквально значит «отвесное, прямое положение». Возникло оно из предлога а и существительного рlomb – «свинец» (сравните: пломба, пломбировать и т. п.). Во французском языке слово aplomb обозначало не только «отвес, вертикаль», но и «равновесие», а также «самоуверенность» – от привычки держаться прямо, уверенно или надменно.   

     А.П. Чехов в рассказе «Свадьба» подарил нам замечательный образчик человека с ярко проявленным апломбом. Он и фамилию ему дал соответствующую – Апломбов. Послушайте диалог жениха с будущей тещей: «Настасья Тимофеевна. Чем тревожить меня разными словами, вы бы лучше шли танцевать. Апломбов. Я не Спиноза какой-нибудь, чтоб выделывать ногами кренделя. Я человек положительный и с характером и не вижу никакого развлечения в пустых удовольствиях. Но дело не в танцах. Простите, maman, но я многого не понимаю в ваших поступках. Например, кроме предметов домашней необходимости, вы обещали также дать мне за вашей дочерью два выигрышных билета. Где они? Настасья Тимофеевна. Голова у меня что-то разболелась… Должно, к непогоде… Быть оттепели! Апломбов. Вы мне зубов не заговаривайте. Сегодня же я узнал, что ваши билеты в залоге. Извините, maman, но так поступают одни только эксплоататоры. Я ведь это не из эгоистицизма — мне ваши билеты не нужны, но я из принципа, и надувать себя никому не позволю. Я вашу дочь осчастливил, и если вы мне не отдадите сегодня билетов, то я вашу дочь с кашей съем. Я человек благородный!»