RSS Feed

Язвительность

18.02.2013 by malekc07

 Язвительность — это ирония злого ума.

Л. Вовенарг

          Язвительность как качество личности – склонность досадить, уколоть словами, неприятно задеть кого-нибудь злобной ядовитой насмешливостью.

        Мастером остроумия и, в тоже время, язвительности была замечательная актриса Фаина Раневская. Её словечки, язвительные замечания и реплики еще при жизни расходились, как горячие пирожки. «Если больной очень хочет жить, врачи бессильны». «На голодный желудок русский человек ничего делать не хочет, а на сытый — не может». «Если у вас бессонница, считайте до трех. — А если не поможет? — До полчетвертого». Ее любимыми словами были «жопа» и «говно». «Я не пью, больше не курю и никогда не изменяла мужу — потому что у меня его никогда не было», — сказала она одному журналисту. «Так что ж, значит, у вас совсем нет недостатков?» — «В общем, нет. Правда, у меня большая жопа и я иногда немножко привираю». Однажды Раневская поскользнулась на улице и упала. Навстречу ей шел какой-то незнакомый мужчина. — Поднимите меня! — попросила Раневская. — Народные артистки на дороге не валяются…»

      Если женское молчание убийственно действует на слабую психику мужчин, то острый женский язычок, подобно стеклорезу, режет без наркоза их душу и сердце. Женская психическая сила в шесть раз превосходит мужскую. Мужчина с большим трудом может справиться с негативными эмоциональными волнами, исходящими от женщины. Его природа устроена на волну действия по определённым принципам согласно своим знаниям. Он знает, как жить, его учить не надо. С такой жизненной диспозицией мужчина настороженно воспринимает новое знание о том, как надо жить. Язвительные женские замечания о его несостоятельности и никчемности, только укрепляют его во мнении продолжать жить по-прежнему. Он бы и рад найти в язвительных словах женщины рациональное зерно, но его психологические редуты рушатся, как карточный домик, под силой яда её слов, тона и цунами эмоций. Сила женского слова сокрушительна, сами женщины предпочтут иметь дело с сотней разгневанных мужчин, чем с одной искусной «язвой». В сериале «Стервы, или странности любви» героиня язвительно замечает: «И вообще мужик сейчас пошел хилый и скупой. Слабаки остались — осетрина второй свежести. Ты себя в зеркало давно видел? Урюк выжатый! Абрикос в старости!» Он в ответ говорит: «Врачи рекомендуют чаще любовью заниматься. От любви и кровь обновляется, и кожа лучше становится!» — «Ну вот щас… все брошу, и пойду с тобой кровь обновлять!» В другом сериале «Кости» он говорит: «В таких случаях люди говорят «Боже мой»». — Ну так представь, что ты человек, и скажи. — Боже мой…»   Мужчинам и не снилось, какой мощи может достигать женская язвительность.  Поэтому не удивительно, что женщины избирают оружием свою самую сильную сторону.

Любой здравомыслящий человек избирает для дуэли наиболее подходящее оружие. Только глупец, умеющий великолепно стрелять, согласится драться на дуэли способом, которым он не владеет.   Бисмарк был прекрасным стрелком. Когда его дуэльный  визави профессор Вихров предложил ему драться с помощью отравленных смертоносными микробами сосисок, он в негодовании отказался. Женщины, будучи по своей природе прагматичными и рациональными, выбирают  оружие, в котором им нет равных. Мужчина, пытающийся соревноваться с женщиной в искусстве язвительности, – глупец: жена возвращается из отпуска. Муж, спрашивает язвительно: «Сколько на этот раз заработала?» Та отвечает: «Сто тысяч». – «Надо же, я бы за тебя и сотни не дал» – «А я больше и не брала».  А что испытывает мужчина, слыша в постели такие язвительные слова жены: «Зарплата у тебя тоже маленькая»?

       Язвительность – это колючие насмешки на грани сарказма, посредством которых как бы случайно, неумышленно задевается своё или чье-то «больное место», человек, осмеянный окружающими, ставится в неловкое положение. “Друзей, врагов, да вообще всех подряд, поносит язвительный и завистливый человек», – писал Пьер Буаст. У язвительности отсутствуют тормоза, какие-то нравственные границы. Весь её разрушительный потенциал целенаправленно ищет «ахиллесову пяту» жертвы, чтобы затем безжалостно поразить болевую точку человека.

           Язвительность не дружит с логикой, она ей не нужна. Когда ей пытаются спокойно объяснить свою точку зрения, она, дождавшись паузы, неожиданно произносит: «Вся ваша семейка – придурки. И мамаша твоя – ведьма, и сам ты – еврей». Веками женщины держали свой норов в узде, не имея возможности испортить воздух вонючими язвительными словами. Но нет ничего хуже подавленных, загнанных в подсознание эмоций. Они причиняют массу беспокойств, постепенно разъедая человека изнутри. Но, наконец, настал тот час, когда в золотой век невежественной  эмансипации можно когда  и где угодно вставить свои «пять копеек».  Французский философ Пьер Буаст настаивал: «Язвительность в женщине так же противна, как уксус в молоке». Но не язвить – себе вредить. Снежный ком язвительности катится по планете, набирая инерцию и массу. Теперь это уже и не язвительность, а «проявление характера». Маргарет Тэтчер как-то сказала: «Когда характер проявляет женщина, про нее говорят «сука». Когда характер проявляет мужчина, про него говорят «отличный парень».

       Когда разумный, зрелый человек сталкивается с хамством, обвинениями, эмоциональными выходками, язвительностью, он понимает и осознаёт, что это не его проблемы.  Язвительность – верный признак невежества. Как можно жить с алкоголиком, наркоманом, деградирующим скандалистом, если нет возможности расстаться? На расстоянии, не сближаясь. Самому светиться, как лампочка, благостью, проявлять терпимость, сознавать и принимать этот жизненный факт, как урок, который нужно выучить и сдать по нему экзамен. Самое худшее, что можно предпринять – начать бороться с язвительностью её же методами, а самая разумная линия поведения – игнорирование. Язвительность не терпит, когда на неё смотрят, как на пустое место, хотя это правда, она и есть пустое место.  Какую цель преследует язвительность? Задеть за живое, посыпать соль на рану, растревожить старые раны, зацепить, оскорбить, и всё это делается для расширения сферы и силы своего влияния. Если кто-то эмоционально реагирует на раздражитель в форме язвительности – цель достигнута, как говорят штангисты: «Вес взят». Человек, в ответ на язвительность, фонтанирует негативными эмоциями обиды, раздражения, возмущения, гнева. Это аплодисменты для язвительности, она ликует. Просто замечательно. У язвительности улучшается настроение. Ну, а если человек дошел от язвительных фраз до «белого каления», впал в бешенство и ярость – это уже счастье. У каждого свой вкус счастья, у язвительности он таков.

        Фавориты язвительности обычно умны и эрудированны. Их бы ум, да на добрые дела! Но они недоброжелательны и не добросердечны, букет их проявленных качеств личности состоит из зависти, вредности, коварства, вероломства, лицемерия, жестокости и непримиримости. Причину своего дурного настроения они всегда ищут не внутри, а снаружи – в других людях.  Конкуренты могут заслать «ходячую язву» в коллектив соперников, и она живо рассорит, дружных до сей поры людей.

         Зачастую язвительность используется как средство самозащиты или скрытой атаки. Язвительный человек обделён вниманием, с ним не желают общаться, но потребность в роскоши человеческого общения никуда не пропадает. Однако обнажить свою потребность не позволяет гордыня, поэтому он не может пройти мимо, чтобы не зацепить кого-нибудь язвительным словом. При этом подсознательно ожидает беседы в позитивном духе. Начни одобрительно с ним разговаривать, не обращая внимания на первоначальную колкость, и, вполне вероятно, «язва» зарубцуется.

        Язвительность – не безопасное качество личности. Доброжелательность способствует нормализации обменных процессов в печени, язвительность вызывает воспалительный процесс в желчевыводящих путях. Если человек увлекается язвительностью, у него может резко развиться язва желудка.

        На поле язвительности, зачастую, происходили сражения гениев. Джордж Гордон Байрон славился не только неземной красотой и поэтическим даром, но и  язвительными высказываниями о современниках. Однажды он написал издателю стихотворца Джона Китса: «Более ничего о Китсе: я умоляю вас, похороните его заживо, если же вы не сделаете этого, я обязан буду лично содрать с него кожу». Вирджиния Вульф в одной из бесед заметила, что «в английском языке миллион слов» и только ее современник Д. Х. Лоуренс «ограничивает себя шестью». 

       Будучи достаточно язвительным, Брамс никогда не упускал случая отпустить острое словцо. Друзья знали об этом свойстве композитора и относились к его злословию, как к должному. Однажды, попрощавшись с друзьями, Брамс пошел домой. Вскоре он возвратился со словами: – Простите меня. – Но за что, ты как будто сегодня никого не обидел! – За это и прошу прощения. Я никого из вас не обидел, а это на меня совсем не похоже.

      Владимир Маяковский, обращаясь к А. С. Пушкину, произносит: «Мне при жизни с вами сговориться б надо. Скоро вот и я умру и буду нем. После смерти нам стоять почти что рядом: вы на Пе, а я на эМ. Кто меж нами?» На этот вопрос мигом ответил Сергей Есенин. Между вами огромное НО. По алфавиту между буквами «М» и  «П» стоят ещё буквы «Н» и «О». Соединив их, поэт получил повод для отличного язвительного замечания.


Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru