RSS Feed

Блестящий рассказчик

24.03.2016 by petr8512

Умение замечательно рассказывать дается

далеко не каждому, тем интереснее человек,

виртуозно делающий это.

Виктор Пикеров

Рассказчик всю жизнь пишет один

большой роман. И оценивают его потом,

когда роман дописан и автор умер.

Василий Макарович Шукшин

Рассказчику самое нужное — слушатель.

Умберто Эко, “Баудолино”

 

    Блестящий рассказчик как качество личности – способность длительно удерживать внимание,  увлекательно, красноречиво, захватывающе и виртуозно рассказывая о чём-то или о ком-то.

        По Аркадию Аверченко  рассказчики анекдотов делятся на четыре категории: 1. Когда рассказчик сохраняет серьёзное выражение лица, а слушатели покатываются со смеху… 2. Когда смеётся и сам рассказчик, и слушатели… 3. Когда рассказчик за животик держится от смеху, а слушатели, свесив голову, угрюмо молчат… 4. Когда слушатели, вооружившись стульями и винными бутылками, хлопотливо бьют рассказчика.

   Вот те поистине ужасные последствия, которые могут обрушиться на голову плохого рассказчика. В американской газетной хронике (штат Иллинойс) был по этому поводу рассказан поистине леденящий душу факт: компания вакеросов, выслушав подряд семь отвратительных тягучих анекдотов, так освирепела, что схватила рассказчика, облила его керосином и подожгла, выплясывая вокруг него весёлый джиг; потом обгоревшего неудачника вакеросы купали в реке, а потом, зацепив за шею верёвкой, долго волочили при свете факелов по городским улицам, и разбуженные шумом матери поднимали с постелек своих детей и подносили их к окнам — со словами: «Глядите, детки, — вот вам пример: никогда не рассказывайте глупых старых тягучих анекдотов. А то и с вами будет то же, что с этим куском жареного мокрого мяса!»

     И — наоборот. Аркадий Аверченко знал одного молодого человека, ничем особенно не отличавшегося, кроме искусства замечательно рассказывать анекдоты (см. первую категорию рассказчиков). И что же?! Все женщины города ласкали и целовали его, мужчины угощали водкой и папиросами лучших фабрик, а начальство повышало его по службе так, как в 1923 году повышался доллар в Германии. Однажды, рассказывая в поезде какой-то уморительный анекдот, он свалился с площадки вагона под колеса, и ему отрезало обе ноги, за что железная дорога уплатила счастливчику огромную премию, и он прожил свой век в богатстве и роскоши, окружённый любовью и почитанием современников.

       Блестящий рассказчик –  «рассказчик от Бога». Как искусный рассказчик он  с легкостью объясняет достаточно сложные вещи, делая их доступными и понятными людям. Он мастерски, образно передаёт живую картинку. Его рассказ в буквальном смысле слова живой, ибо рассказывая, он, словно заново проживает эту ситуацию.

     Блестящий рассказчик без шикарного словарного запаса, всё равно, что день рождения без именинника. Писательница Мария Очаковская характеризует одного из героев романа – блестящего рассказчика: «Он говорил как дышал, легко, свободно, живо. Ничуть не задумываясь над подбором нужного слова, у него они будто сами складывались в предложения, иногда простые, ёмкие, а иногда длинные, витиеватые… Особенно восхищало, что при довольно высокой скорости речи его артикуляция нисколько не страдала. Отменно были слышны все согласные, гласные, переднего и заднего ряда, открытые, закрытые, носовые звуки… Просто настоящий урок фонетики!»

       Блестящий рассказчик, зная, как трудно привлечь и удержать внимание слушателей,  умеет с первых же слов заинтересовать и заинтриговать слушателей и возникает феномен, будто он каждому положил руку на плечо. Друзья блестящего рассказчика – любопытство, любознательность, способность людей сопереживать событиям, происходящих в чужих жизнях.

       Гарри Штадт пишет: «Самая лучшая благодарность для рассказчика – не в аплодисментах. Она читается в увлажненных глазах, она слышится в тишине после рассказа, она чувствуется в учащенном дыхании слушателя. Она течет негромкой мелодией и спустя часы после расставания».

     Человека зачастую блестящим рассказчиком делает то обстоятельство, что люди подспудно понимают: то, о чём он рассказывает, стало частью его успешного жизненного опыта.

     Энтё был знаменитым рассказчиком. Его истории о любви волновали слушателей. Когда он рассказывал о войне, то слушателям казалось, что они сами побывали на поле битвы. Однажды Энтё встретил Ямаоку Тесю, человека, который почти овладел мастерством дзэн.

     — Я знаю, — сказал Ямаока, — что ты самый лучший рассказчик в нашей стране и что ты можешь заставить людей плакать и смеяться. Расскажи мне мою любимую историю о персиковом мальчике. Когда я был малышом, я обычно спал с матерью, и она часто рассказывала мне эту сказку. Где-то в середине истории я засыпал. Расскажи мне сказку так, как мне рассказывала её моя мать.

    Энтё не отважился сразу приняться за дело. Он попросил дать ему время на то, чтобы изучить эту историю. Через несколько месяцев он пришёл к Ямаоке и сказал: — Пожалуйста, предоставь мне возможность рассказать тебе эту историю. — В любой другой день, — ответил Ямаока. Энтё был разочарован. Он продолжал изучать сказку и снова попытался рассказать её. Ямаока много раз отвергал его. Как только Энтё начинал рассказывать, Ямаока останавливал его, говоря: — Нет, нет, ты ещё не любишь так, как моя мать. Пять лет ушло у Энтё на то, чтобы рассказать эту легенду Ямаоке так, как рассказывала её мать Ямаоки!

       Великий русский адвокат Кони был блестящим рассказчиком.  Ему были чужды погоня за внешними эффектами, громкими фразами, игра на чувствительности слушателей. В его речах отсутствовали  пафос, напускная горячность. Он предпочитал  стиль рассказчика, воздействуя  на слушателей живой, образной, строго логичной речью, в которой раскрывалась картина преступления, обнажались мотивы действий главных участников дела.

    Судили мальчика-гимназиста, ударившего ножом своего одноклассника. Причиной его отчаянного поступка была ежедневно возобновлявшаяся травля. Мальчик был горбат. «Горбун!» — каждый день на протяжении нескольких лет приветствовал его пострадавший.

    Кони произнес самую короткую и, возможно, самую эффектную речь в своей адвокатской карьере. Он начал так: «Здравствуйте, уважаемые присяжные заседатели!» «Здравствуйте, Анатолий Федорович!» — ответили присяжные заседатели. «Здравствуйте, уважаемые присяжные заседатели!» «Здравствуйте, Анатолий Федорович!» — вновь, но уже с недоумением ответили присяжные. «Здравствуйте, уважаемые присяжные заседатели!» «Да здравствуйте, уже, наконец, Анатолий Федорович!» — ответили присяжные с сильным раздражением. Кони вновь и вновь повторял свое приветствие, пока и присяжные, и судьи, и все присутствующие (процессы в те времена были открытыми) не взорвались от ярости, потребовав вывести «этого сумасшедшего» из зала суда. «А это всего лишь тридцать семь раз», — закончил свою «речь » адвокат. Мальчик был оправдан.