Sign up with your email address to be the first to know about new products, VIP offers, blog features & more.

Мот. Мотовство

Скупой обкрадывает себя; мот обкрадывает своих наследников.
Томас Фуллер
Если время самая драгоценная вещь, то растрата времени
является самым большим мотовством.
Бенджамин Франклин
Расточительность и мотовство — это не щедрость, а хвастовство.
Того, кто сжигает своё имущество, сумасшедшим называют.
Алишер Навои
Ему досталось от дяди весьма приличное наследство,

которое он прожил в кредит прежде, нежели получил его,

и дважды промотал после того, как вступил во владение им.
Чарльз Диккенс, «Тяжелые времена»

       Мот (Мотовство) как качество личности – склонность крайне неразумно тратить деньги и время, вести неслыханно расточительный образ жизни.

    Умер мот. Вся семья собралась у нотариуса в надежде услышать, что он не успел промотать всё богатство. Нотариус читает завещание:— Я, такой-то — такой-то, находясь в здравом уме и твёрдой памяти, все деньги потратил перед смертью. Наследникам оставляю после себя большой привет и наилучшие пожелания.

    Есть два вида мотов: первые сорят деньгами, вторые – временем.

      Мот спускает деньги, как воду из крана. Деньги улетучиваются от мота, словно он пропасть, помойная яма, прорубь. Кто разбазаривает деньги, не считая, тому богатым не бывать. Поток богатства пересыхает в песках мотовства.

     В контексте мотовства в народе говорят: «И велика была мошна, да вся изошла», «На помойную яму не напасёшься хламу», «Всё в тартарары провалилось», «Всё пошло на ветер», «В руках было, да по пальцам сплыло», «Отец накопил, а сын раструсил».

     Наихудший вид мотовства – это потратить свою жизнь на пустое бесцельное времяпрепровождение в режиме «выпить, закуснуть, трахнуть девку и уснуть». Мотовство времени своей жизни – наихудшее из зол. Лучше быть расточительным в части денег, но только не мотом – прожигателем времени своей жизни.

Мой день прошёл в тоске и маете.
Я горевал в вечерней темноте
О том, что жизнь, мгновенье за мгновеньем,
Я промотал в никчёмной суете…

      Человек, обладая какими-то ресурсами, например, богатством, безумно тратит его на кутежи, развлечения и роскошную жизнь. Таких людей в народе называют «прожигателями жизни». Одним из самых знаменитых расточителей был Лукулл (106 – 56 гг. до н.э). Его пиры стали нарицательным названием расточительства, транжирства и мотовства. Настоящая симфония чревоугодия. Описание блюд можно читать только на сытый желудок: павлиньи яйца, фаршированные жареными бекасами, карты стран из фарша, кабаны фаршированные сосисками, орехами, птицами, фруктами, а из свиной груди льётся вино, из других частей туши вылетают птицы и высыпаются драгоценности для гостей.

     Есть три тысячи раз проверенных способов промотать деньги: женщины, азартные игры и алкоголь.

    Аристотель пишет: «Мы зовём мотами невоздержных и тратящих [имущество] на распущенную [жизнь]. Недаром они признаются самыми дурными людьми, они ведь соединяют в себе много пороков. Имя же им дают неподходящее, потому что «быть мотом» — значит иметь один какой-то порок, а именно уничтожать своё состояние, в самом деле, мот гибнет по собственной вине, а своего рода гибелью его кажется уничтожение состояния, ибо [как мот] он живёт, [уничтожая состояние]. В таком смысле мы и понимаем мотовство».

    Было бы глупостью предполагать, что мот проматывает свои деньги абсолютно бездумно. Интересно, есть ли у него какие-то объяснения своему мотовству?

    Думает и советует он примерно так: все деньги нужно потратить при жизни. Нужно наслаждаться жизнью. Не надо держать деньги для тех, кто, может быть, понятия не имеет о том, чем вы пожертвовали для этого. Нет ничего худшего, чем оставить эти деньги зятю, дочери или родственнику с большими планами на капитал, который вы скопили.

      Перестаньте беспокоиться по поводу финансовой ситуации ваших детей или внуков, не стыдитесь тратить свои деньги на себя! Вы поддерживали детей долгие годы, научили их многому и давали им приют. Теперь наступила их очередь начать зарабатывать самим.

      В то же время не нужно впадать в крайность — быть скаредным или тем более алчным. Алчность, как и все качества, имеет свою противоположность – мотовство. Мот для наследников — ненавистный скряга. На шкале Алчность – Мотовство уютно расположились промежуточные по отношению к ним качества личности: скупость, жадность, скаредность, бережливость, расчётливость и щедрость. Разница между ними в накале страстей и в стиле по отношению к добыванию и трате денег.

    Рачительность вне щедрости приводит к скупости и жадности, а щедрость без рачительности – к расточительству и мотовству.  Скаредность – одна из форм щедрости: человек отказывает себе во всём, чтобы накопленное им богатство досталось едва знакомым ему наследникам.

       В контексте этой мысли есть интересная притча.

      Скаредный человек в своих странствиях повстречал суфия, и пошли они вместе. Чтобы скоротать путь-дорогу, скаредный разговорился. Он рассказывал суфию, как зарабатывает деньги торговлей, как бережёт каждую мелкую монету, какие несметные богатства он скопил за прожитую жизнь и как терпеть не может родичей, завидующих его достатку. — Только подумай: ведь они все лентяи! — взволнованно говорил скаредный. — Нищие голодранцы! А меня за бережливость считают воплощением скаредности! — Они не правы, — серьёзно ответил суфий, — более щедрого человека я не встречал в своей жизни! — Правда? — удивлённо и недоверчиво спросил скряга. — Правда. Ведь ты только мнишь себя бережливым. На самом деле щедрость твоя безгранична. Ибо близится день, когда ты раздашь всё своё богатство наследникам: и тем, которых любишь, и даже тем, которых терпеть не можешь.

   Когда у художника Поля Сезанна водились денежки, он считал необходимым спустить их до отхода ко сну. Эмиль Золя называл его мотом и транжиром и частенько упрекал за это, на что Сезанн обычно отвечал: — Чёрт возьми, ты, что же, хочешь, чтобы, если я умру сегодня ночью, мои родители получили наследство?

    Скряжничество – это жизнь за гранью бережливости, это когда лучше расстаться со своей почкой, чем поделиться с ближним деньгами или своим имуществом. Разве не безумие голодать, терпеть дискомфорт из-за старой, плохой одежды, недосыпать, чтобы стеречь чужое? С собой деньги и материальные ценности не заберешь. Всё, что он уберег от трат, достанется каким-то дальним родственникам или государству. Наследники могут в миг промотать с таким трудом сбереженное наследство.

     Эти слова подтверждаются жизнью Хетти Грин – Рокфеллера в юбке, самой богатой женщины XIX века и при этом неимоверной скряги. Ей бы жить в роскоши, наслаждаться жизнью, но не тут- то было.

   Аркадий Вяткин рассказывает: — Скряжничество заставило богачку одевать всегда одно и то же изрядно поношенное черное платье, от которого дурно пахло, поскольку она не тратилась на стирку, питалась только дешевыми пирожками, которые покупала на улице, и в целях экономии не пользовалась горячей водой. Будучи важной персоной в сфере бизнеса, она могла позволить себе личный кабинет, но организовала рабочее место прямо в вестибюле банка, среди разных коробок с бумагами, и все для того, чтобы не платить за аренду. Владея целыми кварталами в Чикаго, она предпочитала жить в номерах дешёвых мотелей, чтобы за ней не могли уследить налоговые органы. Несмотря на богатство, она сама стирала своё белье, не пользуясь услугами прачки. А когда ее одиннадцатилетний сын сломал ногу, она старательно загримировалась, чтобы её не могли узнать, и привела сына в общественную больницу. Но её всё равно узнали, и тогда Хетти просто отказалась платить за лечение, утверждая, что у него и так всё пройдет. В результате у мальчика развилась гангрена, и ему отрезали ногу.

    А когда у неё самой врачи определили грыжу и предложили операцию, стоившую 150 долларов, то она категорически отказалась. Надо признать, что её состояние к тому времени насчитывало уже более 2 миллиардов долларов. Знаменитая скряга умерла в возрасте 81 года от инфаркта, когда она торговалась за копейки, переплаченные ею за молоко. После этого сын и дочь Хетти, намучавшись с чрезвычайно скупой матерью, пустились во все тяжкие и уже через несколько лет промотали всё её состояние. Имя Хетти Грин сегодня записано в Книге рекордов Гиннесса как самой величайшей скряги всех времен и народов.

    Какая социальная среда генерирует мотов? Кто больше подвержен мотовству – бедные или богатые? Этот вопрос интересовал Артура Шопенгауэра.

      Можно сказать, что по общему правилу люди, испытавшие истинную нужду, боятся ее несравненно меньше и поэтому более склонны к расточительности, чем те, кто знаком с нуждой лишь понаслышке. К первой категории принадлежат люди, благодаря какой-либо удаче или особым талантам быстро перешедшие из бедности к богатству; ко второй – те, кто родился состоятельным и остался таким. Обычно эти последние больше заботятся о своём будущем и потому экономнее первых.

         Это наводит на мысль, что нужда не так уж тяжела, как она издали кажется. Однако, вероятнее, что истинная причина здесь другая: тому, кто вырос в богатстве, оно представляется чем-то необходимым, предпосылкой единственно возможной жизни – так же, как воздух; поэтому он заботится о богатстве не меньше, чем о своей жизни, а следовательно, окажется, вероятно, аккуратным, осторожным и бережливым.

    Напротив, для человека, выросшего в бедности, она кажется естественным состоянием, а свалившееся ему каким-либо путем богатство – излишком, годным лишь для наслаждений и мотовства; исчезло оно – человек обойдётся и без него, как обходился раньше, да к тому же спадёт с плеч лишняя забота. Здесь уместно вспомнить слова Шекспира: «Должна оправдываться поговорка, что сев верхом, коня загонит нищий».

      К этому надо прибавить, что долго жившие в нужде люди питают чрезмерное доверие отчасти к судьбе, отчасти к собственным силам, помогшим им уже раз выбраться из бедности; они верят в это не столько разумом, сколько душою, и поэтому не считают, подобно родившимся в богатстве, нужду какою-то бездонною пропастью, а полагают, что стоит лишь толкнуться о дно, чтобы снова выбраться наверх.

        Этой оригинальной чертой объясняется, почему женщины, выросшие в бедности, становятся, после замужества часто расточительнее, чем те, которые принесли богатое приданое: обычно богатые девушки бывают снабжены не только деньгами, но и унаследованною склонностью к сохранению богатства. «Богатая женщина, привыкшая распоряжаться деньгами, тратит их разумно; той же, которая впервые получает в руки деньги лишь после замужества, так нравится тратить их, что она способна промотать всё» (С. Босуэлл. Жизнь Джонсона). Поэтому тому, кто женится на бесприданнице, нужно завещать в её распоряжение не капитал, а лишь доходы с него, а в особенности следить, чтобы состояние детей не попало в её руки.

Петр Ковалев
Другие статьи автора: https://podskazki.info/karta-statej/

(Просмотров 194 всего, 1 сегодня)

Яндекс.Метрика