Sign up with your email address to be the first to know about new products, VIP offers, blog features & more.

Нетерпимость к инакомыслию

By Posted on No tags 0

Скверная привычка утверждать, что другие мыслят

неправильно, а мы — правильно и что те, кто

придерживается иных с нами взглядов, — враги отечества.

Махатма Ганди

В плохие времена мыслящие оказываются инакомыслящими.

Вернер Мич

Я ничьих мнений не разделяю; я имею свои.

Иван Сергеевич Тургенев

    Нетерпимость к инакомыслию как качество личности – неспособность воспринимать разумом чужое мнение, испытывать отвращение  к мыслям, не укладывающимся в собственное миропонимание; нежелание проявлять уважительное и доброжелательное отношение  к иному мировоззрению,  убеждениям и верованиям других людей.

         Анекдот в контексте нетерпимости к инакомыслию.

       Нетерпимость — это когда друг другу говорят: — Я прав, а все, кто со мной не согласны — идиоты. Терпимость — это когда каждый думает про другого: — Хоть я и прав, но ты имеешь право на своё идиотское мнение.

         Нетерпимость человека к благостному инакомыслию красноречиво говорит о том, что он не понимает замысел Бога. Господь создал этот мир очень красочным и разнообразным. Каждой культуре Он дал своё специфическое духовное направление и свою веру. Все духовные культуры хороши и ведут к счастью. Главное, чтобы человек, развиваясь и совершенствуясь, шёл к Богу и совершенно не принципиально каким путём он к Нему идёт. Китайцы правильно говорят: «Пусть расцветают все цветы».

      Иными словами, главное, чтобы человек шёл к Богу, и несущественно, что он инакомыслящий. Истинно верующему человеку должно быть всё равно, каким путём другие люди идут к Богу. Бог – один, поэтому прекрасны все духовные традиции к Нему ведущие.

      Девиз гармоничной личности: — Если люди мыслят благостно, не мешай им верить и думать иначе!

     Истинная духовная традиция не является конкурентом или соперником другим религиям. Она хочет  мирно и дружелюбно  общаться с теми, кто также идёт к Абсолютной Истине. Вместо того, чтобы другие люди стали атеистами, наркоманами, пьяницами и развратниками, пусть лучше  другой дорогой, но всё равно идут к Богу. Поэтому истинно верующие люди не могут по определению быть нетерпимыми к благостному инакомыслию.

       Нетерпимость к инакомыслию не может стать качеством личности человека широких взглядов. Человек широких взглядов терпим к инакомыслию, восприимчив к принципиально новому знанию, прогрессивным воззрениям, плюрализму, новым идеям, он адаптивен и гибок. Ему чужда косность и закостенелость разума, боязнь перемен, демагогия и рутинность мысли. Он не будет цепляться к мелочам, несущественным просчетам. Одно из главных его достоинств – умение слушать и слышать. Отсутствие предвзятости и тенденциозности предоставляет человеку широких взглядов возможность воспринимать чужие мнения, то есть быть терпимым к инакомыслию.

     Зрелый, прогрессивный человек понимает, что нетерпимость к инакомыслию идёт от гордыни, эгоизма, ложных убеждений, верований и всяческих предрассудков.

      При этом важно понимать, что инакомыслие может находиться под влиянием трёх энергий: благости, страсти и невежества. Мировоззрение и поведение благостного человека кажется людям в невежестве крайне странным. Для них все благостные люди инакомыслящие, какие-то ненормальные.

     То есть, человеку, погрязшему в болоте невежества и деградации, кажется шизоидной и неприемлемой жизнь людей в благости и, наоборот, для благостных людей неприемлем образ жизни деградантов. Отсюда вырастает взаимная нетерпимость к мнениям и миропониманию друг друга.

   Поэтому не корректно приравнивать всякую нетерпимость к инакомыслию к проявлению слабости и ограниченности.

    Как, к примеру,  можно терпимо относиться к инакомыслию Гитлера? Послушаем фюрера:

    — Совести нет. Совесть придумали евреи.

    — Совесть – это еврейское изобретение.

    Нетерпимость к благостному инакомыслию – явный признак ограниченной, невежественной личности.

   Нетерпимость к инакомыслию  свидетельствует  о разбухшей гордыне и эгоизме, говорит о том, что человек  явно находится под влиянием энергии невежества и деградации.  Прекрасно и замечательно, когда человек твёрд и принципиален в отстаивании своей позиции, своих убеждений, когда ему чужд конформизм и нежелание активно слушать собеседника, когда его ум и разум не погрязли в эгоизме. Совсем другое дело, когда человек становится нетерпим к инакомыслию, невосприимчив к чужим мыслям и мнениям, когда он отрицает право других быть другими, когда его мышление становится узким, не гибким и не маневренным, подчиняясь лишь воле своего ложного эго.

    Человек, поражённый гордыней и эгоизмом, сам впадает в инакомыслие, то есть,  злобится на всякого, кто думает не так, как он. Эгоизм в связке с гордыней – пристань для нетерпимости ко всякому инакомыслию.

    К примеру, молодой человек только приступил к своему восхождению на научный Олимп. Он жадно впитывает новые знания, «грызёт гранит» науки, не щадя сил. Забывая о сне и еде, он всецело отдаётся бесконечному познанию.  С хвостом годов он «остепеняется», становится солидным, уважаемым человеком и не замечает, как попадает в плен гордыни.

     Гордыня проявляется наличием эгоизма в разуме. Эгоизм настолько пропитывает его разум, что он становится нетерпимым к любому инакомыслию. Он уже не способен слушать и слышать чужие мнения, идеи, взгляды.

     У эгоиста разум «китайской стеной» надёжно защищён от всякого инакомыслия. Доходит до того, что человек испытывает сильное отвращение к инакомыслию. У него реально появляется боль в разуме. В особо запущенных случаях такой псевдо учёный, находясь на лекции у своего коллеги, не выдерживает, вскакивает, что-то выкрикивает, начинает спорить, одним словом, срывает лекцию. Сильная гордыня не терпит инакомыслия, не желает слушать чужое мнение.

         Нетерпимым к инакомыслию может стать любой, кто думает, что все остальные должны думать так, как он. Никакого инакомыслия. Как я думаю, так должен думать любой житель планеты. Все, кто думают иначе, или фанатики, или дураки. Думающие, как я – это хорошие люди. Все инакомыслящие, либо мои враги, либо просто заблуждающиеся.

    У терпимости к инакомыслию должны быть границы.

    Нетерпимость к инакомыслию допустима, когда инакомыслие вступает в антагонизм с Богом.

    Преступление — терпеть инакомыслие, призывающее к террору, расчеловечиванию и деградации личности.

      Бесчеловечное, богонеугодное инакомыслие – нетерпимо. Потакать и попустительствовать ему – значит самому стать  безнравственным человеком.

     Академик Андрей Сахаров совершенно прав, утверждая: «Никто не может быть подвергнут уголовному наказанию за действия, связанные с убеждениями, если в них нет насилия, призывов к насилию, иного ущемления прав других людей или государственной измены».

     Всякое инакомыслие имеет право на существование, если оно не угрожает жизни и свободе других людей.

      Великий Иммануил Кант писал: «Свобода размахивать руками заканчивается у кончика носа другого человека“.

    Инакомыслие нужно отправлять на помойку, если оно подрывает нравственные устои народа, унижает его веру и культуру.

       История подтверждает, что самыми нетерпимыми к инакомыслию обычно становятся бывшие инакомыслящие.

    Великие французские просветители боролись за терпимость к инакомыслию, но французская революция, выросшая из жажды свободы, была в высшей степени нетерпима к инакомыслящим. Большевики, хоть это и таит история, в сравнении со своими французскими коллегами до многого не додумались. Для проявления своей нетерпимости к инакомыслящим большевикам иногда требовались месяцы и годы.

     Французская революция сразу забыла заветы Дидро, Руссо, Вольтера и Монтескье,  утратив малейшую терпимость ко всему инородному и другому. Террор был жутким. А. Бушков в книге «Сталин. Красный монарх» пишет: «Юношей-дворян раздевали, связывали лицом к лицу с голыми девушками того же сословия и, рубанув саблей по голове, бросали в воду. Это называлось «революционный брак». Бойцы элитного батальона имени Марата начинали день с того, что выпивали стакан крови. Действовала мастерская по изготовлению разной галантереи из кожи казненных. Вандейцы, в свою очередь, набивали в глотку пленным порох и поджигали. Террор продолжался в согласии с «Законом о подозрительных», по которому смерти заслуживал каждый, кто «распространял ложные известия», «препятствовал просвещению народа», «портил нравы», «развращал общественное сознание». Под такое можно подвести любого, благо улик не требуется, достаточно загадочных «моральных доказательств». Свидетели, присяжные, адвокаты – ничего этого в новом суде не полагается».

Петр Ковалев  

Другие статьи автора: https://podskazki.info/karta-statej/

Яндекс.Метрика