RSS Feed

Раскаяние

07.11.2013 by petr8512

Не способный к раскаянию неисцелим.

Аристотель

Мы всегда отказываем живым в нежности, которую, раскаиваясь, напрасно предлагаем их теням.

Андре Маруа. Письма незнакомке

Раскаиваться хорошо, но не делать зла ещё лучше.

Гюстав Флобер

     Раскаяние как качество личности –  способность осознать свою вину, испытывать глубокое чувство сожаления по поводу своего дурного, ошибочного поступка и навсегда наложить табу на весь спектр однотипных поступков.  

     Однажды ангел ослушался Бога, за что и предстал перед троном Судьи. Молил он, чтобы ему было разрешено искупить вину, и Бог сказал: – Я тебя не накажу, но за своё непослушание ты должен спуститься на землю и принести мне оттуда самую большую ценность. Полетел ангел на землю, кружил над горами и долинами, над морями и реками – всё искал самую большую в мире ценность. Наконец, через несколько лет пролетая над полем битвы, он увидел, как умирает солдат, раненный в сражениях за отчизну. – Воды, воды! – молил воин пересохшими губами. Услышав его стоны, другой умирающий солдат подполз к нему, открыл флягу и стал поить товарища, на лице которого появилась улыбка. Когда фляга опустела, ангел подхватил её и принёс к трону Всевышнего. – Всемогущий Бог, – сказал он, – это, наверняка, самая большая ценность в мире. – Конечно, – согласился Бог, – ценность немалая, но не самая большая в мире. Вернулся ангел на землю и после долгих поисков добрался до лазарета, где умирала сестра милосердия. Она выхаживала больных, когда поразил её неизлечимый недуг, и теперь ей оставалось жить считанные часы. Когда она испустила последний вздох, ангел подхватил его, принёс к судейскому трону и сказал: – Всемогущий Бог, уж это, наверняка, самая большая в мире ценность. Улыбнулся Бог ангелу и сказал: – Самопожертвование – огромная ценность, но лети снова и принеси Мне самую что ни на есть большую ценность в мире. Вернулся ангел на землю и на сей раз искал долго-долго, пока не заметил всадника, пробиравшегося сквозь лесную чащу. Тот был вооружён с ног до головы, а по его свирепому виду было ясно, что он – злодей. Пробирался же всадник к хижине своего врага, чтобы его убить. Хозяева хижины ни о чём не догадывались, в их доме горел свет. Злоумышленник подкрался к окну, заглянул внутрь, и глазам его предстала такая картина: укладывая в постель маленького сына, мать учила его молиться и благодарить Бога за все благодеяния, которые Тот посылает людям. Эта сцена напомнила злодею его собственную мать, которая вот так же и его укладывала в детстве и так же учила молиться. Сердце злодея смягчилось, по щекам покатились слёзы, и он пожалел о своих злых намерениях. Подхватил ангел одну слезу и принёс Богу. – Милостивый Бог, раскаяние – это уж, безусловно, самая большая в мире ценность. Бог ласково улыбнулся ангелу и сказал: – Теперь ты прав – в Моих глазах это наивысшая ценность.

   Раскаяние – это не освобождение от греха, это поворот на дорогу освобождения от него. Существует заблуждение, что раскаяние автоматически освобождает от грехов. То есть сделал гадость, раскаялся и с новыми силами приступил к созданию новых гадостей.  Подчинился приятному голосу чувств, порывам эмоций, натворил непотребных дел, раскаялся и опять отдался порыву чувств. На самом деле раскаяние означает попытку встать на дорогу очищения от скверны грехов. Не более того.

     Раскаяние – это не очищение слона. Когда слон искупается, на его коже налипают множество мошек и ему становится  ужасно не уютно.  Поэтому после купания слон ложится в пыль и начинает в ней кататься. «Хорошее» купание, если опять по уши в грязи! Купание слона – отличная метафора  для ложного раскаяния. Человек совершает дурной поступок, раскаивается и потом опять совершает дурной поступок. Алгоритм раскаяния по типу «купание слона» однозначно не работает. 

     Законы Мироздания совершенны. Они не приемлют ложных раскаяний. Франсуа де Ларошфуко пишет об одной из таких форм ложного раскаяния: «Наше раскаяние — это обычно не столько сожаление о зле, которое совершили мы, сколько боязнь зла, которое могут причинить нам в ответ». Мартин Макдонах пишет еще более радикально: «А самое интересное вот в чем. Можно отправить на тот свет кучу народа, но если покаешься как следует, можешь в рай попасть».

      Полное раскаяние – это способность до конца осознать весь ужас своего нынешнего состояния. Чингиз Айтматов в замечательном романе «Плаха» пишет: «Раскаяние — одно из великих достижений в истории человеческого духа — в наши дни дискредитировано. Оно, можно сказать, полностью ушло из нравственного мира современного человека. Но как же может человек быть человеком без раскаяния, без того потрясения и прозрения, которые достигаются через осознание вины — в действиях ли, в помыслах ли, через порывы самобичевания или самоосуждение?»

      Перемены сознания к лучшему полностью соответствуют глубине раскаяния. Например, жена неоднократно изменяла мужу. И вот в жизни произошли такие события, что ей стало невмоготу чувствовать себя изменщицей, лгать и притворяться перед близким человеком. Но как любой грех, свершенный однажды, он требует повторения. Когда переходила Рубикон супружеской верности, дьявол шептал: «Это только один раз и всё». Потом он уже с усмешкой произносил: «Ну, подумаешь, какое дело! Ничего страшного с тобой не случится. От тебя не убудет».  Словом, грех рождает привычку. У женщины уже возникла привычка изменять. Она считала себя искренней, когда раскаивалась, но с ужасом обнаруживает, что раскаяние было, а привычка требует своё. Грех остался. Раскаяние не освободило ее от греха. Что нужно ей делать? Осознать, что она в начале пути освобождения от греха, что нужно быть максимально осторожной в сфере сладострастия, что нужно просто не замечать других мужчин. Нужно продолжать раскаиваться и настораживаться все больше и больше до тех пор, пока полностью не осознаешь опасность греха.  Ещё Шарль Бодлер писал:

Упорен в нас порок, раскаянье — притворно;
За все сторицею себе воздать спеша,
Опять путем греха, смеясь, скользит душа,
Слезами трусости омыв свой путь позорный.

     Когда человек приходит раскаиваться в церковь, он, в какой-то степени, побеждает свой эгоизм и тем самым усиливает силу раскаяния. Обещания самому себе не имеют особой силы, а когда ты рассказал священнику, то есть авторитетному лицу, это уже имеет силу, ибо в случае нарушения своих обещаний теряется уважение этого человека. Доктор О.Г. Торсунов, рассматривая вопрос раскаяния и прощения, говорит: «Если вы у святого просите прощения, он всегда простит обязательно, в этом привилегия святого человека, всегда прощает, в любом случае. Нет никаких шансов не простить, не получить прощения, сто процентов. А что значит тогда прощение вообще? Это означает, признание своей вины. Но здесь проблема заключается в том, что существуют два типа раскаяния. Раскаяние в уме, и раскаяние словом. Если человек раскаивается в уме, перед святым, это не работает, или работает очень слабо. Он должен раскаяться словом, рядом, потому что он должен… это закон. Я не знаю, как это, я не могу это объяснить, он должен подойти к нему и попросить прощения. Но, когда мы оскорбляем простых людей, часто работает раскаяние в уме, очень часто. Не обязательно подходить, просить прощения, особенно, если человек не способен принять прощение. Он будет ругаться, злиться, топать ногами, понимаете? Если человек сам имеет форму ложного эго, то можно в уме просить прощения и реакции будут уничтожены. Но всегда человек за оскорбление другого человека, даже ненароком, или даже в защиту истину, если он кого-то оскорбляет, он должен просить прощения, в любом случае. Иначе он будет страдать за это».  

       Раскаяние – это унисон со своей совестью. Это состояние правдивости. Тело человека, если говорить метафорично, должно быть заполнено слезами раскаяния. Первая стадия раскаяния – это ощущение вины, ощущение тяжести от дурного поступка. Человек начинает с энтузиазмом раскаиваться. Допустим, пройдет полгода, и наступает момент, когда  искреннее раскаяние приносит легкость и облегчение.

       Раскаяние – это бдительность в действии. Люди раскаиваются, чтобы вернуться к нормальной активной жизни, уйти от чувства вины и найти согласие с совестью.  Подлинное раскаяние – это когда я продолжаю жить в соответствии со своими нравственными критериями, со своей совестью. То есть человек становится бдительным. Он уже не поддастся на чьи-то уговоры. Например, дружки предложили ему пойти на верное «дело», говорят, что он будет в большом наваре, что всё «раздеребеним по чесноку». Но если человек искренне раскаялся, он проявит бдительность в действии – не попадется на приманку преступников.  

    Раскаяние – это обед никогда так больше не поступать.  Раскаяние – это уход от дурных поступков по всему однотипному спектру жизнедеятельности. Например, человек раскаялся в пьянстве. Но перешел на таблетки, наркотики или стал токсикоманом. Это не раскаяние. Раскаяние предполагает комплексный уход от всех видов дурного поведения в данной сфере жизни. Раскаяние в пьянстве одновременно подразумевает отказ от всех одурманивающих разум веществ. То есть раскаяние – это табу на весь спектр однотипной порочной деятельности. Частичное раскаяние не переводит личность к другому уровню сознания. Наоборот, оно может способствовать усилению его дурных наклонностей. Например, раскаялся в курении, но стал алкоголиком.

   Жил как-то волк; он растерзал множество овец и поверг в смятение и слёзы многих людей. Наконец, не знаю почему,  почувствовал он вдруг угрызения совести и стал раскаиваться в своей жизни; решил измениться и более не убивать овец. Чтобы всё было по-настоящему, он отправился к священнику и попросил его отслужить благодарственный молебен. Священник начал службу, а волк стоял и плакал в церкви. Служба была длинная. Волку случилось зарезать немало овец и у священника; поэтому священник со всей серьёзностью молился о том, чтобы волк изменился. Но вдруг, волк выглянул в окошко и увидел, что овец гонят домой. Он начал переминаться с ноги на ногу; а священник всё молится, и молитве не видно конца. Наконец волк не выдержал и зарычал: — Кончай, поп! А то всех овец домой загонят и оставят меня без ужина!