RSS Feed

Неразборчивость

13.10.2013 by petr8512

Неразборчивость в связях сделает разборчивым в лекарствах.

Сабир Омуров

          Неразборчивость как качество личности –  склонность не отличаться разборчивостью при удовлетворении своих потребностей, ничем не  брезговать, пренебрегать строгостью в выборе.

        Однажды злой пёс, не отставая от нищего слепца, бежал за ним, лая и рыча. Слепой кричал на него и пытался отбиться от него своим посохом. Наконец он выбился из сил, остановился, сотворил псу земной поклон и обратился к нему с такими словами: – О, царь охоты! Ты лишь по ошибке посчитал меня своей добычей. Дело жизни таких, как ты, мчаться в степи, преследуя дичь, а ты охотишься за бедным нищим! Подумай о том, что пока ты здесь гоняешься за мной, все звери в лесах находятся в полной безопасности.

      В отличие от прихотливой и привередливой разборчивости, склонной проявлять строгость, требовательность, осторожность и взыскательность при выборе кого-либо или чего-либо,  невзыскательная и нетребовательная неразборчивость хватает всё, что попало, пользуется тем, что попадется. Любимая ее присказка: «За неимением королевы спят с уборщицей».

      Анекдот в тему: Приходит мужик в публичный дом и просит: – Дайте мне двух женщин по 50 долларов. – У нас такса 100 долларов. – Ладно, давайте таксу… Разборчивый клиент поступил бы иначе: Вернулся мужик из командировки из Одессы. Рассказывает приятелю: – Иду я по Дерибасовской. Смотрю – вывеска «Публичный дом». Ну, я зашел. А там две двери: профессионалки и любительницы. Я, конечно, туда, где профессионалки. А там опять две двери: блондинки и брюнетки. Я – к блондинкам. А там – полненькие и худенькие. Я – туда, где полненькие. А там опять – с извращениями или без. Ну конечно, я туда, где с извращениями. – Ну и как? – Ну и вышел опять на Дерибасовскую!

        Неразборчивость – это безвкусица неуверенной и не уважающей себя личности. Когда нет уважения к самому себе, когда отсутствует уверенность в том, что не нужно торопиться с выбором, всё, что тебе положено по судьбе – обязательно придет, вожделенный, жадный до удовольствий ум командует: «Хватай быстрее то, что есть. Вдруг не достанется».

        Неразборчивость – это боязнь опоздать на ярмарке жизни.  Её жизненная философия пошла и цинична: «Пока ты будешь заниматься морализаторством, тратить время на выслушивание голоса совести, заниматься самонаблюдением, другие объедут тебя на трассе жизни, как поломанную машину.  В этой жизни кто не успел, тот опоздал. Наплевать на нравственность, глупые принципы, сострадание к другим. Тот, кто разборчив в средствах, оказывается за бортом успеха. Хватай от жизни, не особо раздумывая, всё, что можно. Пить мед жизни нужно сейчас. Поэтому, тот, кто мешает тебе уже сейчас прорваться на «пасеку» жизни, должен быть устранен, нужно с ним разобраться. Пусть говорят, что это подло, низко и гнусно. Мне на людские мнения и оценки наплевать».

       Неразборчивость, как крайность, как противоположность разборчивости, предполагает идеализацию недостаточности. То есть, неразборчивый человек придает избыточную значимость мыслям о том, что в мире всего на всех не хватит, поэтому нужно, не церемонясь, хватать, что жизнь дает сейчас. Пусть глупая разборчивость ждет принца на белом коне и пренебрегает синицей в руке. Разборчивость тоже своеобразная крайность, тоже идеализация всеобщей достаточности. Как всё чрезмерное и избыточное, обе крайности тревожат покой равновесных сил мироздания, им приходится преподносить неразборчивым людям соответствующие уроки. Если они с первого раза не понимают, урок несколько раз повторяют. Если и это не приводит к успеху, следует наказание.

      Неразборчивость – это нежелание разбирать то, что преподносят обстоятельства.  Например, человек проявляет неразборчивость в половых связях, то есть вступает  в половые отношения без разбора, со всем, что движется и дышит. О таких людях в народе говорят: «Он и на корову залезет». Равновесные силы поначалу «награждают» неразборчивую секс–машину «гусарским насморком», и вот он уже лыбится перед венерологом. Заходит в кабинет венеролога молодой человек и говорит: – А вот и мы! – Кто это мы? – вопрошает врач. – Я и лобковые вши.   Урок преподнесен, но человек, к примеру, не утихомиривает свои половые аппетиты. Равновесные силы повторяют урок, но уже на более высоком уровне. Человек получает такой «букет» коков и грибков, что антибиотики уже не справляются, венерологи чешут затылки, впору два часа кипятить гениталии, чтобы избавится от напасти.

      После такого урока приходит очередь «неаполитанской болезни» – сифилиса, а для особо непонятливых –  СПИДа. Медицинский институт. Начало лекции. Заходит преподаватель. – Перед началом лекции я хотел бы рассказать вам одну историю. Как-то в молодости я с приятелем пошел на дискотеку. И там нам обоим понравилась одна симпатичная девушка. У меня были большие сомнения в ее половой чистоплотности. Друг думал тем, что ниже пояса. С дискотеки она ушла с ним. Вот так, я остался с носом. A мой друг без носа, запишите тему лекции: “Сифилис и его последствия”.

     Некоторым беспорядочная половая жизнь сходит до поры до времени с рук. Объясняется это накопленным ранее благочестием. Человек ранее  совершал добрые поступки, поэтому ему зачислялось на его личный счет благочестие. Но оно, по мере хождения «налево», расходуется, как и психическая сила быть привлекательной, иметь способность любить и ладить с другим человеком. Противозачаточные средства могут уберечь от заразы, но они  не способны предохранить впоследствии от определенных проблем в семейной жизни. Итог неразборчивой половой жизни – человек не может найти свою любовь и свое счастье, не хватает психической силы, она разбазарена по чужим койкам. К примеру, неразборчивая в сексуальном плане женщина, выйдя замуж, настраивается любить, заботиться о муже, но, как правило, сталкивается с проблемой – не хватает душевной силы. Хочется стать мужу близким , родным человеком, построить уважительные отношения, но «кирпичиков» не хватает и взять их неоткуда. Кто сгорел, того не подожжешь.

      Неразборчивость – это низкая планка требовательности к своим потребностям. Потакание своим физиологическим и эмоциональным потребностям в ущерб интеллектуальным и духовным делает человека невежественным, постепенно ведет к деградации. Отказываясь от своих нравственных критериев, самим собой установленных границ, человек мало-помалу начинает прощать себе «маленькую» неразборчивость в целях и средствах ее достижения. Со временем его уже мало заботит, что поставленные им цели аморальны. Что уж говорить о средствах?

     Биограф великого французского художника Тулуз-Лотрека – Перрюшо видит все злоключения гения в его неразборчивости, особенно в половой сфере. «Время от времени Лотрек исчезал на несколько дней. Где он пропадает? Вскоре тайна для его друзей раскрылась. Оказывается, Лотрек  живет в домах терпимости. Там он писал, там ел, там ночевал. – Бордель! Ну и что из этого! – возражал он тем, кто его осуждал. – Дом у воды (cлово “бордель” происходит от франц. “bord d’eau” – у воды). А сколько воды-то надо, а?.. Образ жизни Лотрека приводил в ужас его родных – они видели, как он опускается, но он ничего не мог поделать с собой. Ему приходилось довольствоваться теми женщинами, которых можно было купить за деньги. Отверженный и презираемый, он тянулся к таким же отверженным и презираемым. Гоген, этот великий дикарь, уехал на Таити (он все еще не вернулся). Причин тому было много, но одной из них являлось то, что там, скинув оковы цивилизации, он мог дать волю своим инстинктам или чувственности. Лотреку для той же цели служили окрестности Сен-Лазара и Оперы.

