RSS Feed

Зарвавшийся человек

Просмотров: 38

04.02.2017 by petr8512

Всякий зарвавшийся умник, который переоценивает себя и недооценивает

 других, рано или поздно будет поставлен на место ещё большим умником.      

Джулиана Вильсон

Одни зажрались, другие зарвались, а нам платить по счетам.

Питер Розенблат

– Всякому товару цена есть. Я хоть молод, а не зарвусь, лишнего не передам.

– (Вожеватов) А.Н. Островский «Бесприданница»

Приходили в острог такие, которые уже слишком зарвались,

 слишком выскочили из мерки на воле.

Ф.М. Достоевский

 

  Зарвавшийся человек как качество личности – склонность заходить в чём-либо слишком далеко, переоценив свои силы, возможности, права;  увлекаться через меру, браться за непосильную задачу и обнаружить свою неспособность ее выполнить; игнорировать риски, борзеть, вести себя нагло.

  Зарвавшийся человек тот, кто неадекватно оценивает свои права, силы и возможности, тот, кто игнорирует невидимую руку нашей жизни – риски, тот, кто обнаглел и оборзел, у кого от излишней притязательности и чрезмерной амбициозности сорвало «крышу», тот, кто начинает чувствовать себя хозяином положения, хотя это далеко не так, ибо он занимает не своё место.

     Словом, имя зарвавшемуся человеку – неадекватная самооценка, чрезмерная рискованность и борзость.

     В «славные» девяностые годы зарвавшиеся «бизнесмены», открыв несчастный ларёк в каком-нибудь переходе, бежали в банк за кредитом, чтобы купить машину, на которой даже американские миллиардеры не ездят. Считают, что дорого. Зарвавшиеся сопляки бизнеса, полностью забыв о рисках, влезали в кредитное ярмо, а когда рынок начал показывать им свою кризисную изнанку, оказались абсолютно неплатёжеспособными и пополнили армию бомжей.

    Если во время не остановить зарвавшегося человека, он натворит много бед, как для других, так и для себя. Он может зарваться в карточной игре, в  игре на бирже, в казино.

     На рассвете из казино выходят два мужика: один абсолютно голый, а второй в трусах. Голый говорит: – Вот за что я тебя ценю и уважаю так за то, что ты никогда не зарываешься.

      Один мой знакомый довольно прилично играл на бирже. До поры до времени ему везло, он жил припеваючи, имея в активе около пяти миллионов долларов. И тут началась коррекция на бирже. А он ещё играл с плечом один к шести. Прозевав коррекцию, он оказался без копейки денег. Не пережив этого жуткого краха, взял да и повесился.  Это красноречивый пример, как можно зарваться в игре на бирже.

     Зачастую зарвавшийся человек попросту не замечает, как его власть над людьми уже перешла в насилие. Это характерно для зарвавшихся начальников.

     Слово зарваться стало широко распространяться в литературном языке лишь около середины XIX в. Например, у А. А. Соколова в «Тайне»: «Без расчета в коммерции зарваться можно». У П. Д. Боборыкина в романе «Василий Теркин»: «Начали доходить до него слухи, что Усатин зарывается… Предсказывали крах»; «Может быть, Усатин и зарвался, только скорее он в трубу вылетит, чем изменит своим правилам». У него же в повести «Поумнел»: «Он почувствовал, что зарвался, показав свои карты слишком скоро».

    У П. М. Ковалевского в мемуарных очерках «Встречи на жизненном пути»: «Е. П. кидается в погоню за своим призраком горячо, нерасчетливо, как кидался на все, начиная с карт, зарываясь, и, наконец, зарвался».

     Очень часто люди зарываются в карточной игре. У А. Ф. Писемского в повести «Тюфяк»: «Приезжайте сегодня, мы вас ждем — вы вчера зарвались, нужно же было понадеяться на шельму валета». У Л. Толстого в романе «Война и мир»: «Однако ты не зарывайся», сказал Долохов, мельком взглянув на Ростова, и продолжал метать». У В. Гиляровского в очерках «Люди театра»: «Я сразу зарвался, ставлю крупно, а карта за картой все подряд биты».

     С азартной игрой в  60—70-х годах XIX в. легко ассоциировалось представление о биржевой игре и промышленных спекуляциях капиталистов. Ср. у А. С. Суворина (Незнакомца) в очерках «На бирже и у господ плутократов»: «Вся игра состоит в этом. Г. Кроненберг и г. Блиох зарвались при подписке на акции на значительные суммы». Понятно, что на фоне такого употребления в последней четверти XIX в. легко могло сложиться и общее переносное значение `перейти всякую меру’. Например, у Н. Н. Златовратского: «Все это натуры крупного калибра, натуры ”зарвавшихся“». У Л. Меньшина («В мире отверженных»): «Он проявил вдруг совершенно новую, скрытую раньше черту своего характера, чисто русскую черту — способность зарываться».

    У Сергея Михалкова есть басня «Зарвавшийся петух»:

Увидев Коршуна, что над деревней плыл
И на цыплят напасть намеревался,
Охотник хищника убил.
Разбойник как упал, так и лежать остался
Но долго над землёй ещё кружился пух…
Тогда из-под кустов и вылез наш Петух
Недвижим тот лежит, кого он так боялся!
Бессилен острый клюв, и хищный взор потух.
Воинственный проснулся в Петьке дух!
Издав победный клич, он чуть не надорвался —
Налился кровью Петькин гребешок:
«Эй, птицы, все сюда!» Вот прилетели птицы.
Что видят? Коршуна у петушиных ног!
«Ну, дипломат! Ну, Плимутрок!
И кто б подумать только мог?!»
А наш крикун всё пуще петушится
И победителем глядит на всех вокруг.
Но тут какой-то друг
Перевернул убитого на спину
И из-под перьев выклевал дробину,
А там ещё одну. И… всё открылось вдруг!

К иному приглядишься человеку —
Точь-в-точь как тот Петух, кричит он «кукареку».


Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru