RSS Feed

Дилетантство (Дилетантизм)

16.09.2013 by petr8512

 Все с детства знают, что то-то и то-то невозможно. Но всегда находится невежда,

 который этого не знает. Он-то и делает открытие.

Альберт Эйнштейн

Никогда не бойся делать то, что ты не умеешь.
Помни, ковчег был построен любителем.
Профессионалы построили «Титаник»

Учёные и любители

     Дилетантство (Дилетантизм) как качество личности – склонность заниматься каким-то видом интеллектуальной или практической деятельности без специальной подготовки по велению души, жизненному предназначению либо каким-то интересам.       

     Уж спросил кобру: – Почему, когда ты ужалишь человека – гибнет человек, а если пчела ужалит человека – гибнет пчела? – Всё зависит от степени квалификации. Пчела – дилетант, а я – профессионал.

      Понятие «дилетант» погрязло в болоте предрассудков, стереотипов и предвзятости. Официальная наука позаботилась внушить пренебрежительное отношение к человеку, осмелившемуся полезть «со свиным рылом в калашный ряд», «сесть не в свои сани». У людей в подсознании сделали зарубку: дилетант – значит, верхогляд и невежда. Лезет туда, в чём ничего не смыслит.

    Зачастую так и происходит: человек, находящийся под влиянием энергии невежества, не пытаясь докопаться до сути предмета, настаивает на своей точке зрения. Если он у власти, это выливается в трагические для людей решения. Дилетант в страсти из корыстных интересов полезет в любую область знания, лишь бы нарубить «капусту». Но есть огромная армия дилетантов, которая по склонности души нащупала, наконец, своё жизненное предназначение и в поисках истинного вкуса счастья направила свои усилия в  неизведанное, но такое любимое и притягательное дело.

     Иными словами,  дилетантство необходимо делить на три группы: дилетант в невежестве, дилетант в страсти и дилетант в благости. Это о первой группе сказал Иоганн Гёте: «Дилетанты, сделав все, что в их силах, обычно говорят себе в оправдание, что работа еще не закончена. Разумеется! Она никогда и не может быть закончена, ибо неправильно начата». Второй группой руководит гордыня, корысть, эгоизм и тщеславие. Ради золотого тельца они становятся врачевателями и знахарями. Лишь третья группа дилетантов действует бескорыстно, стремясь найти своё истинное место в жизни, познать высший вкус счастья.

      Первоначальная трактовка слова «дилетант» – латинское dilecto означает буквально «услаждаю», «забавляю», ведь дилетантом именовали человека, занимающегося наукой или искусством не ради хлеба насущного, а по веянию души, не мыслящей себя без любимого занятия. С этой точки зрения, дилетантами были все (или почти все) мудрецы Древней Греции и Рима. Ведь они были богатыми людьми (и даже рабовладельцами).  

     Дилетантство – это попытка найти своё жизненное предназначение. Человек не может быть счастлив, если он так и не найдет своё жизненное предназначение. Если человеку суждено стать музыкантом, а он в угоду меркантильным интересам стал чиновником и нагрёб миллионы, он всё равно в глубине души чувствует себя несчастным, не реализовавшимся как личность. В поисках истинно своего, предназначенного именно ему вкуса счастья, человек выходит из общего строя смирившихся с обыденным существованием неудачников и начинает с удовольствием заниматься  новым для себя делом. Обратите внимание: Владимир Даль считал дилетантом: человека занимающегося не по промыслу, а по склонности.

     Деление занятых каким-то видом деятельности людей на дилетантов и профессионалов достаточно условно. Стереотипно и глупо считать профессионалом человека только потому, что у него есть «бумага», то есть формальное образование, а дилетантом того, у кого ее нет. Жизнь показывает: не существует дилетантов и профессионалов – есть одаренные и бездарные люди, есть люди, с энтузиазмом и любовью реализующие своё жизненное предназначение и люди, которые по указке родителей, конъюнктурных интересов с ненавистью работают по специальности сугубо ради денег. Пруд пруди бездарностей с дипломами, остановившихся в развитии с момента его получения и не способных на самообразование.  