        В публичном доме глаз художника мог наблюдать тело проститутки, не обремененное одеждой, в его естественном виде, как и на Таити. Эти женщины привыкли быть обнаженными и поэтому, в отличие от натурщиц, не позируют. “Натурщицы всегда неестественны, – замечал Лотрек, – а эти просто живут. Я не решился бы заплатить им сто су, полагающиеся за сеанс, хотя, видит Бог, они их заслужили. Они потягиваются на диванах, как животные… В общем, они так невзыскательны, понимаете…” Да, они невзыскательны. А ведь стоило Лотреку оказаться среди людей, не привыкших к его внешности – теперь он особенно старался избегать этого, – он сразу же видел жалостливые лица одних, слышал насмешки других. Он молчал, но это отнюдь не означало, что он не страдал. Он очень страдал. Однажды, выходя из театра, он заметил, что какой-то хам взглядом обратил на него внимание своей спутницы. Шедший вместе с Лотреком приятель увидел, как в глазах друга вспыхнула ярость. Лотрек подошел к нахалу и, подняв к нему лицо, сказал ему: “Ты дерьмо”.

     В домах терпимости Лотреку ничто подобное не угрожало. Там женщины привыкли к извращениям, они жили в том мире, где человек, освободившись от всех условностей, полностью отдавался во власть своих инстинктов. Здесь они проявлялись необузданно. Все, что обычно тщательно скрывали, вдруг обнажалось, вылезало наружу. Лотрек не вызывал у проституток никакого удивления. Ненасытный уродец? Ну и что? Чем он отличается от остальных? Да он наверняка гораздо нормальнее тех развратников, которые, выйдя из полутемных спален на улицу, сразу же стараются принять благопристойный вид. Ведь могильщики в “Гамлете” лучше, чем кто-либо другой, поняли глубину человеческого ничтожества.

    Да, женщины в домах терпимости не удивлялись. Больше того, эти отверженные инстинктивно поняли отверженного. То, что он потомок графов де Тулуз, что он уже известный художник, этого они не знали, да и не интересовались этим. Здесь, в отрешенном от всего мирке, никого не занимало общественное положение, здесь не котировались ни титулы, ни имена. Здесь человек только человек. Обездоленность Лотрека и обездоленность этих женщин объединила их, породила между ними нежные отношения, которых были лишены и он, и они. “Они сердечные женщины, – говорил Лотрек. – Ведь хорошее воспитание дается сердцем. Мне этого достаточно”. Для них он был “мсье Анри”, милый человек, который мог целый час гладить ручку какой-нибудь девицы.

      Эти женщины не привыкли к вниманию. Они вели затворническую жизнь и подчинялись жесткой, чуть ли не казарменный дисциплине: подъем в десять утра, туалет, в одиннадцать завтрак, плотный ужин в девятнадцать тридцать (основная работа у них начиналась около двадцати часов), второй ужин в 2 часа ночи. Они играли пассивную роль, самую унизительную для человека – словно неодушевленные предметы в ожидании спроса, их выбирали, ими пользовались, затем возвращали, оплатив прокат. Это вещи. Животные. А для Лотрека они были возлюбленными. Нет, Лотрек не обольщался. Любовь – это нечто совсем иное. А вообще существует ли она? Если бы кому-нибудь взбрело в голову спросить его об этом, он ответил бы на этот больной для него вопрос циничной шуткой».

      Такая разгульная жизнь с неразборчивостью половых связей пагубно сказалось на его здоровье. Ситуация усугублялась тем, что на протяжении многих лет художник страдал сифилисом. В возрасте 30 лет Лотрек стал алкоголиком. Друзья, озабоченные состоянием здоровья Лотрека, пытаются помочь — увозят художника из Парижа, организуют за границей его выставки. Однако все эти меры нисколько не помогают. Дело дошло до того, что Лотрека однажды увезли в психическую лечебницу со страшным приступом белой горячки. Через несколько месяцев после выхода из лечебницы Лотрек опять стал много пить, В конце концов, в 1901 году его разбил паралич. Умер он в родовом замке на руках матери, не дожив до 37 лет.