RSS Feed

Соглашательство

26.09.2013 by petr8512

Не нужно плыть против течения, не следует и против,

а лишь туда устремляйся, куда нужно.

Восточная мудрость

Соглашательство – тюремщик свободы и враг прогресса.
Джон Кеннеди

Я всегда с тобой соглашаюсь, соглашаюсь, согла-ША!

     Соглашательство как качество личности –  склонность ради каких-то корыстных целей идти на бесконечные, беспринципные уступки; занимать позицию рабского приспособленчества, коленопреклонения и примиренчества.

      Соглашательство – это сумасшедшая солидарность.  Это оголтелый конформизм. Соглашатель, если ему это выгодно, назовет черное белым, плохое хорошим. Беспринципный и конформный по своей сути, он легко идет на предательство и измену. В межличностном общении он всем своим видом будет говорить «Да», утверждать, что разделяет вашу точку зрения, но как только за вами закроется дверь, он с таким же энтузиазмом будет поддакивать вашему непримиримому оппоненту. Если уличить его в лицемерии, беспринципности и соглашательстве, он, глядя «чистыми» глазами, скажет: «Я не люблю спорить, не терплю разногласий. Я сторонник консенсуса и компромиссов. Моя любимая линия поведения – избегание конфликтов. Я миротворец».

      На самом деле соглашательская позиция всегда имеет корыстную изнанку. За соглашательством всегда прячется либо прямая выгода, либо гордыня. К примеру, тщеславный человек, чтобы потешить свою гордыню, прослыв передовым человеком своего времени, пытается быть хорошим для своих противников. То, что он предает интересы собственной страны, его не волнует. Главное, чтобы ТАМ ему пели дифирамбы, присуждали ученые степени, давали нобелевские премии, называли «человеком, изменившим мир».

      Соглашательство – это устойчивое поддакивание в любых выгодных для себя ситуациях. Предательство – мать соглашательства, конформизм – отец.  Принципы и совесть побоку. Мораль и нравственность – атавизмы. Цель оправдывает средства. Никаких сантиментов. Выгода превыше всего. Корысть – знамя соглашательства. Девиз: «Если тебе выгодно, наплюй на всех и говори: «Да!»».

      Соглашательство совершенно уникальная форма межличностных отношений. Человеческие двусторонние отношения исчерпываются такими формами: «Выиграл – Проиграл», «Проиграл – Выиграл», «Проиграл – Проиграл», «Выиграл – Выиграл». Соглашательство придерживается следующей стратегии: пусть от моих уступок проиграют свои, выиграют чужие, зато я буду в козырях, белый и пушистый.

     Соглашатель Борис Ельцин ради своих властных амбиций предал национальные интересы страны. В пьяном угаре, коленопреклоненный перед Западом, он готов был раздать всю Россию, лишь бы только его величали демократом. Если поставить однозначную оценку его отношений с Западом – это слепое соглашательство и беспринципность. Западные дипломаты удивлялись, как можно было без письменных договоренностей, определенных гарантий и компенсаций побросать военные городки и базы по всей Европе. Многомиллиардные активы были брошены под честное слово Запада не двигать НАТО к границам России. Что вышло из этого пьяного соглашательства хорошо известно.

      Соглашательство и желание достигнуть согласия – принципиально разные качества личности. Согласие основано на гармонии души, совести и разума, на взаимопонимании в действии. Согласие – это когда разум говорит «Да», а душа и совесть радостно «хлопают в ладоши». Соглашательство всегда стоит на платформе выгоды. Ее не заботит внутренняя гармония. Можно пренебречь нравственными принципами, главное, чтобы договорные условия были тебе выгодны.

       В какой-то мере люди чисто по своей природе склонны к безобидному, бескорыстному поиску согласия. Сократ еще две с половиной тысячи лет тому назад обнаружил закономерность, которая получила название «правило Сократа». Суть его: сначала задайте человеку два простых вопроса, на которые он вынужден будет ответить «да»; и лишь затем задайте ему третий, важный для вас, вопрос. Древнегреческий мыслитель Сократ с помощью этого нехитрого приема умел привести собеседников к практически любой точке зрения и добиться от них чего угодно. Психологи уже в наше время обнаружили, что в помощь при применении данного приема вступает физиология. Оказывается, когда человек слышит или сам говорит «нет!», он настраивается на отказ, прячась в броню отрицания, как улитка в раковину. И его очень трудно уже оттуда вытащить, почти невозможно. А когда он говорит «да!», он настраивается на положительные эмоции, в его крови уровень эндорфинов, так называемых «гормонов удовольствия», повышается. Получив подряд две порции таких гормонов, человек настраивается благодушно, он уже более расположен к сотрудничеству, его уже легче убедить. При этом нужно помнить, что одной порции эндорфинов может оказаться недостаточно, поэтому таких вопросов лучше задавать не менее двух. Вопросы должны быть не длинными, не навевающими скуку или чересчур долгие раздумья. Человек должен автоматически согласиться с вами. Кроме того, желательно, чтобы во время ответа его не отвлекали посторонние сигналы, типа телефона или других людей. Во время таких помех он может получить отрицательный заряд от кого-то другого, и тогда все убеждение будет провалено.

     Насколько мы самостоятельны в наших суждениях? Ответить на этот вопрос попытался в 1951 году психолог Соломон Аш. Он поместил в одну комнату восемь испытуемых, которым предлагалось участвовать в опыте, якобы посвященном зрительному восприятию. Испытуемые должны были сравнить отрезок, изображенный на одном куске картона, с тремя отрезками, изображенными на другом листе, и определить, какой из них равен первому по длине. Испытуемые по очереди сообщали номер отрезка, который, по их мнению, имеет ту же длину, что и одиночный отрезок. Подвох состоял в том, что лишь один из испытуемых, седьмой по очереди, не был осведомлен о сути эксперимента. Семь остальных членов группы находились в сговоре с экспериментатором и давали то правильные, то неправильные ответы в соответствии с полученной инструкцией. Конечной целью эксперимента, таким образом, было выяснить, как будет вести себя испытуемый, не осведомленный о сути эксперимента, когда шесть человек до него и один после него единодушно удостоверят факт, противоречащий его собственному восприятию действительности. Аш установил, что в описанных условиях 77 испытуемых по меньшей мере однажды соглашались с утверждениями других и что из каждых трех испытуемых один систематически давал ответ, совпадающий с ответами остальных членов группы, даже если ответ этот шел вразрез с его собственным восприятием. Более поздние исследования показали, что проявления соглашательства как оголтелой конформности усиливаются с ростом численности группы. Если в опыте помимо «неосведомленного» испытуемого участвует только один человек, то ответы первого не будут конформными, но с увеличением численности группы вероятность конформности возрастает, достигая максимума в присутствии 5—8 человек. Учитывая эти данные, полученные в «безобидных» лабораторных условиях, вызывает серьезное беспокойство поведение людей в более ответственных и значимых условиях.