      Если человек, реализуя свои наклонности, создает новое знание, нечто качественно новое, оригинальное, неповторимое и направленное на удовлетворение человеческих потребностей, он и будет профессионалом. Лжепрофессионалы, превратив своё занятие в клуб для избранных, дружно замалчивают любые научные прорывы не членов клуба.

      Чем ценно дилетантство? Оно позволяет взглянуть на проблему со стороны не «замыленным глазом». Разум дилетанта не пленен стереотипами и не зашорен предвзятостью и предубеждениями. Там, где профессионал пройдет мимо, посчитав проблему банальной и пустяшной, дилетант может насторожиться и найти что-то новое и интересное.

      В книге «Науку спасут дилетанты» Владимир Ацюковский приводит несколько интересных примеров творческого дилетантства. Дилетантом-самоучкой был и К. Гаусс, известный математик. Его успехи в науке столь велики, что еще при жизни ему присвоили титул «короля математиков». Эти слова были выгравированы на памятной медали, выпущенной в 1855 году. В тот год он, к сожалению, и умер. Однако в математику Гаусс вошел самоучкой. Сын водопроводчика из немецкого города Брауншвейга, он не располагал возможностью учиться в школе. Гаусс самостоятельно проштудировал труды И. Ньютона, Ж. Лагранжа, Л. Эйлера, став «с веком наравне». А вскоре он уже обогнал его, заглянув на многие десятилетия вперед. Интересно, что до 19 лет К. Гаусс еще колебался – быть ли ему математиком или филологом. К последней он питал столь же сильную страсть. Вопрос решился сам собой. Вскоре К. Гаусс сделал одно крупное математическое открытие. Это и определило окончательный его выбор.

    Блестящий ученый первой половины XIX века М. Фарадей также приобщился к науке благодаря самовоспитанию. Фарадей родился в семье кузнеца. После короткого пребывания в начальной школе он в 13 лет поступил в обучение к переплетчику, а затем узнал и другие профессии. Работая, юноша одновременно много читал и посещал публичные лекции разных ученых. Постепенно ему пришло желание самому испытать свои силы в науке, и Фарадей обратился к Г. Дэви с просьбой принять его на работу в Королевский институт. В свое время многих шокировало, что Г. Дэви взял в лабораторию не имевшего физического (ни вообще какого-либо систематического) образования М. Фарадея. Более того, Дэви вскоре поручил молодому человеку чтение курса лекций, хотя тот был всего лишь простым служителем-лаборантом. Не случайно, поэтому, говорят, что самое крупное научное достижение Г. Дэви – открытие… М. Фарадея.

     Блистательный ученый XVII века, гордость французской и мировой науки П. Ферма. Его вклад в математику поистине монументален. В частности, в теории чисел (одним из создателей которой он является), в развитии метода координат и ряде других разделов. Недаром же одна из теорем называется «великая теорема Ферма», остающаяся до сих пор для общего случая, к сожалению, недоказанной, несмотря на простоту формулировки. Считают, что полное доказательство теоремы требует создания новых, более мощных методов. Кстати сказать, за ее решение была в свое время назначена большая премия, позднее, в конце первой мировой войны, аннулированная ввиду нездорового интереса к доказательству этой теоремы со стороны совершенно несведущих людей. Впрочем, есть и «малая теорема Ферма», которая, несмотря на такое название, является одной из основных в теории чисел. Интересно, что П. Ферма дал ее без доказательства, что, кстати, несет убедительные свидетельства в пользу интуиции. А первое доказательство предложил лишь в XVIII веке петербургский ученый Л. Эйлер.

    Как видим, П. Ферма – один из крупнейших умов в математике. Но дело-то в том, что в нем обнаруживается дилетант. П. Ферма окончил юридический факультет Тулузского университета. Сказалось, очевидно, влияние матери, происходившей из семьи, в которой было много юристов. Успешно занимался адвокатурой, затем перешел на должность советника одного из ведомств Тулузского парламента. Там он прослужил всю остальную жизнь и умер два дня спустя после завершения судебного процесса в небольшом городке Кастре, куда выехал по делам службы. И вот этот скромный чиновник увлекся математикой. Правда, не одной ею. Он глубоко постиг классическую филологию, неплохо знал древних авторов и даже писал стихи, притом не только на родном, но и на испанском и латинском языках. Однако его самая горячая дилетантская привязанность – математика. Надо сказать, что довольно рано, уже в 28 лет, он получил здесь значительные результаты. Он мог бы стать профессиональным математиком, но не захотел и предпочел быть просто любителем. Более того, как ни увлекался П. Ферма математикой, ношу чиновника он нес, по свидетельствам биографов, примерно, и пользовался исключительным уважением коллег, выделяясь глубокой юридической образованностью. Так Ферма и прошел через жизнь, деля время между государственной службой и математическими досугами.

    Столь же непрофессионально вошел в математику великий Г. Лейбниц, влившись в нее, можно сказать, со стороны. Как и П. Ферма, он был юристом, а, кроме того, обучался философии. В этих дисциплинах Лейбниц был не только блестяще эрудирован, но и отличился как исследователь, за что имел звания магистра философии и доктора права. Его докторская диссертация называлась «О запутанных казусах в праве». Сначала Г. Лейбниц испытал себя по дипломатическому ведомству, а с 30 лет и до конца жизни он состоял на службе в должностях библиотекаря, историографа и политического советника по внешним делам у ганноверского герцога. Г. Лейбниц известен как крупный общественный деятель и просветитель. Это он основал Берлинскую академию наук и был ее первым президентом. Лейбниц горячо содействовал основанию Российской академии, вообще ратовал за распространение научных знаний в России, и, видимо, обсуждал эти вопросы с Петром I, которого не раз встречал во время заграничных поездок русского царя. Не потому ли Г. Лейбниц так близко к сердцу принимал дела российские, что происходил, по утверждению некоторых биографов ученого, из славян? Считают, что его предки – выходцы из соседних с Германией славянских земель и некогда носили славянскую фамилию Лубенец. По-настоящему Г. Лейбниц знакомится с математикой в возрасте 26 лет. По работам Р. Декарта, Б. Кавальери, Б. Паскаля он изучил ее высшие разделы в невероятно короткие сроки, во время пребывания в Париже с дипломатической миссией. Правда, то была вторая попытка подступиться к математике. Первая состоялась, когда Лейбницу исполнилось 17 лет, но тогда он быстро охладел к ней. На сей раз увлечение оказалось глубоким, и вот мы уже видим Г. Лейбница в числе ведущих математиков века. Конечно, его главный результат – дифференциальное исчисление, но не только оно прославило ученого. Им открыт известный ряд, названный в его честь «рядом Лейбница», проведено описание механизмов некоторых математических операций, что наряду с изобретением первой счетной машины, приписываемой также таланту Г. Лейбница, дает основание считать его предтечей «машинной математики». Лейбницу же принадлежит заслуга введения двоичного кода записи чисел, понятий алгоритма, функции, координаты. Знаки дифференциала и интеграла, которыми пользуются ныне, тоже его изобретения. И, тем не менее, математика, как пишет Г. Лейбниц, была для него лишь приятным развлечением, которому ученый отдавался как любитель. «Я не имею точного понятия о центрах тяжести, – признается он. – Что касается алгебры Декарта, то она показалась мне слишком трудной».

     П. Ферма и Г. Лейбниц не исключение. Совсем не математиком начинал свою научную карьеру и знаменитый Л. Эйлер, долго работавший в России. По образованию филолог, он и готовился к этой профессии, но увлекся математикой, где оставил, как известно, заметный след.

     М.В.Ломоносов был не только химиком, но еще и технологом, физиком, а также и… поэтом. Д.И.Менделеев был не только химиком, но и землемером, статистиком, экономистом (он являлся экономическим советником у царя Александра II). Недоучившийся студент-народоволец А.Н.Морозов, отсидев 25 лет в Шлиссельбургской крепости, вышел оттуда академиком, прекрасно разбирающимся в астрономии, минералогии, математике, а также …в библейских текстах, некоторые из которых он расшифровал.

    Теоретики русского народничества П. Лавров и М. Бакунин в прошлом артиллерийские офицеры. Закончив высшие военно-технические заведения, они проявили затем глубокий интерес к общественным процессам. Инженером горного дела был по образованию Г. Плеханов, оставивший ценные исследования социальных явлений.