RSS Feed

Скептицизм

11.07.2013 by petr8512

  Я не стыжусь, что ярый скептик
и на душе не свет, а тьма;
сомненье — лучший антисептик
от загнивания ума.
Игорь Губерман

       Скептицизм как качество личности  – склонность ничему не верить, что с очевидностью не подтверждено и не доказано, критически относиться к голословным утверждениям, воздерживаться от высказывания категорических суждений.

      Как-то раз, в животе у одной беременной женщины росли и развивались два эмбриона. Одного звали Маленький Верующий, другого – Маленький Скептик. И вот однажды, Скептик спросил: “Послушай, а ты веришь в жизнь после родов?” Верующий: Естественно, я верю в жизнь после родов! Это же ясно – жизнь после родов продолжается. Наша жизнь здесь только для того, чтобы мы выросли и были готовы к жизни после родов, чтобы стали достаточно сильными перед тем, что нас ожидает. Скептик: Да? По-моему, всё это глупость! На самом деле, никакой жизни после родов не существует! Ты хотя бы можешь представить, как бы вообще могла выглядеть эта жизнь? В:  Я не знаю это точно, но определённо будет больше света, чем здесь. А возможно мы будем есть ртом, и бегать, и… С: Это полная бессмыслица. Бегать вообще невозможно, а есть ртом – полностью смешное предположение. Мы имеем пуповину, которая нас кормит. Без этого невозможно даже представить, чтобы существовала жизнь после родов. Пуповина – это наша жизнь! К тому же, ты заметил, что уже сейчас пуповина становится нам всё более короткой? В: Нет! Это действительно возможно. Просто весь окружающий мир будет полностью другой, – не то, к чему мы привыкли. С: Но ведь ещё никто и никогда после родов не возвратился! Все знают, что жизнь кончается родами! А вообще жизнь – это большое страдание в темноте! В: Действительно, я точно не знаю, как будет выглядеть жизнь после родов. Но в любом случае мы увидим нашу Мамочку, и она о нас позаботится. Это точно. С: Маму?!? Ты – веришь в Маму? Ха-ха! А где бы Она могла быть? В: Но ведь Она везде возле нас. Мы находимся и живём в Ней. Без Неё мы не можем существовать. С: Это всё исключительная глупость. От этой мамы я не видел и кусочка, мне также ясно, что она в принципе не может существовать. Верующий: Иногда, когда мы очень спокойны, то можем услышать, как Она поёт или почувствовать, как Она поглаживает наш Мир. И я твёрдо верю, что наша действительная жизнь продолжится потом!

       Человеческий разум выполняет пять функций, первая из которых – способность понимать истину. Тем не менее, разум способен заблуждаться и сомневаться. Заблуждение и сомнение – вторая и третья функция разума, соответственно. Способность помнить и отдыхать – это четвертая и пятая функции разума. В контексте скептицизма разум человека – это не доверяющий, сомневающийся разум. Скептик говорит: «Может быть, это истина, но в данный момент мы не имеем оснований это категорически утверждать». Тогда разум его оппонента начинает анализировать, сопоставлять, проверять на практике, приводить аргументы и доказательства.

       Здоровый скептицизм может только приветствоваться, он удерживает людей от легковерности, чрезмерной доверчивости и предохраняет от обмана, манипуляций сознанием и мошенничества. Когда человек слепо, легковерно принимает новое знание и неосознанно идёт по непроверенному пути, значит, это в чистом виде фанатизм. Фанатику лень проверять входящую информацию. Для этого нужно включать разум, то есть анализировать и сопоставлять. Куда проще взять на веру первую попавшую информацию, чем ломать голову в поисках истины.

       Жирный минус скептицизма в том, что он только сомневается, но ничего не принимает, заявляя, что не существует объективных критериев истины. Скептицизм говорит: «Я буду сомневаться даже тогда, когда вы мне всё расскажите, покажите и докажите. Я всё понимаю, но не принимаю, несмотря на ваши убийственные доводы и несокрушимые аргументы». Вот такой образ мышления. Это другая крайность. Между фанатизмом и скептицизмом две полярные, антагонистичные функции разума – с одной стороны,  способность принимать истину, а с другой, полное сомнение во всём. Скептик не желает доверять ни одному слову без доказательств. Поэтому он не верит в Бога. Вера – это связь с Богом. Но скептику, чтобы поверить в Бога, нужно всё увидеть, услышать, словом, ощутить всеми своими чувствами. Любое умозаключение скептик посчитает фактом, если ещё захочет, только когда оно подтверждено практикой или опытным путём.

       Скептики востребованы обществом, которое усвоило, что из них выходят эталонные бюрократы и крючкотворы, привыкшие никому и ничему не верить, обкладываться подтверждающими документами, требовать от граждан доказательств, как в известной миниатюре про пана Гималайского, что они не верблюды. Благодаря скептикам ни один спорный документ или закон не проскользнёт в жизнь. Правда на творческой ниве скептикам прижиться трудно – отсутствует фантазийный ум, воображение и мечтательность. Чаще всего скептикам присущ педантизм, поэтому они являются хорошими исполнителями в решении любых производственных задач.

         Скептицизм – это ветка на стволе дерева под названием страх. Страшась совершить ошибку, допустить промах, оказаться легковерным лохом, скептик находит спасительную гавань в неверии всему и вся.  По сути дела скептик – это риск-менеджер, просчитывающий вероятность реализации различных сценариев жизни в условиях неопределенности. В уклонении от рисков жизни он находит покой.  

         Александр Мень писал: «”Человека, который усомнился во всем, уже ничто не может слишком волновать в этом мире. Он проходит по жизни как гость, как посторонний; он безразличен к ее треволнениям и больше всего дорожит своим покоем. Он не даст втянуть себя в бесплодные споры, которые смущают душу. Ему хорошо в своей скорлупе. Он может снисходительно посмеиваться над бреднями “догматиков”. Правда, оберегая безмятежность души, скептик готов примириться и с “мнениями” людей. Так, Пиррон, хотя и считал, что о Боге ничего определенного сказать нельзя, все же не отказывался от звания жреца в своем родном городе. Рассказывают, что как-то, спасаясь от собаки, Пиррон залез на дерево, но потом говорил, что действовал импульсивно, а не повинуясь разуму. Однажды философ шел мимо болота со своим учителем Анаксархом, и тот провалился в воду. Пиррон, видя это, преспокойно ушел, считая, что лучше сохранить невозмутимость, нежели тревожить себя, помогая упавшему. Возможно, все это – анекдоты, вымышленные врагами философа, но они верно отражают характер и жизненные установки Пиррона. Но чаще всего скептицизм казался абсурдным. Ему противилось глубокое, хотя порой и смутное убеждение в том, что истина достижима. Путь Пиррона вел к тупику, между тем как человек искал выхода, искал решения коренных жизненных проблем”.

      Скептицизм – инвалид воли. А.О. Демин  в книге “Новая пирронида” пишет: “Для скептика нет ничего труднее, чем размышлять на свободную тему. Мысль его не имеет двигателя внутри себя. Ничто внутреннее не побуждает его высказываться о вещах, ибо высказывание по природе своей противоречит скептическому мировосприятию, поскольку выделяет из безразличного континуума действительности ту или иную часть, без достаточного на то основания. Скептик любит поспорить, посадить противника в лужу. Сам же в луже сидеть не любит, самолюбив, как сто чертей. Скептик не способен выбрать между добром и злом, а главное – совершать поступки, соответствующие такому выбору… Скептик, уставший от изнурительного эквилибра между идеологиями, есть потенциальный приверженец любого знамени, любого авторитета, лишь бы “не думать”. Скепсис – тоска об очевидном. О том, что убеждало бы до убеждения. Что было бы достаточным основанием для суждения, не требуя, в свою очередь, достаточно основания для себя. Что было бы одинаково приемлемо для любого рассуждающего о любом предмете. Это – пребывание разума вдали от догмата. Души – вдали от веры. Порог – не место для жилья. Для жилья нужен дом. Скептик не может его построить. Это – дело уверенных и убежденных, к которым он не относится по определению. Время выбирать между пустынию и храмом, скепсисом и догмой, – не за горами”.