Афоризмы автора: Во Ивлин.

Поделиться

  1. Если до сих пор внешности Дорис чего и не хватало до полной страховидности,

    то сегодня утром она восполнила этот пробел.


  2. Манеры – это для невзрачных. Красивым всё и так сходит с рук.


  3. Только потеряв всякий интерес к будущему, человек созревает для написания автобиографии


  4. В том отмирающем мире, из которого я пришел, цитирование — это поистине национальный порок. Когда-то цитировали античных писателей, теперь лирическую поэзию


  5. Многое, что до сих пор ставило его в тупик, вдруг стало понятным. Готический мир трещал по швам не сверкали доспехи на лесных прогалинах; не порхали вышитые туфельки по зелёному дёрну; кинулись врассыпную соловые в яблоках единороги


  6. Как несправедливо редко в зрелые годы вспоминаем мы добродетельные часы нашей юности; ее дни видятся на расстоянии непрерывной чередой легкомысленных солнечных беспутств. История молодой жизни не будет правдивой, если в ней не найдут отражения тоска по детским понятиям о добре и зле, угрызения совести и решимость исправиться, черные часы, которые, как зеро на рулетке, выпадают с грубо предсказуемой регулярностью


  7. Весь день жара была нестерпимой, но под вечер потянуло ветерком с запада, оттуда, где в нагретом воздухе садилось солнце и лежал за поросшими кустарником склонами холмов невидимый и неслышный отсюда океан. Ветер сотряс ржавые пятерни пальмовых листьев и оживил сухие, увядшие звуки знойного лета — кваканье лягушек, верещанье цикад и нескончаемое биение музыкальных ритмов в лачугах по соседству


  8. Почему мне не сказали, что веселая прогулка по усыпанной цветами тропинке заканчивается у гадкого семейного очага, где верещат дети? Мы все приговорены к дому и к семейной жизни. От них никуда не денешься, как ни старайся. В нас это заложено, мы заражены домостроительством. Нам нет спасения. Как личности мы просто-напросто не существуем. Мы все потенциальные очаго-созидатели, мы бобры и муравьи. Как мы появляемся на свет божий? Что значит родиться?


  9. Я — тупиковая ветвь магистрали, имя которой — размножение


  10. Мы, Сет, император Азании, верховный вождь племени сакуйю, повелитель племени ванда и гроза морей, бакалавр искусств Оксфордского университета, взошедший на двадцать четвертом году жизни мудростью Всемогущего Господа и единой волей народа нашего на наследный престол, имеем заявить следующее Сет перестал диктовать и посмотрел на гавань, откуда, воспользовавшись свежим утренним ветерком, в открытое море уходил последний парусник. Крысы!, вырвалось у Сета. Гнусные псы! Все бегут, все!


Поделиться

Яндекс.Метрика