RSS Feed

Обзывание

23.03.2017 by petr8512

Кто как обзывается – тот сам так называется.

Детская присказка. Ответ на обзывание

Для мужчины нет ничего более обидного, чем обозвать его

 глупцом, для женщины – сказать, что она безобразна.                

Алекс Смит

Мыслить так трудно. Поэтому большинство людей

предпочитает обзывать других дураками.

Афоризмы о жизни

   Обзывание как качество личности – склонность называть, дразнить других обидными, бранными словами; поносить, говорить о ком-либо, о чём-либо в оскорбительном, ругательном  настроении.

  – Мама, меня все в школе обзывают жиртрестом. – Да ну их, Свинка моя, не обращай внимания. – Я Нинка, мама, Нинка!

    – Доктор, меня все обзывают жирной коровой. – Не слушайте дураков. Они ничего не понимают в женской красоте. Вы очень милая, манкая и привлекательная женщина. Давайте я вас осмотрю. Не раздевайтесь, мне и так всё ясно. Откройте ротик и скажите: Му-у-у…

      У детей ещё нет разума, поэтому стремление к обзываниям вполне понятно, у взрослых желание обзываться является большой проблемой.

      Обзывание – один из способов унижения другого. Дать другому обидную «погремуху» – проверенный способ его унизить.  К примеру, понравится мужу, если его обзывают «салом волосатым», «индюком малосольным или «мышкиным хоботом»?

    Тому, кто обзывается, его обзывательство всегда кажется смешным, и он нисколько не задумывается, что другому от его обзываний отнюдь не смешно. Кому захочется смеяться, когда тебя обзывают «куском идиота», «жертвой неудачного аборта», «недоделанным», «жертвой резиновой промышленности», «описанным башмаком» или «инфузорией»?

          Умный человек воспринимает обзывания как информацию для собственного совершенствования, изменения себя в лучшую сторону. К примеру, если тебя обзывают вонючкой,  начинай принимать ежедневный утренний душ, используй дезодоранты или незамедлительно обратись к стоматологу.

         К Будде подошёл  один человек и спрашивает: – Скажи, я долго слушал твои наставления, если меня обзывают, оскорбляют, что я должен делать? Будда спокойно смотрит на этого человека и говорит ему: – Скажи, пожалуйста, если на тебя упала сухая ветка с дерева, что ты должен делать? Ты же не будешь обзывать её, ибо это не разумно.

    В Японии, в одном поселке недалеко от столицы жил старый мудрый самурай. Однажды к нему подошел молодой боец. Его любимым приемом была провокация: он выводил противника из себя и, ослепленный яростью, тот принимал его вызов, совершал ошибку за ошибкой и в результате проигрывал бой.

     Молодой боец начал обзывать и оскорблять старика: он бросал в него камни, плевался и ругался последними словами. Но старик оставался невозмутимым и продолжал занятия. В конце дня раздраженный и уставший молодой боец убрался восвояси.

    Ученики спросили старика: – Почему вы не вызвали его на бой? Старый самурай ответил: – Если кто-то подойдёт к вам с подарком и вы не примете его, кому будет принадлежать подарок? – Своему прежнему хозяину, – ответил один из учеников. – Тоже касается обзываний и ругательств. До тех пор, пока ты не примешь их, они принадлежат тому, кто их принёс.

   Обычно люди обзываются от обиды, злости или досады. Частенько обзывание востребуется как защитное средство.

      Что делать, если жена или муж имеют тягу к обзыванию? Психолог Олег Торсунов считает, что жена обидно обзывается в момент, когда выходит из равновесия и истерит.

    Как быть мужу? Он должен противостоять этому состоянию. Надо подойти к ней.  Говорить ей что-то надо в это время? Нет. Надо молча подойти и взять её за левую руку. Потому что левая рука у женщины – это рука мужа. Когда муж берёт за левую руку, женщина начинает чувствовать себя, что она подчинена, проявляется её подчиненная природа.

    Если она руку левую не даёт, значит надо положить руку на её левое плечо. Это сердце, зона сердца.  Начать понемножку гладить, а потом, когда она чуть-чуть как бы обмякнет, надо взять её и обнять. И не говорить ничего в это время. Потому что, если вы что-то скажете, она к этому слову придерётся и продолжит обзываться. Надо ждать пока расслабится. Жена будет сначала сопротивляться, но вырываться не будет. Любой женщине нравится, когда её гладят. Надо её по спине аккуратненько гладить. Гнев здесь находится, в затылке. Надо по голове, затылку, по спине гладить, гладить, гладить. И когда она обмякнет, спокойным голосом сказать что-то успокаивающее. И она расслабится, наконец.

  Некоторые мужчины начинают в это время жене что-то объяснять. Это очень опасно. Тогда любое слово, даже успокаивающее вызывает у неё ещё большую обиду, еще большую истерику, ещё больший поток обзываний. Поэтому нужно сократить дистанцию. Когда близкий человек начинает конфликтовать, обзываться, нужно немедленно сократить с ним дистанцию.

    То же самое, муж начинает гневаться и обзываться. Жена должна подойти, на правое плечо ему руку положить и прижаться к нему. И потом погладить его немножко, обнять и успокоить. Потом сказать что-то ласковым,  мягким голосом.

     Русский язык чертовски богат на обзывательства и обидные эпитеты.

Обзывательства про ум

Баламошка — полоумный, дурачок
Божевольный — худоумный, дурной
Божедурье — дурак от природы
Королобый — крепкоголовый, тупой, глупый
Лободырный — недоумок
Межеумок — человек очень среднего ума
Мордофиля — дурак, да еще и чванливый
Негораздок — недалекий

Обзывательства про внешность

Пеньтюх — пузатый человек с выдающейся кормой вдобавок
Безпелюха, тюрюхайло — неряха
Брыдлый — гадкий, вонючий
Затетёха — дородная женщина
Загузастка — круглая, толстая женщина с большой попой
Ерпыль — малорослый
Захухря — нечёса, неряха, растрепа
Шпынь голова — человек с безобразием на голове
Фуфлыга — невзрачный маленький мужичок

Зараза
Девушки бывают разные. Возможно, и на слово “зараза” не все обижаются, но комплиментом его уж точно не назовешь. И тем не менее, изначально это был все-таки комплимент. В первой половине XVIII века светские ухажеры постоянно “обзывали” прекрасных дам “заразами”, а поэты даже фиксировали это в стихах.

А всё потому, что слово “заразить” изначально имело не только медицински-инфекционный смысл, но и было синонимом “сразить”. В Новгородской Первой летописи, под 1117 годом стоит запись: “Единъ от дьякъ зараженъ былъ отъ грома”. В общем, заразило так, что и поболеть не успел… Так слово “зараза” стало обозначать женские прелести, которыми те сражали (заражали) мужчин.

Кретин
Если бы мы перенеслись где-то веков на пять-шесть назад в горный …
… район французских Альп и обратились к тамошним жителям: “Привет, кретины!”, никто бы вас в пропасть за это не скинул. А чего обижаться — на местном диалекте слово cretin вполне благопристойное и переводится как… “христианин” (от искаженного франц. chretien). Так было до тех пор, пока не стали замечать, что среди альпийских кретинов частенько встречаются люди умственно отсталые с характерным зобом на шее. Позже выяснилось, что в горной местности в воде частенько наблюдается недостаток йода, в результате чего нарушается деятельность щитовидной железы, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Когда врачи стали описывать это заболевание, то решили не изобретать ничего нового, и воспользовались диалектным словом “кретин”, чрезвычайно редко употреблявшимся. Так альпийские “христиане” стали “слабоумными”.

Идиот
Греческое слово “идиот” первоначально не содержало даже намека на психическую болезнь. В Древней Греции оно обозначало “частное лицо”, “отдельный, обособленный человек”. Не секрет, что древние греки относились к общественной жизни очень ответственно и называли себя “политэс”. Тех же, кто от участия в политике уклонялся (например, не ходил на голосования), называли “идиотес” (то есть, занятыми только своими личными узкими интересами). Естественно, “идиотов” сознательные граждане не уважали, и вскоре это слово обросло новыми пренебрежительными оттенками — “ограниченный, неразвитый, невежественный человек”. И уже у римлян латинское idiota значит только “неуч, невежда”, откуда два шага до значения “тупица”.

