RSS Feed

Ухищрённость

30.11.2013 by petr8512

Счастья никакими ухищрениями не добьешься.

Хун Цзычен

       Ухищрённость как качество личности –  способность ловко, хитро, изобретательно достигать своих целей.  

    Лось, волк и медведь попали в яму. Выбраться не могут – яма глубокая. День сидят, два, три – жрать нестерпимо хочется. Волк отозвал медведя в сторону, пошептались и подходят к лосю. Волк: – Лось, мы с медведем посоветовались, ты травоядный, тебе труднее без еды, мы плотоядные, съедим тебя, авось и протянем, пока нас кто не вытащит. Правильно? Лось подумал-подумал и говорит: – Вроде все правильно, ешьте меня. Только сначала, не в службу, а в дружбу, у меня на заднице что-то написано. Жена всю жизнь читает, прикалывается надо мной. А я ни как посмотреть не могу. Так вы посмотрите, прочтите мне, что там написано, уважьте старика. Волк и медведь подходят, а лось как лягнет их задними ногами. Волка насмерть. Медведь с развороченной грудью лежит и орёт предсмертным хрипом: – Ну ладно волк полез, а я-то, дурак, чего лез, ведь я даже читать не умею. Лось затем взобрался на их туши, выпрыгнул из ямы и убежал.

       Ухищрённость это способность реализовать своё намерение с помощью какой-либо уловки.  Ухищрения в зависимости от того, кто их применяет, и с какой мотивацией могут носить как самый безобидный характер, так и быть инструментом реализации самых непотребных и неблаговидных целей.

       Окунемся в историю, чтобы узнать пример безобидной ухищрённости. Российская императрица Елизавета была рождена до брака Екатерины I с императором Петром. И лишь после брака была «привенчсна» — объявлена законной дочерью Петра. Писатель Э. Радзинский пишет: «Дитя любви была чудо как хороша. Копна рыжих волос, божественная фарфоровая кожа с легким розовым румянцем. И формы самые что ни есть соблазнительные — великолепный рост, высокая грудь, стройные длинные ноги. Некий немецкий дип­ломат, увидев ее, упал в обморок от ее красоты…  Неравнодушным женским взглядом описала Екатерина красоту импе­ратрицы Елизаветы, и, конечно же, предмет всеобщей зависти — несрав­ненные, стройные, длинные ноги императрицы. Обычно они были со­крыты ужасным кринолином и юбками. Но нимфа, ставшая императ­рицей, придумала, как явить миру свои прелести. Как описывает Екатерина, во дворце устраиваются ночные маскарады, на которые им­ператрица велит дамам являться в мужских нарядах. И тогда все ее фрей­лины превращаются в жалких пухленьких коротконогих мальчиков, а сама Елизавета царит над ними высоким длинноногим красавцем».

      А вот другой пример ухищренности, уже далеко не безобидной, связанной с убийством императора Павла I. В полночь к потайному входу в Михайловский замок подошла толпа разгоряченных вином гвардейских офицеров. Среди них были — последний любовник Великой Екатерины князь Платон Зубов и его брат Николай. Их вел любимый адъютант Павла. Заговор возглавлял граф Пален — другой любимец императора.

     Заговорщики в парадных мундирах, со шпагами наголо ворвались в спальню Павла I. Но в спальне не было никого… С ужасом поняли: Павел сбежал, теперь всем им — конец! Пока офицеры пребывали в панике, один из вожаков, высокий, флегматичный генерал Леонтий Бенигсен, опершись на камин, неторопливо осматривал комнату. В углу огромной спальни стояли ширмы. И там, под ширмами, генерал и разглядел босые ноги самодержца. Несчастный Павел, услышав шум приближающихся гвардейцев, успел там спрятаться.

     — Le voila, — насмешливо сказал генерал Бенигсен и показал рукой на ширмы. И гвардейцы выволокли оттуда несчастного государя. Как бывает с деспотами, он сразу стал жалок и беспомощен. Маленький, курносый, в белых кальсонах, в ночной рубашке с длинными рукавами, он был похож на испуганного мальчика. И тогда вся пьяная толпа набросились на Павла.. Он то неумело отбивался и просил пощады, то молил, чтоб дали время прочесть перед смертью молитву, то угрожал…

    И, разгоряченный вином, граф Николай Зубов, громадный, похожий на мясника, ударил со всей силы государя всея Руси в висок — углом массивной золотой табакерки. Павел упал на пол. После чего генералы дали офицерам закончить дело. Братья Зубовы и Бенигсен торопливо покинули спальню. По одной из версий, француз — камердинер Платона Зубова сел на живот государя всея Руси. И двадцатилетний гвардеец-семеновец Яков Скарятин снял с себя офицерский шарф. И этим шарфом задушил самодержца Всероссийского.

    По другой версии, «теснясь один на другого», императора душили всем скопом. А потом, пьяные, издевались над трупом — пинали сапогами бездыханное тело. И несчастному, задыхавшемуся от слез Александру пришлось объявить: — Батюшка скончался апоплексическим ударом, все будет как при бабушке. И со всех сторон — победный крик гвардейцев: «Ура!»

     Павла нарядили в гвардейский мундир, треугольную шляпу надвинули на лицо, чтобы скрыть постыдный синяк от удара табакеркой. И только тогда позволили проститься с мужем «жалобно рыдавшей императрице».Она «упала на тело императора и обняла его». Но все тот же генерал Бенигсен весьма решительно попросил ее: «Не затягивать сцены прощанья, которая может повредить драгоценному здоровью Вашего Величества». Как и в случае с убитым Петром III, объявлено было, что император скоропостижно и мирно скончался. Тело императора выставили в Михайловском замке — для прощания. Но как писала мадам де Сталь: «В России все — секрет, но ничего не тайна». И петербургское общество ринулось поглядеть на скоропостижно умершего. Но тело выставили умело. Греч вспоминал: «Я раз десять ходил в Михайловский замок и смог увидеть только подошвы его ботфорт и поля широкой шляпы, надвинутой ему на лоб. Едва войдешь в дверь, указывали на другую: «Извольте проходить!»

     Ухищренность – сестра манипуляторства. Арсенал ее инструментов необычайно велик. Здесь почетное место занимают симуляции, лживость, упреки, попреки, придирки. Еще Дейл Карнеги писал: «Из всех безошибочно действующих ухищрений, когда–либо изобретенных дьяволами ада, чтобы погубить любовь, самыми смертоносными являются придирки. Этот прием никогда не подводит. Подобно укусу королевской кобры, он всегда отравляет, всегда убивает».

   В межличностных отношениях люди пускаются на всевозможные ухищрения, лишь бы достичь своих корыстных целей.  Где ухищренность, там рядом толпятся пороки, желающие составить ей компанию. Здесь ложь, коварство и вероломство. Ухищренность плодовита на выдумки. Одна женщина решила не мытьем, так катаньем выскочить замуж. Мужчина, как она не старалась, предложение не делал, и женщина использовала стандартную уловку: «Я беременна!» Мужчина потребовал доказательств: «Покажи тест-полоску».

      Что делать?  По-настоящему быть беременной в ее планы не входило. Пришлось прибегнуть к ухищренности. Женщина дотошно опросила всех коллег и подруг сходного возраста и нашла беременную коллегу. Решено было использовать ее тест-полоску. Полоска была тщательно припрятана. На свидании с «любимым» для большей достоверности девица при нем вскрыла упаковку с новой полоской той же фирмы, что и припрятанная, удалилась в туалет и там сделала подмену. Предъявила мужчине. Тот поначалу озадачился. А потом достает четыре полоски разных фирм, протягивает подруге и говорит: «Знаешь, я слышал, что тест-полоска штука ненадежная, врет часто. Ступай-ка, повтори все еще раз с разными полосками». Как результат ухищренности: замуж не вышла, мужчина испарился, испытала мощный стресс на этой почве. Все мужики у нее теперь, разумеется, — козлы и сволочи.

      Зачастую желание пошутить оборачивается с виду как тонко разыгранная ухищренная комбинация. Муж после удачного подписания договора на миллионы долларов решил подшутить над женой. Звонит и говорит: – Дорогая, мой бизнес накрылся… Все счета арестованы. Мой арест – тоже дело решенное… Приезжает домой, а ее уж и след простыл вместе со шмотками. Не было у женщины чувства юмора…