RSS Feed

Лакейство

25.05.2014 by petr8512

Ни один человек не может быть героем для своего лакея. Не потому,

 что герой – не герой, а потому что лакей – только лакей.

 Гегель

 – Чем могу служить? – спросил лакей, и Ричард подумал,

что некоторые говорят: «Сдохни, ублюдок! » с гораздо

 большей теплотой и дружелюбием. 

Нил Гейман

Лакеи не уважают тех, кто их уважает. 

Лазарь Лагин

     Лакейство как качество личности – склонность к подлому угодничеству, раболепствованию, чрезмерной услужливости не по ремеслу, а в силу холопской натуры, предрасположенной унижаться, прогибаться и холуйствовать.

     XIX век. Лежит барин под березой, скучает. Рядом дремлет здоровенный пёс кавказец. Неподалеку стоит лакей. Барин со скуки и говорит: -Ну-ка, ударь его. Лакей тихонько потрогал собаку ногой. Тот головой повел и опять улегся. Барин: -Да, нет. Ты со всей дури ударь. Лакей со всей дури бьет, собака отхватывает ему за это ногу. Лакей в кровище дергается, орет. Хозяин вяло: – Не нравишься ты Тимохе…

       Лакейство – рабство, довольное своим нынешним положением. Мало того, оно гордится своим социальным статусом. Близкое к телу и уху хозяина, лакейство начинает отождествлять себя, свои возможности, способности, широту взглядов с барским статусом и мировоззрением. А.П.Чехов  в контексте этой мысли пишет в «Степи»: «— Что я поделываю? — переспросил Соломон и пожал плечами. — То же, что и все… Вы видите: я лакей. Я лакей у брата, брат лакей у проезжающих, проезжающие лакеи у Варламова, а если бы я имел десять миллионов, то Варламов был бы у меня лакеем. — То есть, почему же это он был бы у тебя лакеем? — Почему? А потому, что нет такого барина или миллионера, который из-за лишней копейки не стал бы лизать рук у жида пархатого. Я теперь жид пархатый и нищий, все на меня смотрят, как на собаку, а если б у меня были деньги, то Варламов передо мной ломал бы такого дурака, как Мойсей перед вами». Словом, было у Мокея четыре лакея, а ныне Мокей сам лакей.

      Генрих Гейне писал: «Слуги, не имеющие господина, не становятся от этого свободными людьми – лакейство у них в душе». Привыкнув вечно гнуть шею, сгибаться в три погибели, лакейство  то, что любой порядочный человек принял бы как унижение, воспринимает как вынужденные издержки профессии.

      Лакейская душа – рабская душонка. Выдавливать из себя раба, значит оказаться без работы. Поэтому лакейство отрицательно реагирует на совет А.П. Чехова, что: «Нужно начинать по капле выдавливать из себя раба». Куда лучше для кармана прислуживать, лебезить и подобострастничать перед господином. Чем лучше низкопоклонничаешь,  подхалимничаешь и приспешничаешь, тем выше доходы.

       Лакейская душонка способна на всё: на предательство, любую низость и мерзость. У лакейства нет Родины. Тот, кто больше заплатит, перед тем и будет оно сгибаться в три дуги. Лакейству абсолютно наплевать на патриотизм. Оно крайне эгоистично и корыстно. Еще Ф.М. Достоевский словами Смердякова в «Братьях Карамазовых» писал: «”Подымется в России лакей и в час великой опасности для нашей родины скажет: «я всю Россию ненавижу», «я не только не желаю быть военным, гусаром, но желаю, напротив, уничтожения всех солдат-с». На вопрос: «а когда неприятель придет, кто же нас защищать будет?», бунтующий лакей ответил: «В двенадцатом году было великое нашествие императора Наполеона французского первого, и хорошо, кабы нас тогда покорили эти самые французы: умная нация покорила бы весьма глупую-с и присоединила к себе. Совсем даже были бы другие порядки”.

      Лакейство в своем жгучем желании лизать пятки тем, кто посулит ему какие-то выгоды, готово было сдать Россию Гитлеру. Сейчас оно ползает ужом перед США И Европой. В контексте этих мыслей есть замечательное стихотворении поэтессы Елены Лаврентьевой:

Лакеи вечные Европы,
Ее духовные рабы,
Вы извратили отчий опыт
И предков предали гробы.
По прихоти дурной холопы,
Прислужники чужих затей,
Вы быдлом сделались Европы,
Вы полюбили свист плетей.
Вы предавали Русь стократно,
Чужому – вверившись – уму.
Вас Русь прощала, но обратно
Тянули шею вы к ярму.
Вам Родины милей – чужбина.
И суждено вам потому
Знать волю… только господина
И вечно кланяться ему.

      От барона Мардефелдта, племянника Прусского Посланника,   который слышал сие от него самого: Когда Петр Великий кушал один со своею супругою, то обыкновенно не имел никого  при себе для услуг, кроме самых приближенных Каммеръюнгфер Императрицы и одного маленького пажа. Когдаж он кушал с некоторыми из своих Министров, Генералов, или морских Офицеров, тогда служили при столе Обер-кухмистер его Фелтен, денщик  и двое пажей, да и они, поставивши  заедки и по бутылке вина для каждого гостя,  должны  были выходить из столовой залы и оставлять Государя одного с гостями.  

     Лакеи никогда не  являлись  у его стола, кроме церемониальных обедов; ибо он обыкновенно говаривал о них вообще: «Я не хочу, чтоб они были при том  зрителями, как я сижу за столом». Некогда за столом сказал он Прусскому Посланнику Барону Мардефелдту: «Наемники, лакеи, при столе смотрят только всякому в рот,  подслушивают все,  что за столом говориться, понимают криво и после также криво пересказывают».