RSS Feed

Самоуправство

11.10.2013 by petr8512

Когда государством руководит самоуправствующая личность,

то обоим долго не продержаться.

Лууле Виилма

Если подчиненный не подчиняется – выговор за самоуправство.

Правило самоуправа

       Самоуправство как качество личности –  склонность поступать самочинно, с нарушением установленного законом порядка, и причинять существенный вред при осуществлении своего действительного или предполагаемого права.

      Канцлер Нессельроде однажды всеподданнейше донес царю на капитана 1 ранга Невельского: тот самовольно поднял российский флаг в спорном месте на Дальнем Востоке и основал там российский форпост, чем вызвал гнев Англии и прочие международные осложнения. За это, по мнению министра ослушника следовало разжаловать в матросы. Император же Николай I на это повелел: Невельского произвести в адмиралы. Что же до его самоуправства, вызвавшего такую изжогу у Англии, то император изрек: “Там, где однажды поднялся российский флаг, он уже опуститься не может”.

      Куда ни глянь – везде засилье самоуправства. Даже в разведке. Приходит американский  шпион на Лубянку сдаваться, а у него спрашивают: “Из какой страны?” – “Из США”. – “Тогда вам в пятый кабинет”. Там интересуются: “Оружие есть?” – “Есть”. – “Тогда вам в седьмой”. Там спрашивают: “А средства связи есть?” – “Есть”. – “Тогда вам в десятый”. – “Ну а задание у вас есть?” – “Разумеется, есть”. – “Тогда идите и выполняйте его и не мешайте работать”.

        Самоуправство – это идеализация своих прав. Оно, как сломанный калькулятор, выполняет только одно действие – умножение своих надуманных полномочий. Его нисколько не смущает, что множимое право само по себе иллюзорно, предполагаемо либо вовсе не существует.  Даже  бесспорное,  действительное право оно так изуродует абсурдными, унизительными, противозаконными процедурами, что в сухом остатке будет лишь оголтелый произвол взбесившегося эго.

       Самоуправство – это узурпация прав окружающих. Оно по свое сути агрессивно, поэтому его проявления всегда сопровождаются причинением существенного вреда внешнему миру. Само себя оно считает законопослушным, доброжелательным и любезным. Это какие-то невежды навешивают ярлыки и разбрасываются несуразными оценками. Им делаешь добро, а они в силу своего невежества бубнят: «Самоуправство!», кричат и возмущаются, осуждают и ненавидят. Ну, подумаешь, приказал до декабря в домах не топить. Закалённей будут. Опять же, какая экономия средств. В бюджете ЖЭКа больше денег будет. Глядишь, подъезды, может, отремонтируем когда-нибудь, если не забуду.

     Крылатыми стали выражения из фильма «Бриллиантовая рука»: «Кто возьмёт билетов пачку, тот получит… водокачку», «А не будут брать — отключим газ». Это и есть самоуправство. Михаил Булгаков в «Собачьем сердце» дарит нам яркий образчик самоуправства: «Мы к вам, профессор, и вот по какому делу. – Кто это мы? – Мы – новое домоуправление нашего дома. Я – Швондер, она – Вяземская. Товарищ Пеструхин и товарищ Жаровкин. Скажите, это вас вселили в квартиру Фёдора Павловича Саблина? – Нас. – Боже, пропал дом. Что будет с паровым отоплением? – Вы издеваетесь, профессор? – Да какое там из… Да, ну и по какому делу вы пришли ко мне? Говорите скорее, мне пора обедать. – Вопрос стоял об уплотнении. – А вам известно, что постановлением от 12.04.24-го я освобождён от какого-либо уплотнения? – Известно. Но общее собрание жильцов нашего дома, рассмотрев ваш вопрос – пришло к заключению, что в общем и целом вы занимаете чрезмерную площадь. – Совершенно чрезмерную. – Вы один живёте в 7-ми комнатах. – Живу и работаю в 7-ми комнатах. – И желал бы иметь 8-ю! Она мне необходима под библиотеку. – 8-ю? Вот здорово. – Это неописуемо. – Извините, профессор, но общее собрание жильцов нашего дома просит вас добровольно, в порядке трудовой дисциплины отказаться от столовой. – Столовых нет ни у кого в Москве. – Даже у Айседоры Дункан. – А также и смотровой. Кстати, смотровую можно соединить с кабинетом. – Вполне. – Правильно, товарищи? – И где же я должен принимать пищу? – В спальне. – Очень возможно, что Айседора Дункан так и делает. Может быть, она в кабинете обедает, а в ванной режет кроликов. Может быть. Но я не Айседора Дункан. Я буду обедать в столовой, а оперировать в операционной. Передайте это общему собранию. А мне предоставьте возможность принимать пищу там, где её принимают все нормальные люди. А не в передней и не в детской! – Тогда, профессор, ввиду вашего упорного противодействия мы подадим жалобу в высшие инстанции».

