RSS Feed

Внушаемость

17.07.2013 by petr8512

Всегда внушайте своему собеседнику сознание его значительности.

                                                                                                             Дейл Карнеги

Я не верю во внушение и гипноз! – кричал мужик, каждое утро в 6:00 подметая крыльцо соседа.

         Внушаемость как качество личности – повышенная податливость внушениям извне или своим собственным.

         Однажды некий гипнотизёр ради эксперимента внушил одному человеку, что он умный, а все остальные глупые. После этого жизнь подопытного стала невыносимой. Он чувствовал себя как в аду, ибо считал, что его окружают одни бездарности. А жить среди глупых людей, которые тебя не понимают и не ценят, было для него невыносимо. Он проклял жизнь за то, что живёт среди глупцов. Потом ему внушили, что он самый глупый на свете, и тогда он возблагодарил жизнь за выпавшую ему честь жить рядом с такими умными людьми. Но всё осталось прежним: и люди, и он сам, но в зависимости от его отношения к себе и к людям менялось его восприятие жизни. Он сам был причиной того, что оказывался в аду или раю, проклинал или благословлял жизнь.  Образы рая и ада  уже были в его голове.

      Нельзя внушить человеку, что он броненосец или папуас, если ему ничего неизвестно о них. Воображением задействуются реальные объекты или явления, хотя они могут  проявляться в причудливых формах (кентавр, Кащей Бессмертный, минотавр, пегасы и химеры).  В основе этих образов лежит запечатленный в памяти опыт из сказок, мифов и легенд.  Внушением становится эмоционально-насыщенное воображение. Внушение без воображения невозможно. Внушение связано с  вызыванием образов. Скажите: «Выделяется слюна» или «Вы откусываете лимон». Чувствуете разницу? Задачей внушения является создание и поддержание желательных образов.   Внушение – это чувственное воображение. Это прямое или косвенное  внедрение в своего визави установок, убеждений и верований без всякой критической оценки и логической обработки с его стороны.  Силой внушения достигаются болезненные явления в теле. Приложив к руке человека холодную монету и предварительно внушив, что она раскаленная, можно вызвать  на этом месте ожог с волдырями.

          Внушение и замена убеждений. Поскольку внушение посредством чувственного образного восприятия зарекомендовало себя с наилучшей стороны, его принципы работы с образами обязательны при замене ограничивающих убеждений. В отличие от убеждения внушение адресовано не к разуму и логике человека, не к готовности мыслить и рассуждать, а к чувствам, к готовности человека получить инструкцию к действию, указание, распоряжение. Замена старого убеждения новым с помощью слов не настолько эффективно в сравнении с образными представлениями. Например, старое убеждение: «Деньги – это зависимость». Чтобы внедрить новое убеждение «Деньги дают свободу», предварительно представим реализацию этой свободы с привлечением образов. Окрасим образы своими чувствами и эмоциями.  Вот вы на яхте путешествуете по всем морям и океанам, посещаете красивые страны, знакомитесь с интересными людьми, лакомитесь изысканными блюдами. Чувственное воображение нового убеждения способно выселить из подсознания старое ограничивающее убеждение в считанные минуты.

        Давайте зададимся вопросом, какую роль играет и может сыграть в нашей жизни внушение? Начнем с детства. В жизни детей внушению уделяется почетное место. Без внушения нет игры. Воображение присутствует в играх и фантазиях ребенка. Дети примерно с семи лет в своем разуме используют воображаемые образы. Если они представят, что эта тетя зайчиха, то они будут вести себя соответственно. И им все равно, что у тети парик, а на голове сидит шляпка. Они верят, что это зайчиха, и ничто их веры не поколеблет. Воображение у детей достигает чувственной реальности. Артист И. Соловьев описал такой эпизод из своего детства:  “Помню, как в Аткарске на елке брат Петр выворачивал тулуп, садился под елку, загребал “лапами”, клал на них голову в большой бараньей шапке и спал. Он был медведь. А мы, ребята трех-четырех лет, подбирались и чем-нибудь кидали в него; он с рывком вскидывался на нас, а мы бросались наутек. Великолепно помню ужас, который меня охватывал. Я знал, что это Петя, и всячески уговаривал себя в том, что это Петя, и все-таки всякий раз приходил в ужас. Я знал, что это брат, а чувствовал, что это медведь”. Большого отличия между внушением, пришедшим извне, и самовнушением нет. Их объединяет воображение. У ребенка до шести лет  отсутствует критическое мышление, так как нет жизненного опыта и знаний. Ребенок, как губка, впитывает все, что ему внушают родители. Наше воспитание в значительной степени основывается на внушении. Если ребенку внушается уверенность в своих способностях, он вырастет с высокой самооценкой и хорошо выраженным эмоциональным тонусом. Если ребенку внушать, что он ни на что не способен, от такого воспитания жди беды.

           Внушение оказывает воздействие на всю нашу жизнь. Не замечая того сами, под внушением мы приобретаем от своего окружения чувства, убеждения, верования, мысли и даже черты характера. Мы внушаем другим и подвергаемся внушению сами. От супругов мы перенимаем особенности поведения, привычки и черты характера. Мы подражаем героям фильмов, авторитетным лицам и «звездам» эстрады. Находимся в плену обычаев и нравов, учителей, врачей и рекламы.

           Велика роль внушения в искусстве. Ф. Андреева, жена А. М. Горького, вспоминала, что когда Алексей Максимович, работая на Капри над повестью “Городок Окуров”, описывал эпизод, в котором муж в припадке ревности убивает свою жену, она вдруг услышала, как писатель вскрикнул и упал на пол. Она вбежала в кабинет. “На полу около письменного стола во весь рост лежит на спине, раскинув руки в стороны, Алексей Максимович. Кинулась к нему — не дышит! Приложила ухо к груди — не бьется сердце! Что делать? Расстегнула рубашку, чтобы компресс на сердце положить, и вижу: с правой стороны от соска вниз тянется у него на груди розовая узенькая полоска… Полоска становится все ярче и багровее…» — «Больно как!» — шепчет. — «Да ты посмотри, что у тебя на груди-то.— «Фу, черт… Ты понимаешь, как это больно, когда хлебным ножом крепко в печень!..» Несколько дней продолжалось у него это пятно. Потом побледнело и совсем исчезло. С какой силой надо было пережить описываемое?” Г. Флобер, описывая эпизод отравления мышьяком в романе “Госпожа Бовари”, ощущал во рту вкус мышьяка, с ним сделалось дурно, его рвало. Тяжело пережил Ч. Диккенс смерть героини романа “Лавка древностей” Нелли. “Смерть Нелли, — писал он, — была делом провидения, но пока что я сам почти мертв от убийства моего ребенка”.

         Внушение эффективно в борьбе с болезнями и, наоборот, может стимулировать заболевания. Внушение используется как эффективное средство управления психическим, эмоциональным и физическим состоянием человека. Оно перешло границы медицины и применяется в спорте, продолжительных экспедициях и педагогике. Но все же и сегодня наибольшей популярностью внушение пользуется в медицине. Не зря мудрость Древнего Ирана гласила: “Три орудия есть у врача — слово, растения и нож”. Обратите внимание, “слово” поставлено на первое место. Внушение занимает центральное место в психотерапии. Оно присутствует во всех ее разновидностях. Диапазон лечебного воздействия внушения обширен. Оно может влиять на психическое и эмоциональное состояние, на функционирование органов чувств и опорно-двигательного аппарата, на работу сердца и дыхательной системы, на отправления кишечника и мочеотделительной системы, регулировать сон и работоспособность и т. д. К лечению внушением располагает психологическая установка — бескомпромиссная вера в целебную силу слова. “Кто не верит, тот не может рассчитывать на лечение верой”, — говорил В. М. Бехтерев. Вера в исцеление побуждает к эмоциональному воображению, эмоциональное воображение прокладывает путь к внушению, внушение исцеляет. Одна из древних заповедей врачевания: “Веру в исцеление надлежит внушать пациенту”.

     К сожалению, бывают во врачебной практике случаи, когда неосторожное слово или действия врача оказывают эффект внушения с негативными последствиями. Известен такой случай. Молодой врач, желая успокоить больную старушку, сказал ей: « Мы с тобой, бабушка, в один день умрем». Через некоторое время старушка опять пришла в поликлинику и, узнав, что врач скоропостижно скончался, искренне изумилась: «А как же я жива?» — и тут же умерла. Нередко после того, как врач спросит больного: «А не болит ли у вас это место?» — и довольно ощутимо нажмет на него, боль закрепляется и действительно начинает мучить больного, хотя раньше ее не было, как не было и никаких оснований для ее появления.

        Мнительные, люди с повышенной впечатлительностью и невротики внушают себе болезни сами.  Напомню историю, описанную Джеромом К. Джеромом в повести “Трое в одной лодке”: “Помню, я однажды отправился в Британский музей почитать о способах лечения какой-то пустяковой болезни, которой я хворал, кажется, что это была сенная лихорадка. Я выписал нужную книгу и прочитал все, что требовалось; потом, задумавшись, я машинально перевернул несколько страниц и начал изучать всевозможные недуги. Я забыл, как называется нервная болезнь, на которую я наткнулся,— какой-то ужасный бич, насколько помню, — но не успел я и наполовину просмотреть список предварительных симптомов, как у меня возникло убеждение, что я схватил эту болезнь. Я просидел некоторое время, застыв от ужаса, потом с равнодушием отчаяния снова начал перелистывать страницы. Я дошел до брюшного тифа… обнаружил, что я болен брюшным тифом, — болен уже несколько месяцев, сам того не ведая. Мне захотелось узнать, чем я еще болен. Я прочитал о пляске святого Витта и узнал, как и следовало ожидать, что болен этой болезнью. Заинтересовавшись своим состоянием, я решил исследовать его основательно и стал читать в алфавитном порядке. Я прочитал про аттаксию и узнал, что недавно заболел ею и что острый период наступит недели через две. Брайтовой болезнью я страдал, к счастью, в легкой форме, и, следовательно, мог еще прожить многие годы. У меня был дифтерит с серьезными осложнениями, я, по-видимому, болен с раннего детства. Я добросовестно проработал все двадцать шесть букв алфавита и убедился, что единственная болезнь, которой у меня нет, — это воспаление коленной чашечки… Счастливым, здоровым человеком вошел я в эту читальню, а вышел из нее разбитым инвалидом”.

            Готовность к внушению проявляется через психологическую установку, которая, контактируя с внушением, сближается с понятием веры.  Зачастую психологическая установка выступает в форме ожидания. Для людей характерно видеть, то, что ожидалось увидеть, слышать то, что ожидалось услышать. Если ожидание замешать на страхе возникает гремучая смесь.  Приведем цитату из Чарлза Дарвина: “Я приложил лицо к толстому стеклу клетки змеи в зоологическом саду, с твердым намерением не шевелиться, если змея бросится к стеклу; но едва только она ударилась в стекло против моего лица, как вся моя решимость исчезла бесследно, и я отскочил на аршин или два с поразительною быстротою. Моя воля и разум оказались совершенно бессильны против воображаемой опасности, которой не было на самом деле”. Психологическая установка во внушении может привести к печальным последствиям. Молодая, физически здоровая женщина, желая покончить с собой, приняла большое количество порошка от насекомых. Через несколько часов ее нашли в постели мертвой. Найденный в желудке при вскрытии еще не всосавшийся порошок был подвергнут химическому анализу, который показал совершенную безвредность его для человека.  В Австралии некоторые племена насылали порчу, подбрасывая намеченной жертве орудия колдовства — косточки или палочки. Человек, найдя у себя их, понимал, что против него совершен губительный обряд, Вера в порчу была так сильна, что охваченная страхом жертва впадала в апатию и нередко умирала. Смерть могла наступить от инфаркта или инсульта,  возникших в состоянии эмоционального потрясения.

       Поскольку внушение заряжено психологической установкой, часто желаемое принимается за действительность. Желание спастись в условиях всеобщего бедствия может привести к массовым галлюцинациям, в которых иллюзорный призрак спасения становится надеждой. Вспомним такой исторический факт. В 1521 году из пяти судов Магеллана, совершавших кругосветное путешествие, осталось только три (одно разбилось о скалы, а другое предательски дезертировало). Люди терпели невероятные лишения. Плавание длилось уже два года. Не стало продовольствия и пресной воды, угнетало однообразие обстановки. И вдруг утром дозорный увидел землю — остров. Обратимся к  цитате из Стефана Цвейга (“Подвиг Магеллана”): “Как безумные, кидаются на палубу все эти умирающие от голода и погибающие от жажды люди; даже больные, словно брошенные мешки, валявшиеся где попало, и те, едва держась на ногах, выползают из своих нор. Правда, правда, они приближаются к острову. Скорее, скорее в шлюпки. Распаленное воображение рисует им прозрачные родники, им грезится вода и блаженный отдых в тени деревьев после стольких недель непрерывных скитаний, они алчут, наконец, ощутить под ногами землю, а не только зыбкие доски на зыбких волнах”. Но это был страшный обман! Путник, изнывающий в пустыне от жажды, видит в каждом неясном очертании почвы воду. У голодного человека представления о еде достигают степени галлюцинаций. В романе Н. Шундика “Белый шаман” старик — охотник Тотто так рассказывал об эпизоде, когда чуть не погиб от голода в бескрайних снегах Чукотки. “Привиделся мне умка (белый медведь).  Я подполз к нему, хотел впиться зубами в ухо… и вдруг почувствовал, что это всего лишь глыба льда”,

            Значительную роль во внушении имеет бессознательное подражание окружению. Представления, предрассудки, приметы, эмоции, действия – это поле деятельности для подражания.    Мания плясок в Италии названа тарантизмом. Распространилась она под влиянием ошибочного представления, что укус ядовитого паука тарантула, часто встречавшегося в Италии, обезвреживается танцами, которые потому получили название тарантелла.  Огромное количество людей бросали работу, отрешались от домашних дел, чтоб предаться неистовой пляске.

          Таким образом, внушение – это следствие воображения, психологической установки и подражания. Они образуют психологическую структуру внушения. Все три понятия выходят за рамки внушения, но эмоциональное напряжение их единит и трансформирует во внушение.

           Внушаемы все люди. Одни больше, другие меньше. Для внушения особенно притягательны робкие, застенчивые, стеснительные и пугливые люди. В орбите внушения также легко оказываются простодушные, доверчивые, услужливые и зависимые от окружения люди. Не дружат с внушением, но все равно ему поддаются энергичные и инициативные люди. Трудно что-то внушить сильным личностям, самолюбивым и высокомерным людям. Не менее трудно внушаемы замкнутые и угрюмые люди. Эксцентричные, откровенные и независимые люди – не легкая добыча для внушения.

            Для внушения должны быть созданы соответствующие условия: полное отсутствие или чрезвычайная противоречивость текущей информации; авторитетный источник информации; внутреннее ощущение зависимости; физическое и психическое недомогание или переутомление объекта; эмоциональная раскрепощённость или напряженность; потребность во внушении; многократный повтор внедряемой информации; шоковая неожиданность известия и жесткая категоричность внушаемых утверждений.

     Помните рассказ Агаты Кристи «Домик в сельской местности». А ведь он как раз доказывает, как легко простым словом можно убить человека. Главная героиня этого рассказа – молодая девушка Элис волею случая оказывается замужем за малознакомым ей человеком по имени Джеральд Мартин. Поведение и привычки Мартина с течением времени всё больше настораживают Элис. Наконец она догадывается, что её благоверный ни кто иной, как маньяк, отправивший на тот свет не одну свою жену. Но догадка приходит слишком поздно, чтобы бежать. Мартин уже дома и требует, чтобы Элис шла с ним в подвал, якобы проявлять фотографии, но она-то знает, что именно там должно случиться ужасное преступление. Что делать бедной девушке? Лишь смекалка, а возможно и хорошее знание особенностей человеческого организма, умение владеть собой позволили ей избежать страшной участи. Что же произошло? Элис попросту примерила роль убийцы-мужа на себя и внушила Мартину, что только что выпитый им кофе был с ядом, и что именно таким способом она убила всех своих мужей, которые будто бы у неё были. И вы не поверите, Мартин, жестокий маньяк-убийца, легко поддался внушению и через несколько минут действительно умер.