RSS Feed

Категоричность

16.09.2013 by petr8512

Не произносите бесповоротных суждений!

Аврелий Августин

Любовь бывает разная и у всех по разному, но ее неотъемлемый признак –

именно категоричность. И самая категоричная – первая любовь.

Алесь Адамович

Категоричность – признак ограниченности.

Конфуций

      Категоричность как качество личности – склонность проявлять негибкость, закрытость к чужим суждениям и абсолютную уверенность в истинности собственных; выражать в твердой интонации позицию, декларирующую невозможность другого мнения по данному вопросу.

       Мастер внимательно слушал известного экономиста, излагающего свою теорию развития. — Является ли рост главным показателем в экономической теории? — наконец спросил он. — Да. Всякий рост — это хорошо. — Не так ли думает и раковая клетка? — заключил Мастер.

      Категоричность – это демонстрация пренебрежения  мнением партнера и его заведомое неприятие. В отношениях между равными категоричность добавляет черных красок к проявлению неуважительности или превосходства. Неважно кто был прав или виноват, важно, что после спора, где проявлялась категоричность, победителей не бывает, обязательно останется неприятный осадок у того, к кому было выражено неуважение. Категоричность в речевом общении равных всегда является конфликтогеном.  «Не о чем говорить и так всё ясно!»  «Ты не прав потому, что у нас на двоих два миллиарда и одна извилина».

      Категоричность уместна  в случае признания своей неправоты или правоты другого. В мемуарах талантливейшего конструктора артиллерии В.Г. Грабина, которому Сталин сказал: «Ваша пушка спасла Россию», есть преинтереснейший эпизод проявления категоричности обеими сторонами диалога.  Время действия – 4 января 1942 года. Положение тяжелейшее: едва удалось устоять и отбросить гитлеровцев от Москвы. Грабин только что запустил в серию свою пушку ЗИС-З. И предложил несколько решений, которые позволят выпускать орудий больше и делать это эффективнее. Предложения конструктор озвучил лично Сталину: «Заседание Государственного Комитета Обороны сразу превратилось в резкий диалог между Сталиным и мною. Вся наша работа подверглась очень острой и несправедливой критике, а меня Сталин обвинил в том, что я оставлю страну без пушек. Я отстаивал позиции нашего коллектива до последнего. Атмосферу этого заседания может вполне характеризовать лишь один эпизод. В очередной раз, когда я пытался возразить Сталину и защитить правильность выбранной нами позиции, обычная выдержка и хладнокровие изменили ему. Он схватил за спинку стул и грохнул ножками об пол. В его голосе были раздражение и гнев. – У вас конструкторский зуд, вы все хотите менять и менять! – резко бросил он мне. – Работайте, как работали раньше!

      Таким Сталина я никогда не видел – ни прежде, ни позже. ГКО постановил: нашему заводу изготавливать пушки по-старому. В тяжелом и совершенно безнадежном настроении покинул я Кремль. Меня страшила не собственная моя судьба, которая могла обернуться трагически. Возвращение к старым чертежам и к старой технологии неизбежно грозило не только резким снижением выпуска пушек, но и временным прекращением их производства вообще. Вот теперь-то страна действительно останется без пушек!

   Ночь я провел без сна в бомбоубежище Наркомата вооружения. Выполнить приказ Сталина – беда. Но как не выполнить приказ самого Сталина?! Выхода не было. Выход нашелся. И его нашел не Грабин. Его нашел сам Сталин.

     Вот что пишет конструктор: «Рано утром 5 января, совсем еще затемно, ко мне подошел офицер и предложил подняться наверх, к телефону. Я не пошел: если хотят арестовать, пусть арестовывают здесь. Тяжелая апатия охватила меня, мне уже было все равно. А в том, что меня ждет, я почти не сомневался: мой спор со Сталиным носил – если не вникать в его суть – характер вызова, а квалифицировать это как саботаж или вредительство – за этим дело не станет. Через некоторое время офицер появился снова. – Вас просят к телефону, – повторил он и добавил: – С вами будет говорить товарищ Сталин. Действительно, звонил Сталин. Он сказал: – Вы правы… Меня как жаром обдало. – То, что вы сделали, сразу не понять и по достоинству не оценить. Больше того, поймут ли вас в ближайшее время? Ведь то, что вы сделали, это революция в технике. ЦК, ГКО и я высоко ценим ваши достижения, – продолжал Сталин. – Спокойно заканчивайте начатое дело». Вот так  Сталин, отбросив амбиции, признал свою неправоту и категорично высказался по этому поводу, признав правоту конструктора. Так мог поступить только тот, кто всегда ставил выше всего интересы дела, а не собственные амбиции.

       Категоричность может быть уместна в отношениях «начальник – подчиненный», «Старший – младший», словом, там, где нужно установить определенные ограничения.  Человеку, находящемуся при власти, категоричность, зачастую, к лицу. Она добавляет его облику уверенности в себе, смелости, решительности и харизматичности. В обычном общении менее решительные и уверенные в себе люди иногда «проглатывают» категоричный тон визави. Чтобы как-то себя оправдать они наделяют категоричного человека не присущими ему качествами и успокаиваются. К примеру, оправдательный механизм людей наделит его убежденностью, компетентностью, богатым жизненным опытом, благоразумием и мудростью. Проявлять категоричность в межличностном общении всегда рискованно, но если  визави ее «проглатывает», вторая сторона в ситуативном выигрыше.

       За бытовой категоричностью может прятаться ограниченность, бескультурье, неуверенность в себе, невежество, невоспитанность, словом, множество порочных качеств личности. В каждом конкретном случае нужно искать свои причины или мотивацию. Близкие люди, чтобы не напрягать отношения, обычно снисходительно относятся к категоричности другого, проявляя терпимость и благоразумие.