        Самоуправство – это отмашка силовым приемам, когда не хватает словесных аргументов. Обладая замашками личности, склонной к произволу, насилию, диктаторству и тирании, самоуправство, как правило, занимает свою нишу – административные нарушения, то есть стремится вовсю потешить своё эго, но, если придется отвечать, отделаться в худшем случае штрафом.  

       Самоуправство не церемонится с подданными. Подобно Людовику XIV – королю солнца, оно считает: «Государство – это я!» Обожая диктатуру своей личности, оно чурается, как вампир  от святой воды, всякой соревновательности и конкуренции. Отсюда логика безответственности в поведении самоуправа. Но стоит ему «получить по носу», как оно тут же вспоминает о законе и идет на попятную.  

      Во времена царствования Николая I в Париже решили поставить пьесу из жизни Екатерины II, где русская императрица была представлена в несколько легкомысленном свете. Некоторые политики и дипломаты предупреждали, что такое самоуправство вызовет неудовольствие русской стороны, но их предостережения пропустили мимо ушей. Узнав об этом, Николай I через нашего посла выразил свое неудовольствие французскому правительству. На что последовал ответ в том духе, что, дескать, во Франции свобода слова и отменять спектакль никто не собирается. На это Николай I просил передать, что в таком случае на премьеру он пришлет 300 тысяч зрителей в серых шинелях. Едва царский ответ дошел до столицы Франции, как там без лишних проволочек отменили скандальный спектакль.

       Самоуправство – это желание управлять людьми в режиме «Как вздумается». Оно  процветает там, где не работает закон, то есть, подорвана вера  граждан в справедливое правосудие. Кому придет в голову жаловаться на самоуправство, если судьи продажны и являются марионетками того, кого следует наказать? Люди вынуждены мириться с самоуправством. Например, в девяностые годы в Приморье действовало организованное преступное сообщество «Общак», возглавляемое «вором в законе» Джемом. Вот как описывал деятельность группировки и отношение граждан к ней и ее лидеру журналист Александр Рассветов, живший в Приморье в то время: «Местная телепрограмма однажды решила провести опрос жителей города на тему: «Самый популярный человек города». Жители ответили: «Джем» (Евгений Петрович Васин), руководитель криминальной организации «Общак», «вор в законе» (в городе целых семь «воров в законе»!). Журналисты ворчали потом, что, дескать, это было подстроено, но зачем и кому это надо было подстраивать? «Общак» руководит городом не на словах, а на деле. Город поделен на территории со своими штабами («базами») и руководителями («ответственными за квартал»). По городу регулярно курсируют патрули («бригады»), которые устраняют разного рода «беспредел»: вылавливают и бьют мелких воров и хулиганов, не входящих в «Общак» (диких воров и хулиганов — «чертей»), борются с неформалами (хиппи, панки и т.д.), наркоманами и вообще «следят за порядком». Насколько государство должно быть слабым, чтобы уступить свои функции самоуправству в форме криминалитета?

    Цицерон сказал замечательные слова: «Мы должны быть рабами законов, чтобы стать свободными». В контексте этой мысли вспомним о самоуправстве. Выводы: Народ обречен на самоуправство, если считает закон, что дышло: куда повернул, туда и вышло. Противоядие от самоуправства – уважительность и осознанная законопослушность всех граждан. Свобода от самоуправства в рабской зависимости всех членов общества от законов.