RSS Feed

Бюрократизм

25.08.2013 by petr8512

Бюрократ – это человек, наделённый даром непонимания. 

Жорж Элгози

Значимость на лице чиновника обратно пропорциональна незначительности решаемого вопроса. 

Михаил Мамчич

Если есть способ отложить принятие важного решения, настоящий чиновник всегда им воспользуется. 

 (Пятый закон Паркинсона)

      Бюрократизм как качество личности –  склонность казенно-равнодушно, с недоверием относиться к людям, нарочито формально, в ущерб делу исполнять свои обязанности.

        Бюрократы существовали во все времена и во всех странах, о чем свидетельствует нижеследующая страница истории. Когда полководец Эпаминонд вернулся с победой из Лаконики, его вызвали в суд и предъявили обвинение в том, что он на 4 месяца дольше предписанного занимал должность беотарха – главнокомандующего, причиной чему явился победоносный поход. Перед судьями Эпаминонд сказал: – Моя речь уступает моим делам. Если вы решите предать меня казни, то я прошу на могильной плите начертать такие слова: «Знайте, эллины, что Эпаминонд против воли фиванцев разгромил Спарту, которая на протяжении 500 лет была непобедимой. Он восстановил Мессену, которую никто не отстраивал 230 лет. Он же освободил эллинов от  порабощения и дал им независимость. И все эти деяния он осмелился совершить в одном походе, в чем и заключалась его вина». Выслушав речь обвиняемого, смущенные судьи разошлись, даже не притронувшись к камешкам для голосования.

        Бюрократизм как качество личности проявляется в людях, склонных к черствости в межличностных отношениях, не способных на сострадание и сочувствие. Для бюрократа чужая боль – не боль, чужая удача и радость – не радость. Один профессор рассказывал: «На лекциях я иногда умышленно допускаю ошибку. Например, говорю: «Мне с детства очень нравится рассказ А. П. Чехова «Челкаш». Я знаю почти все, что написал Антон Павлович, но с этой вещью ничто несравнимо». И далее делаю вид, будто собираюсь объяснить, почему этот рассказ мне нравится. Но в объяснения пускаться не дают: в любой аудитории находится несколько слушателей, которые радостно (подчеркиваю, радостно) выкрикивают с мест: «Не Чехов, а Горький!» Большинство молчит по той причине, как выясняется впоследствии, что переживают за профессора, сочувствуют ему, испытывают неловкость за него. Есть такие, которые импульсивно, не успев даже подумать, исправляют ошибку вслух, как бы про себя, шепотом. Но некоторые выкрикивают громко, испытывая при этом какое-то болезненное удовлетворение от того, что уличили профессора в элементарной неграмотности».  Крикуны радуются, что посадили профессора «в лужу». Для них большое удовольствие доставить кому-то даже крохотную неприятность. Чем больше причиненное «добро», чем комичнее ситуация, тем больший кайф они испытывают.

     Этот пример красноречиво показывает, что такое качество личности как бюрократизм формируется на базе не всегда осознанных самим человеком и неявно выраженных садистских установок. Садист, с известной долей черного юмора, – это человек, которому не безразличны страдания жертвы. Бюрократ сродни садисту, для него организовать человеку хождение по мукам и посмотреть со стороны этот сериал «сантабелиберды» – большущее наслаждение: «Приходите на следующей неделе. Согласуйте там-то и с тем-то. Нужно предоставить следующий перечень справок, а после этого дождаться начальника и обсудить с ним этот вопрос».  Человек бегает за бесконечными справками из инстанции в инстанцию, а бюрократ сидит  – посмеивается. Скрытый, замаскированный садизм.

      В арсенале бюрократа множество шаблонных фраз, которыми он пользуется всякий раз, когда общается с посетителями: «Не положено!», «Это меня не касается», «Это не мои заботы», «Это не в моей компетенции». Если есть возможность скрыться в «своей хате», увильнуть в сторону, бюрократ немедленно ею воспользуется. Собственный покой для него превыше всего.

       Бюрократизм как качество личности – это, прежде всего, устойчивое безразличие к своему делу, к его назначению и последствиям для людей. Бюрократ выпячивает на первый план форму и выдаёт ее за содержание. Всё повернуто с ног на голову: формальность для него содержательна, а содержание – формально. Судьбоносные для страны или организации вопросы превращаются в формальные канцелярские будни. Для человека – скрепки главное – его должность, безопасность прозябания в своем кресле.

       Любопытно, что бюрократ считает свою должность своей собственностью. Не секрет, что в бюрократической среде у всякой должности есть своя цена. Чем выше цена, тем больше бюрократ гордится собой. Лоснясь от самодовольства, он заявляет: «Готов любому уступить свое кресло за двадцать миллионов долларов».

      Бюрократизм – это множитель бумаг. Бумага для бюрократизма одновременно и орудие, и средство труда, и мандат на спокойствие,  и «дымовая завеса» деятельности. Бюрократическая бумага пишется не для информирования читающего, а для защиты пишущего. Поэтому он превратил бесконечное умножение бумаг в часть своей натуры. С нескрываемой убежденностью он говорит: «Без бумажки ты – букашка, а с бумажкой – человек!» Обычный человек даже не подозревает, сколько функций может выполнять листок бумаги для бюрократа: защищать его от возможных негативных сценариев; оберегать его комфортное существование, спасать от необходимости заниматься делом, думать, решать; создавать видимость ответа на всякого рода запросы, хотя, что ни бумага, составленная бюрократом, то чистейшей воды отписка, не содержащая полезной информации.

       Бюрократизм – не шатун – одиночка, он стайное существо. Если бы в организации, чуждой крючкотворству и волокитству, случайно завелся один бюрократ, его сразу бы обнаружили и уволили. В аппарате крупных ведомств бюрократы образуют невидимый постороннему глазу и даже руководителю коллектива свой собственный механизм управления, тщательно ими маскируемый и охраняемый.

        Еще К. Маркс заметил, что бюрократы подменяют общие, государственные интересы частными, ведомственными, а порой и личными интересами.  «Бюрократия должна… защищать мнимую всеобщность особого интереса, корпоративный дух, чтобы спасти мнимую особенность всеобщего интереса, свой собственный дух».

       Бюрократизму как качеству личности абсолютно не характерна энергичность, инициативность, активность, деловитость и энтузиазм. Он и пальцем не пошевельнет, чтобы взять на себя ответственность. Бюрократ предпочтет обложиться бумагами, инструкциями, директивами и приказами, лишь бы покуражиться и поглумиться над «раскаленным добела» просителем.

       Владимир Маяковский писал: «Я волком бы выгрыз бюрократизм». Оказывается, не так это просто. Бюрократа и серебряная пуля не берет, и осиновый кол ему не страшен.  Живуч, чертяка. Сергей Михалков в контексте этого суждения пишет:

За Бюрократом Смерть пришла,
Полдня в приёмной прождала,
Полдня в приёмной просидела,
Полдня на очередь глядела,
Что всё росла,
А не редела…
И, не дождавшись… померла!
 
«Что-о? Бюрократ сильнее Смерти?»
Нет!
Но живучи всё же, черти!


Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru