RSS Feed

Склонность к угрозам

27.07.2014 by petr8512

Угрозы — оружие тех, кто сам под угрозой.

Джованни Боккаччо

Я всегда полагал, что путь насилия – это путь тех, кто ни на что не годен,

а пустые угрозы – жалкое орудие слабоумных.

Нил Гейман

Люди, которые произносят угрозы вслух, обычно не осуществляют их.

Агата Кристи.  Смерть на Ниле

     Склонность к угрозам как качество личности –  склонность обещать причинить зло, неприятность; требовать  чего-либо, предупреждать о чем-либо, запугивая, грозя чем-либо.

      Рассорились муж с женой. Муж заночевал у друга, в доме напротив. Утром выходит на балкон, а напротив, на балконе его квартиры, здоровенный малый разминается, зарядку делает, гантели подбрасывает. – Не боишься? А вдруг муж сейчас придет? – кричит ему незадачливый муж. – Пусть только попробует заявиться,- с угрозой отвечает ему спортсмен, поигрывая атлетическими бицепсами. – Нашел дурака! Нет, он не скоро придет. Занимайся своими гантелями, не бойся!

      Угроза – обещание неприятностей и проблем посредством силового воздействия. Угрожать, как правило, взять на себя обязательство сделать кому-то физическое замечание.

      Угрожант стремится вызвать чувство страза. Блез Паскаль утверждал: «Силой и угрозой водворяют в сердце человека не веру, а ужас». Угрозы используются угрожантом в качестве негативных манипуляций. Разумные, воспитанные, благожелательные люди могут использовать угрозу для предупреждения нежелательного (например, конфликтного) поведения, если не сработали более мягкие и позитивные средства влияния. Чаще всего они используют предупреждение, нежели угрозы, а эффективные люди чаще ищут что-то более эффективное, нежели негативную мотивацию.

     Угроза – оповещение врага о возможных неприятных событиях.  – Алло, это полиция? Я получил письмо с угрозой убийства! Какой-то мужик пишет, что он меня зарежет, если я не прекращу приставать к его жене. – Так оставьте ее в покое! – Легко сказать “оставьте”! А кого? Письмо-то не подписано!

      Разбрасывать угрозы склонны люди переживательного плана, это бьет по нервам, но не очень опасно. Реально опасные люди угрозами пользуются редко: они или молчат, или делают. Угрожант всегда вызывает удивление и вопрос:  – Если уж решился на какое-то действо против своего обидчика, неприятеля, конкурента, зачем его об этом предупреждать? Угрожант идет к матерому убийце и вместо того, чтобы отнести имеющиеся улики в прокуратуру, сделать их достоянием интернета, печати, телевидения,  начинает сыпать угрозами, а потом в свой последний миг удивляется, почему ему выписывают билет на тот свет. Если зайца загнать в угол и не оставить ему никаких шансов на освобождение, он, не хуже тигра, бросится в атаку.

       Кто уверен в своей силе, в своих ресурсах и возможностях – не угрожает. Типичная  ошибка людей, склонных бездумно разбрасываться угрозами, состоит в том, что они превращаются в добровольных помощников своих врагов. Предупреждён – значит, вооружен. Угрожанты, заранее осведомляющие палача о своих намерениях, похожи на сумасшедшего полководца, ставящего врага в известность о плане битвы, построении войск, количестве личного состава и вооружений, наличии резервов и запасных полков. Что это? Глупость? Слабость? Бессилие? Нерешительность? Необузданное буйство? Чрезмерная эмоциональность? Хвастовство?

    У Дона Корлеоне из “Крестного отца” был знаменитый принцип: “Никогда не произносите те слова угрозы, которые вы в дальнейшем не сможете исполнить на деле”.

     Поэт Роберт Бёрнс писал:

Храбрится буян, угрожая,
Но тщетно его хвастовство,
И, кроме свирепого лая,
Не жди от него ничего.

      Зачастую угроза является озвучиванием богатого воображении. Ольга Громыко в «Годе красы. Путнице» пишет: «— Ну, ты и скоти-и-ина, — чуть ли не с восхищением протянул Жар: таких высот хамства и чёрной неблагодарности он себе даже представить не мог. — А в глаз? — А в челюсть, в пах, в живот и добить ножом под ложечку?»

      Опытный угрожант знает, что энергия угрозы во многом зависит от витиеватости фразы и подачи страха через невербальное поведение. Вот несколько примеров красноречивых угроз:

   – Я собираюсь врезать тебе в ухо так сильно, что твоя голова развернётся в обратную сторону, и ты проведёшь остаток жизни, глядя туда, где уже был.

    – Когда я тебя найду, ты станешь историей.

    – Я тебя так отделаю, что твои внутренности станут твоими наружностями! Боль! Жуткая боль!

   – Если ты не закроешь свой рот, следующее, что из него вылетит — твои зубы.

   –  Узвездюлю звездюленькой по хлебалушку.

   – Следующий раз, когда ты поднимешь на меня руку, будет последним, когда руки у тебя вообще были.

   – Я только одно хочу сказать, если кто-то из вас что-то сделал с моей дочкой, я сама лично вырву у него глаза и запихну их ему поглубже в глотку, чтобы он оттуда наблюдал, как я буду рвать его душу на части!

   – Заткнись, по Фаберже получишь!

   – Если ты тронешь Анну хотя бы пальцем, Карлос вышибет тебе все зубы, что сделает тебя чертовски популярным в тюрьме!

     – Если он снова заговорит не представившись, придётся выбросить его из окна. И открывать окно мне будет лень.

     – Еще слово, и мозги вышибу и в цветочный горшок засуну!

    – А теперь убирайтесь, пока не произошла ужасная ошибка между моей ногой и вашей задницей!

    – Я не посмотрю, что ты пенсионер, так в морду съезжу, что сам себя с Алексеем путать будешь, понял?

       Угроза срабатывает, если противник почувствовал за ней силу. Когда спартанцам сказали: – Наши стрелы закроют вам солнце!, они, не почувствовав в словах силы, ответили: – Значит, будем сражаться в тени.

        Совсем другой расклад в данном случае.  Заяц возвращался с дальнего странствия. С собой у него была котомка с гостинцами для домочадцев. Случилось так, что, отложив котомку, он разговорился со встречным волком. Бросив случайный взгляд на котомку, он обнаружил  пропажу. — Эй, кто взял мою котомку? — закричал заяц. — Кто бы ни взял — верни обратно. А то опять как в прошлый раз будет! Воришка – волк, испугавшись этих слов, посчитал за благо вернуть похищенное. — Вот! — сказал он — Я пошутить только хотел. А что было в прошлый раз, расскажите? — Что было, что было — отвечал, раздраженный заяц — Не вернули.

     Угрожанты опасаются парадоксальных реакций на свои угрозы. Один  поэт, по своему складу человек весьма игровой и богемный, в ответ на угрозу одного критика организовать серию разгромных публикаций в ряде столичных журналов противоположного направления, отреагировал именно в этом духе. Поскольку угроза произносилась не в тиши редакционного кабинета, а в одном из скверов, в присутствии нескольких человек, после небольшого алкогольного возлияния в баре, то поэт, видимо, для того, чтобы продемонстрировать важному надутому критику всю глубину своего презрения к нему, в костюме и галстуке прошел насквозь фонтан, вышел, стряхнул с себя воду, слегка обрызгав совершенно опешившего критика, и молчаливо удалился. разгромной статьи так и не появилось.

   Один из византийских царей написал письмо арабскому правителю, в котором содержалась страшная угроза. В ответ на неё султан написал: «Исчерпывающий ответ на твоё послание может быть только зримым, изложить его на бумаге невозможно. Поэтому мы сами явимся к тебе для встречи».