RSS Feed

Собственничество

10.12.2013 by petr8512

Нет в мире ничего хуже, чем принизить человека до уровня вещи,

предмета потребления. Это и есть собственничество. Можно обладать

только вещами; людьми обладать нельзя.

Ошо

Чем ты обладаешь, то обладает и тобой.

Петроний Арбитр Гай

Не должно быть чувства собственничества в отношениях. Отношения

станут очень глубокими, если вы поймете, что этот человек не ваш.

Он такая же душа, как и вы, и он тоже принадлежит Богу.

Олег Гадецкий

       Собственничество как качество личности – склонность завладеть, обладать, распоряжаться, приобретать что-либо и отстаивать право на владение собственностью разными и не только законными способами, сохранять власть и контроль над другими, обращаться с ними так, как если бы они были собственностью.

        Одна монахиня, искавшая просветления, вырезала из дерева статуэтку Будды и покрыла её позолотой. Статуэтка была красивая, и монахиня всюду носила её с собой. Прошли годы, а она всё носила с собой своего Будду. Она поселилась в маленьком деревенском храме, где стояло много статуй Будды, и у каждой был свой алтарь. Монахиня каждый день зажигала благовония перед своим золотым Буддой, но, не желая, чтобы аромат доставался другим статуям, она смастерила специальную трубку, по которой дым поднимался только к её статуэтке. От этого нос золотой статуэтки почернел, что сделало её отвратительной.

        Глупо от зайца ожидать поведения волка. Также глупо требовать от человека, живущего по законам материального мира, равнодушно взирать на свою собственность, особенно когда ее отнимают. Редкий процент людского сообщества живет по законам духовного мира, по законам благости, то есть бескорыстного служения людям. В обществе, которое подчинено действию объективных экономических законов, трудно отыскать человека, подобного Диогену. Диоген средь бела дня ходил по городу с фонарем, безуспешно пытаясь, как он говорил, «найти человека».

        Что говорить о вещах, если люди даже не могут  поделить Бога? Многие считают: это мой Бог, а это их неправильный Бог. Хотя надо мыслить в другой плоскости: Бог не мой и не твой, и не наш. Это мы его дети. Такой переворот в сознании происходит из-за того, что большинство людей буквально пропитано эгоизмом. Их чувства, эго, ум и разум буквально поражены вирусом эгоизма. А эгоист без собственничества все равно, что жених в первую брачную ночь без невесты. Собственничество – это непреложный факт, атрибут материального мира. В этом нет ничего ненормального, в этом отсутствует какая-то гнетущая проблема.

       Человек может осознавать, что всё принадлежит Богу, но когда вопрос заходит о деньгах, квартире, машине, жене, детях, он уверенно говорит: «Это моё!» Местоимение «моё» говорит не душа, а эго. Оно отождествляет себя со всем, что ему принадлежит. Ситуацию не исправить, если думать с позиции «наше». Владимир Маяковский, говоря об общественной собственности, писал: «Всё это наше. Всё это нам!» Ничего принципиально не изменяется. Просто одна иллюзия – «моё!» уступает место другой – «наше!». Практика в лице Березовских, Абрамовичей, Ходорковских доказала, что ничего нашего и не было. Была большая красивая иллюзия.

        Иными словами, собственничество – закономерная реальность материального мира. Например, первичная ячейка общества – семья выросла из собственности. Как только у каждого появилась своя собственность, люди захотели передавать ее по наследству не абы кому, а  именно своим биологическим детям. Поэтому племя перешло от полигамии к моногамным союзам. В собственничестве нет ничего предосудительного, пока оно не становится чрезмерным, избыточным, пока оно не превращается в жестокое путешествие по крайностям и идеализациям. Например, идеализация своего капитала – денег, драгоценностей, недвижимости в конце жизни приводит к разочарованию, унынию и опустошенности. Забрать на тот свет ничего материального не удастся, и эта мысль угнетает человека, всю жизнь посвятившего достижению материальных целей.

      Великий полководец Александр Македонский перед смертью осознал, на что истратил свою жизнь. Он, завоевавший почти весь мир, распорядился похоронить его с открытыми руками. И когда его несли к месту захоронения, руки были вынуты из гроба и повернуты ладонями вверх, чтобы все могли видеть, что он уходит с пустыми руками.

      Собственничество – это сильная корыстная привязанность к тому или чему, кто или что сулит удовольствия и наслаждения. Когда мы другого считаем своей собственностью (ребенка, мужа, жену), значит, уверены, что он должен делать то, что мы от него ожидаем. Корыстная привязанность всегда разрушает отношения, ибо она посягает на свободу души. Душа по своей природе абсолютно свободна, поэтому не удивительно, что у нее в ответ на собственнические притязания возникают протестные настроения.  

        Корысть – это когда я ожидаю от близкого человека удовлетворения каких-то своих желаний, ожиданий и надежд. Корысть – это отношения в режиме «Ты мне – я тебе».  Собственничество в крайних формах – это пренебрежение личностью. Это когда на другого смотришь через призму своих намерений – он должен поступать так, как я этого хочу. Это и есть позиция эгоизма, это и есть голос разбухшего эго.  Эгоизм выхолащивает из любви собственничество.

        Возьмем, к примеру, бескорыстную и корыстную привязанность матери к ребенку. Бескорыстная привязанность основана на безусловной любви. Мать любит ребенка за то, что он есть, за то, что он подарен Богом. Он пришел в ее жизнь, и ее родительский долг перед Богом дать ему максимум любви и заботы. Корыстная привязанность стоит на платформе больших ожиданий от ребенка, навязывании ему своих представлений, чем он должен заниматься, на ком жениться или выходить замуж. Это означает, что мы считаем ребенка своей собственностью, не желаем отпускать его на свободу и, что самое главное, крадем у него величайший подарок Бога – право выбора, как реагировать на события и ситуации жизни. Корыстный родитель считает: «Ты моё продолжение. У меня не вышло, но у тебя обязательно получится. Я через тебя отыграюсь перед судьбой». Иными словами, он не видит в ребенке личность. Всё,  что другому навязывается с позиций собственного эгоизма, всегда не принимается и отвергается.

       Бескорыстная родительская привязанность направлена на то, чтобы выпустить в мир самостоятельную личность, которая легко и достойно адаптируется во внешнем мире, которая осознает, какие цели и задачи она должна решить в людском сообществе. Корыстная мать будет до последнего держать при себе сыночка, разрушать все его попытки создать семью. Олег Рой пишет: «Мужчины в современном мире — золото высшей пробы, и об этом прекрасно знают их матери, которые ни за что не хотят передавать свою ценность в другие женские руки».

      Когда в отношениях отсутствует собственничество, они становятся глубокими, как океанские впадины. Стоит осознать, что близкий человек не моя собственность, что он такая же, как и я, вечная, свободная душа, принадлежащая Богу, и отношения приобретут иной качественный уровень. Когда понимаешь, что в этой жизни ты встретился с женой, мужем, ребенком, родителями для того, чтобы дать необходимый урок друг другу, тогда начинаешь ощущать необыкновенно приятный вкус счастья от общения с ними.

       Собственничество и любовь так же совместимы, как любовь и ненависть, вода и пламень. Корыстная любовь звучит также неуклюже и абсурдно, как смертельное убийство. Любовь всегда бескорыстна, это необыкновенно чистое чувство, она равнозначна служению другому. То, что большинство людей понимают под любовью, любовью не является. Любовь – это когда  жена готовит мужу вкусный ужин и  не ждет от него каких-то форм благодарности, а просто делает из желания доставить удовольствие любимому человеку.  Любовь всегда на первое место ставит не себя любимого, а другого и готова пожертвовать своими интересами ради интересов любимого.

      Собственничество – это привязанность к своим желаниям. Человек привязан к себе, но называет это любовью. Абсурд. Мужу нравится наслаждаться женским телом, видеть заботливую мать,  прекрасную хозяйку, у которой всегда готов вкусный обед и ужин, которая всегда приветлива, нежна и радушна. Ему хорошо рядом с женой. И вдруг она уходит. Он начинает мучиться и страдать. Всё это преподносится в качестве любовных страданий. Но, зачастую, всё сводится к банальному, горькому сожалению об утрате объекта, от которого ранее получал столько удовольствий и наслаждений.  Ошо пишет: «… в своей глупости люди начинают думать: “Если он вырвется из моих рук, то всю оставшуюся жизнь я больше не познаю любви”. Они не понимают, что, стараясь навсегда удержать кого-нибудь, они обрекают себя на нелюбовь. У них не будет любви. Нельзя ожидать любви от раба. Невозможно добиться любви от своей собственности; от стула, стола, дома или мебели не добиться любви. Можно добиться любви только от свободного человека, если ты уважаешь его уникальность, его свободу. Любовь рождается именно в свободных отношениях… Обладать кем-то также отвратительно, как и принадлежать кому-то».

        Собственничество оскверняет любовь энергией эгоизма. Истинная любовь даже в случае, когда жена уходит, скажет: «Пусть покидает меня, лишь бы она была счастлива. Я все равно, желаю ей только добра». Есть такой анекдот: Жена говорит мужу: – Ты бессердечный чурбан. Неужели тебе не жалко, что я ухожу к чужому мужчине?  Муж отвечает: – Почему мне должно быть жалко чужого мужчину?

        Иными словами, собственничество, как привязанность к своим привычкам и желаниям, не имеют ничего общего с любовью, главными качественными признаками которой является бескорыстие и безусловность.