Болван
“Болванами” на Руси называли каменных или деревянных языческих идолов, а также сам исходный материал или заготовку — будь то камень, или дерево (ср. чешское balvan — “глыба” или сербохорватское “балван” — “бревно, брус”). Считают, что само слово пришло в славянские языки из тюркского.

Дурак
Очень долгое время слово “дурак” обидным не было. В документах XV–XVII вв. это слово встречается в качестве… имени. И именуются так отнюдь не холопы, а люди вполне солидные — “Князь Федор Семенович Дурак Кемский”, “Князь Иван Иванович Бородатый Дурак Засекин”, “московский дьяк (тоже должность немаленькая) Дурак Мишурин”. С тех же времен начинаются и бесчисленные “дурацкие” фамилии — Дуров, Дураков, Дурново…

А дело в том, что слово “дурак” часто использовалось в качестве второго нецерковного имени. В старые времена было популярно давать ребенку второе имя с целью обмануть злых духов — мол, что с дурака взять?

Лох
Это весьма популярное ныне словечко два века назад было в ходу только у жителей русского севера и называли им не людей, а… рыбу. Наверное, многие слышали, как мужественно и упорно идет к месту нереста знаменитый лосось (или как его еще называют — семга). Поднимаясь против течения, он преодолевает даже крутые каменистые пороги. Понятно, что добравшись и отнерестившись рыба теряет последние силы (как говорили “облоховивается”) и израненная буквально сносится вниз по течению. А там ее, естественно, ждут хитрые рыбаки и берут, как говорится, голыми руками.

Постепенно это слово перешло из народного языка в жаргон бродячих торговцев — офеней (отсюда, кстати, и выражение “болтать по фене”, тоесть общаться на жаргоне). “Лохом” они прозвали мужичка-крестьянина,который приезжал из деревни в город, и которого было легко надуть.

Шваль
Так как крестьяне не всегда могли обеспечить “гуманитарную помощь” бывшим оккупантам, те нередко включали в свой рацион конину, в том числе и павшую. По-французски “лошадь” — cheval (отсюда, кстати, и хорошо известное слово “шевалье” — рыцарь, всадник). Однако русские, не видевшие в поедании лошадей особого рыцарства, окрестили жалких французиков словечком “шваль”, в смысле “отрепье”.

Шантрапа
Не все французы добрались до Франции. Многих, взятых в плен, русские дворяне устроили к себе на службу. Для стражи они, конечно, не годились, а вот как гувернеры, учителя и руководители крепостных театров пришлись кстати. Присланных на кастинг мужичков они экзаменовали и, если талантов в претенденте не видели, махали рукой и говорили “Сhantra pas” (“к пению не годен”).

Подлец
А вот это слово по происхождению польское и означало всего-навсего “простой, незнатный человек”. Так, известная пьеса А. Островского “На всякого мудреца довольно простоты” в польских театрах шла под названием “Записки подлеца”. Соответственно, к “подлому люду” относились все не шляхтичи.

Шельма
Шельма, шельмец — слова, пришедшие в нашу речь из Германии. Немецкое schelmen означало “пройдоха, обманщик”. Чаще всего так называли мошенника, выдающего себя за другого человека. В стихотворении Г. Гейне “Шельм фон Бергер” в этой роли выступает бергенский палач, который явился на светский маскарад, притворившись знатным человеком. Герцогиня, с которой он танцевал, уличила обманщика, сорвав с него маску.

Мымра
“Мымра” — коми-пермяцкое слово и переводится оно как “угрюмый”. Попав в русскую речь, оно стало означать прежде всего необщительного домоседа (в словаре Даля так и написано: “мымрить” – безвылазно сидеть дома). Постепенно “мымрой” стали называть и просто нелюдимого, скучного, серого и угрюмого человека.

Сволочь
“Сволочати” — по-древнерусски то же самое, что и “сволакивать”. Поэтому сволочью первоначально называли всяческий мусор, который сгребали в кучу. Это значение (среди прочих) сохранено и у Даля: “Сволочь — все, что сволочено или сволоклось в одно место: бурьян, трава и коренья, сор, сволоченный бороною с пашни”. Со временем этим словом стали определять любую толпу, собравшуюся в одном месте. И уж потом им стали именовать всяческий презренный люд — алкашей, воришек, бродяг и прочие асоциальные элементы.

Подонок
Еще одно слово, которое изначально существовало исключительно во множественном числе. Иначе и быть не могло, так как “подонками” называли остатки жидкости, остававшейся на дне вместе с осадком.

А так как по трактирам и кабакам частенько шлялся всякий сброд, допивающий мутные остатки алкоголя за другими посетителями, то вскоре слово “подонки” перешло на них. Возможно также, что немалую роль сыграло здесь и выражение “подонки общества”, то есть, люди опустившиеся, находящиеся “на дне”.

Ублюдок
Слово “гибрид”, как известно, нерусское и в народный арсенал вошло довольно поздно. Гораздо позже, нежели сами гибриды – помеси разных видов животных. Вот и придумал народ для таких помесей словечки “ублюдок” и “выродок”. Слова надолго в животной сфере не задержались и начали использоваться в качестве унизительного наименования байстрюков и бастардов, то есть, “помеси” дворян с простолюдинами.

Наглец
Слова “наглость”, “наглый” довольно долго существовали в русском языке в значении “внезапный, стремительный, взрывчатый, запальчивый”. Бытовало в Древней Руси и понятие “наглая смерть”, то есть смерть не медленная, естественная, а внезапная, насильственная. В церковном произведении XI века “Четьи Минеи” есть такие строки: “Мьчаша кони нагло”, “Реки потопят я нагло” (нагло, то есть, быстро).

Пошляк
“Пошлость” — слово исконно русское, которое коренится в глаголе “пошли”. До XVII века оно употреблялось в более чем благопристойном значении и означало все привычное, традиционное, совершаемое по обычаю, то, что ПОШЛО исстари.

Однако в конце XVII — начале XVIII веков начались Петровские реформы, прорубка окна в Европу и борьба со всеми древними “пошлыми” обычаями. Слово “пошлый” стало на глазах терять уважение и теперь всё больше значило – “отсталый”, “постылый”, “некультурный”, “простоватый”.

Мерзавец
Этимология “мерзавца” восходит к слову “мерзлый”. Холод даже для северных народов никаких приятных ассоциаций не вызывает, поэтому “мерзавцем” стали называть холодного, бесчувственного, равнодушного, черствого, бесчеловечного… в общем крайне (до дрожи!) неприятного субъекта. Слово “мразь”, кстати, родом оттуда же. Как и популярные ныне “отморозки”.

Негодяй
То, что это человек к чему-то не годный, в общем-то, понятно… Но в XIX веке, когда в России ввели рекрутский набор, это слово не было оскорблением. Так называли людей, не годных к строевой службе. То есть, раз не служил в армии — значит негодяй!

Чмо
“Чмарить”, “чмырить”, если верить Далю, изначально обозначало “чахнуть”, “пребывать в нужде”, “прозябать”. Постепенно этот глагол родил имя существительное, определяющее жалкого человека, находящегося в униженном угнетенном состоянии.

В тюремном мире, склонном ко всякого рода тайным шифрам, слово “ЧМО” стали рассматривать, как аббревиатуру определения “Человек, Морально Опустившийся или Опущенный”, что, впрочем, совершенно недалеко от изначального смысла.

Жлоб
Есть теория, что сперва “жлобами” прозвали тех, кто пил жадно, захлебываясь. Так или иначе, но первое достоверно известное значение этого слова — “жадина, скупердяй”. Да и сейчас выражение “Не жлобись!” означает “Не жадничай!”.


Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru