RSS Feed

Самопринуждение

12.10.2015 by petr8512

Парадокс свободы личности заключается в том, что она

приходит через ограничение и самопринуждение.

Д.А. Леонтьев

Ничто не избавит нас в такой мере от внешнего принуждения, как самопринуждение.

Сенека

Самопринуждение?.. Обучение чувству меры. Самопринуждение

развивает волю, как физический труд развивает мышцы.

Владимир Леви

 

    Самопринуждение как качество личности – склонность принуждать себя, побуждать к решению, поступку, заставлять себя что-либо делать.

    Один верующий в Страстную Пятницу кушал омлет, пожаренный на сале. Вдруг он услышал гром. Открыв окно, он выбросил тарелку со словами: «Столько шума из-за омлета!»

   Самопринуждение – дочь самовоспитания. Можно докатиться до ручки, если потакать и потворствовать ненасытным чувствам и вожделенному, изменчивому уму. Без самопринуждения человек превращается в послушную марионетку своего тела, которое представляет алчную, постоянно неудовлетворённую хотелку.

     Во «Вкусе корней” Хун Цзычен писал: «В жизни часто приходится слышать неугодные нам речи и заниматься делами, которые доставляют неудовольствие. Но только так мы найдем оселок, на котором отточится наша добродетель. А если слушать лишь то, что угодно слышать, и думать лишь о том, о чем приятно думать, то всю жизнь проживешь, словно одурманенный ядовитым зельем».

     Ум требует делать то, что ему нравится, что может доставить удовольствие. Попав в плен сумбурного, похотливого ума, человек не может заставить себя решать главную проблему и оставить в покое ничего не решающие мелкие вопросы. Ум, если нужно что-то сделать, выбирает приятное и откладывает неприятное. Неприятным может оказаться основное дело, а приятным – второстепенные поручения. Если не принуждать свой вздорный ум к правильному действию, можно быстро скатиться в болото невежества и деградации. Ум человека так устроен, что если он где-то чувствует принуждение, вместо удовольствий, наслаждения и  счастья, он оттуда бежит, как чёрт от ладана.

      Человеку часто не хочется вставать утром по будильнику, чистить зубы, собирать детей, отводить их в школу, посещать стоматолога, помогать родственникам.  Словом, много, чего не хочется, а делать надо. В противоборство вступают самопринуждение и лень. Чтобы выполнить свой долг, свои обязанности, человек давит на самого себя.  То есть,  в самопринуждении много благости, благородства и обязательности.

      Можно выполнять одну и ту же работу с разным умонастроением: в одном случае это будет принуждение, в другом – проявление любви без всякой доли самопринуждения.

   Одного Мастера спросили: — Что вы обычно делали до того, как стали Просветлённым? Он сказал: — Я обычно рубил дрова и носил воду из колодца. Затем его спросили: –  А теперь, когда вы стали Просветлённым, что вы делаете? Он ответил: — Что же ещё я могу делать? Я рублю дрова и ношу воду из колодца.

    Вопрошающий, естественно, был озадачен. Он спросил: — В чём же тогда разница? Перед Просветлением вы делали это и после Просветления делаете то же самое, в чём же тогда разница?

    Мастер засмеялся и сказал: — Разница большая. Раньше мне приходилось делать это по принуждению, а теперь всё это происходит естественно. Раньше мне надо было делать усилие: это было обязанностью, которую приходилось выполнять, делать нехотя, заставляя себя. Я делал это потому, что мне приказали это делать; мой учитель велел мне рубить дрова, поэтому я и рубил. Но в глубине души я злился, хотя внешне я ничего не говорил.

   Теперь я просто рублю дрова, потому что знаю сопряжённую с этим красоту и радость. Я ношу воду из колодца потому, что это необходимо. Это уже не обязанность, а моя любовь. Я люблю старика. Холодает, зима уже стучится, нам будут нужны дрова. Учитель с каждым днём всё больше стареет; ему нужно больше тепла. Необходимо хорошо отапливать его жилище. Именно из этой любви я рублю дрова. Из этой любви я ношу ему воду из колодца. Теперь появилось большое различие. Нет неохоты, нет сопротивления. Я просто откликаюсь на момент и на текущую необходимость.

      Принудить себя – означает, показать самому себе палку, наступить на горло собственной песне. Самопринуждение – выкрутить себе руки, но заставить делать то, чего требует разум, и не желают делать чувства и ум.  Словом, самопринуждение – одна из форм самовоспитания. Оно не говорит: – Не хочешь, неволить не буду. Его почерк: – нажим,  обязывание, правёж и понуждение.

     Самопринуждение – подруга самодисциплины и самоконтроля. В унисоне они могут поставить на колени ложное эго, всецело озабоченное своей престижностью, важностью и значимостью. Ложное эго находится в постоянной схватке с соседями, коллегами по работе, с окружающими, кто круче. Пускать понты, красоваться, вызывать у других зависть, демонстрировать свою крутость – всё это дактилоскопия ложного эго.   Чтобы не попасть в паучьи лапы ложного эго человек вынужден принуждать себя не поддаваться на его провокации, не идти у него на поводу.

     Философ Артур Шопенгауэр пишет: «Тот же, кто способен на высшие, благородные мысли, отнюдь не должен занимать, погружать свой дух в личные выгоды и в низменные заботы настолько, чтобы они закрыли доступ возвышенным идеям; это поистине значило бы «ради самой жизни отрешиться от ее смысла”.

    – Правда, для того, чтобы следовать этим директивам, как и для многого другого, необходимо самопринуждение; силы для него даст нам то соображение, что каждый человек постоянно подчиняется грубому принуждению извне, от которого не избавлен никто, и что небольшое, разумно и вовремя примененное самопринуждение может охранить нас от крупного внешнего насилия – как небольшая дуга внутреннего круга соответствует иногда в 1000 раз большей дуге круга внешнего. Ничто не избавит нас в такой мере от внешнего принуждения, как самопринуждение; Сенека выразил это словами: “если хочешь подчинить себе все — подчини себя самого разуму”.

   Наконец, ведь самопринуждением распоряжаемся мы сами и потому, в крайнем случае, если оно беспощадно и не слушается никаких доводов, причиняет слишком сильную боль мы можем ослабить его, внешнее же принуждение безжалостно, а потому и следует предупреждать его посредством первого.  Направлять желания на определенную цель, сдерживать вожделения, обуздывать свой гнев, памятуя постоянно, что человеку доступна лишь бесконечно малая часть того, чего стоит желать, и что, напротив, множество бед непременно постигнут  каждого; словом, воздерживаться и сдерживаться – таково правило, без соблюдения которого ни богатство, ни власть не помешают нам чувствовать себя несчастными. Гораций сказал по этому поводу: “среди законов и искусившихся в знаниях мудрецов человеку живется легче всего: не поддавайся волнующим страстям, ни страху, ни мелким корыстным надеждам”.